СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


4. Рассмотрев базисные вопросы оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам


4. Рассмотрев базисные вопросы оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, можно перейти к анализу недавно вошедшего в отечественное арбитражное процессуальное законодательство производства по пересмотру судебных актов по новым обстоятельствам.

Вероятно, покажется странным проводимое здесь разграничение названных двух производств в то время, как в действующем законодательстве они регулируются одними и теми же нормами гл. 42 ГПК РФ и гл. 37 АПК РФ. Однако этому имеется объяснение. Но, прежде чем переходить к разбору изобретенной отечественными "умельцами" процедуры, важно выявить первопричины, приведшие к этому, главная из которых - стремление обосновать допустимость судебного правотворчества.

Еще в конце XIX в. Н.М. Коркунов писал: "Нет ни одного государства, где бы законодательство, исполнение, суд были строго обособлены друг от друга. И в тех государствах, конституции которых провозглашают безусловное разделение властей, на деле оно не могло осуществиться. Исполнительная власть везде не только исполняет законы, но и сама установляет общие правила, не исключая юридических норм, осуществляет и некоторые судебные функции. Законодательные учреждения издают не одни законы в материальном смысле, а также и административные распоряжения, только облеченные в форму законодательных актов, и, кроме того, пользуются всегда и некоторой долей судебной власти. Все это находится в прямом противоречии с принципом обособления трех властей" 1 . По мнению ученого, принцип разделения и взаимного сдерживания властей мог быть осуществлен иным образом - путем разграничения функций. Н.М. Коркунов считал, что одна и та же функция может быть осуществима несколькими органами и, соответственно, один и тот же орган может выполнять несколько функций, но в различном порядке 2 .

--------------------------------

1 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. 9-е изд. СПб., 1914. С. 280.

2 Там же. С. 278.

Именно такая конструкция государственного устройства, по сути, используется в России: исполнительная власть обладает полномочиями по принятию нормативных правовых актов, рассмотрению и разрешению дел, отнесенных к ее компетенции (административное производство); судебная власть участвует в законодательном процессе, например, выступая с законодательными инициативами; законодательная власть утверждает бюджет и т.п.

В связи с этим вряд ли должно вызывать серьезные возражения то, что разъяснения высших судебных органов, даваемые в различной форме, нередко содержат не только то или иное толкование правовым нормам в случае противоречивости или неясности закона, но и "закрывают" различного рода лакуны в законодательстве, наполняют смыслом оценочные понятия и т.д., то есть представляют собой по сути правотворческие акты. Учитывая, что в силу ч. 5 ст. 19 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" обязанностью ВС РФ является решение вопросов судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации, думается, можно признать, что правотворческая функция должна быть реализуема ВС РФ в рамках, необходимых для решения возложенных на судебные органы задач.

Надо отметить, что в свое время КС РФ, рассматривая дело о соответствии Конституции РФ ч. 4 ст. 170, п. 1 ст. 311 и ч. 2 ст. 312 АПК РФ, как подчеркивает В.Д. Зорькин, решил поддержать ВАС РФ "в его стремлении усилить влияние своей судебной практики на российскую правовую систему" 1 . Вынесенное по данному делу Постановление КС РФ от 21 января 2010 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 170, пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества "Производственное объединение "Берег", открытых акционерных обществ "Карболит", "Завод " Микропровод" и "Научно-производственное предприятие "Респиратор" (далее - Постановление КС РФ N 1-П/2010) не может быть обойдено вниманием в рамках настоящей работы.

--------------------------------

1 URL: http://www.ksrf.ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=48.

Положения п. 1 ст. 311 и ч. 2 ст. 312 АПК РФ 1 были применены арбитражными судами в делах заявителей 2 в истолковании, данном в п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 (в редакции Постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г. N 14).

--------------------------------

1 Исходя из целей настоящего очерка здесь и далее речь идет только о положениях п. 1 ст. 311 и ч. 2 ст. 312 АПК РФ. Как указывалось, на рассмотрение КС РФ был также вынесен вопрос о конституционности ч. 4 ст. 170 АПК РФ, которая предусматривает право арбитражного суда при вынесении решения ссылаться в качестве дополнительного обоснования на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики. КС РФ признал, что само по себе положение ч. 4 ст. 170 АПК РФ не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права и свободы, и прекратил производство по делу в этой части.

2 Здесь и далее под заявителями понимаются лица, обратившиеся с соответствующими жалобами в КС РФ: ЗАО "Производственное объединение "Берег", ОАО "Карболит", "Завод "Микропровод" и "Научно-производственное предприятие "Респиратор".

В абзаце 1 п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 (введенном Постановлением Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г. N 14) разъяснялось, что в соответствии с п. 1 ст. 311 АПК РФ может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена в Постановлении Пленума или Президиума ВАС РФ, в том числе принятом по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора. Иными словами, ВАС РФ вывел новое правило: в тех случаях, когда заявитель обжалует судебный акт в порядке надзора, обжалуемый судебный акт может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, если после принятия обжалуемого судебного акта ВАС РФ сформулировал новую правовую позицию в отношении законодательства, на котором основан этот обжалуемый акт. Причем согласно абз. 4 п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 в тех случаях, когда заявитель утратил возможность обжалования судебного акта в порядке надзора, формирование ВАС РФ новой правовой позиции в любом случае не могло стать основанием для пересмотра дела.

В абзаце 2 п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 указывалось: установив факт формирования ВАС РФ новой правовой позиции при рассмотрении заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, коллегия судей ВАС РФ в соответствии с ч. 8 ст. 299 АПК РФ выносит определение об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ, в котором указывает на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. В этом же абзаце п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 подчеркивалось, что срок на подачу заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам ( ч. 1 ст. 312 АПК РФ) в данном случае начинает течь с момента получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ 1 .

--------------------------------

1 Кроме того, в абз. 3 п. 5.1 Постановления N 17/2007 устанавливалось, что при обжаловании в апелляционном или кассационном порядке судебного акта, основанного на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена ВАС РФ, суд апелляционной или кассационной инстанции учитывает правовую позицию ВАС РФ при оценке наличия оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.

Оспаривая конституционность п. 1 ст. 311 и ч. 1 ст. 312 АПК РФ в их истолковании, которое было дано ВАС РФ в п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007, заявители ссылались:

- на неправомерное расширение перечня законных оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам;

- изменение тем самым процедур пересмотра вступивших в законную силу судебных актов;

- введение иного порядка исчисления срока обращения в арбитражный суд с заявлением о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, чем предусмотренный федеральным законом (три месяца со дня обнаружения таких обстоятельств), при том что установить момент получения копии определения об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ, как правило, затруднительно.

Следует отметить, что еще до рассмотрения данного дела КС РФ придерживался позиции о допустимости расширения перечня оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам - перечня, который по смыслу закона является закрытым, - и признавал такой пересмотр дополнительным производством, в рамках которого должна быть исправлена судебная ошибка (что, как указывалось, противоречит сути этого пересмотра). Так, в Определении КС РФ от 8 февраля 2001 г. N 36-О говорилось: "...право на судебную защиту предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что это решение не может быть пересмотрено в обычной процедуре. Пересмотр такого судебного решения возможен в дополнительном производстве - по вновь открывшимся обстоятельствам, что позволяет устранить допущенные судебные ошибки, которые не были или не могли быть выявлены ранее и в результате которых нарушенные права и законные интересы граждан и организаций не были защищены" 1 . Таким образом, следует согласиться с тем, что ранее КС РФ фактически сформулировал еще одно основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам - исправление судебной ошибки в случае невозможности исправления ее в ином порядке 2 (вероятно, именно эта позиция и стала базисом для формирования Пленумом ВАС РФ еще одного основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, о чем говорилось в конце ч. 3 настоящего очерка).

--------------------------------

1 Пункт 2 Определения КС РФ "ПО жалобе акционерной компании " Алроса" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 333 Гражданского процессуального кодекса РСФСР".

2 Об этом говорит Е.А. Соломеина ( Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Нечаева (рук. авт. кол. и науч. ред. В.В. Ярков). М., 2008. С. 838 (автор комментария - Е.А. Соломеина)). Она также отмечает, что ВС РФ последовал данным разъяснениям и в Определении от 14 июля 2004 г. указал, что "судебная ошибка подлежит устранению применительно к вновь открывшимся обстоятельствам посредством отмены Определения Президиума Верховного Суда Российской Федерации".

Решение КС РФ по настоящему делу было вполне предсказуемым. В Постановлении КС РФ N 1-П/2010 было признано право ВАС РФ давать на основе обобщения судебной практики абстрактное толкование применяемых арбитражными судами норм права и формировать соответствующие позиции; отрицание этого права, подчеркнул КС РФ, означало бы умаление конституционных функций ВАС РФ и предназначения ВАС РФ как высшего суда в системе арбитражных судов. Механизм пересмотра, введенный п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007, КС РФ счел повышающим эффективность института пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, и освобождающим Президиум ВАС РФ от рассмотрения дел, разрешение которых должно быть основано на уже выработанной ВАС РФ позиции. Кроме того, по мнению КС РФ, предлагаемый механизм расширяет для лиц, участвующих в деле, возможность, обращаясь к данному ВАС РФ толкованию норм права, добиться защиты своего права или законного интереса в других арбитражных судах ( п. 3.2 Постановления КС РФ N 1-П/2010). С учетом изложенного КС РФ сделал вывод о том, что в п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 была "по сути дополнительно разъяснена нормативно-правовая основа практики пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в системе арбитражных судов" ( п. 3.4 Постановления КС РФ N 1-П/2010) и "дано более широкое толкование этих положений, которое продиктовано актуальными потребностями арбитражного судопроизводства" ( п. 7 Постановления КС РФ N 1-П/2010).

Вместе с тем позиция КС РФ, заложенная в Постановлении КС РФ N 1-П/2010, разделялась не всеми судьями КС РФ. В Особом мнении судьи КС РФ Г.А. Жилина к Постановлению КС РФ N 1-П/2010, в котором судья указывал на то, что проголосовал против Постановления ввиду несогласия со значительной частью мотивов принятого решения, а также с основными выводами резолютивной части (далее - Особое мнение Г.А. Жилина), отмечается, что "в результате неадекватного воле законодателя толкования" Пленумом ВАС РФ был введен особый, не предусмотренный законом процессуальный механизм пересмотра вступивших в законную силу судебных актов. Этот механизм, подчеркнул Г.А. Жилин, является дополнительным, сочетающим в себе элементы надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку: 1) на первоначальном этапе обязательно обращение заинтересованного лица с надзорной жалобой; 2) коллегией судей ВАС РФ принимается определение, не предусмотренное законом для надзорного производства; 3) в роли вновь открывшегося обстоятельства выступает это специальное определение ( само по себе наличие постановления Пленума или Президиума ВАС РФ не признается в данном механизме вновь открывшимся обстоятельством). Между тем, как обоснованно отметил правовед, "суд, какое бы высокое положение он ни занимал в судебной системе Российской Федерации... не вправе произвольно выбирать для себя порядок судопроизводства, а обязан действовать по правилам процедуры, установленной законодательством для данного вида судопроизводства" ( п. 3 Особого мнения Г.А. Жилина).

Важен и еще один аргумент, приводимый в п. 3 Особого мнения Г.А. Жилина. Правовые позиции, сформулированные ВАС РФ, приобретают нормативное значение в соответствии с конституционными полномочиями ВАС РФ ( ст. 127 Конституции РФ, ст. 13 и 15 ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации"), поэтому арбитражные суды обязаны учитывать эти позиции в своей практике. В связи с этим Г.А. Жилин подчеркивает: "Отказ суда следовать этим правовым позициям при разрешении аналогичной фактической ситуации нарушает единство судебной практики (выделено мной. - М.Р.) и является основанием для отмены судебного акта во всех процедурах обжалования в связи с неправильным применением норм права ( статьи 270, 288, 304 АПК РФ)". Таким образом, уклонение суда от следования правовой позиции ВАС РФ должно устанавливаться в рамках проверочной процедуры, имеющей целью выявление судебной ошибки (см. об этом ч. 1 настоящего очерка), но не в рамках производства по пересмотру вновь открывшихся обстоятельств, основанием которого, как неоднократно отмечал КС РФ, является не судебная ошибка, а открытие после вступления в законную силу обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, которые на были известны суду и заявителю при принятии этого судебного акта 1 . Изложенное позволило Г.А. Жилину сделать вывод о том, что п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 был установлен противоречащий закону "процессуальный механизм, предназначенный для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, правильность которых ранее, как правило, уже была проверена в процедурах апелляционного и кассационного обжалования" (п. 3 Особого мнения Г.А. Жилина).

--------------------------------

1 В Определениях КС РФ от 12 мая 2006 г. N 135-О, от 25 января 2007 г. N 41-О-О, от 17 июля 2007 г. N 567-О-О, от 18 декабря 2007 г. N 849-О-О, от 21 октября 2008 г. N 719-О-О и др.

Возражая против предлагаемой в п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 "интенсификации процедуры надзора" 1 , Г.А. Жилин отмечает, что этот порядок был введен ВАС РФ с вполне определенной целью - "снизить нагрузку на свой Президиум, передав часть его надзорных полномочий нижестоящим судам и обязав их исправлять собственные правоприменительные ошибки" ( п. 5 Особого мнения Г.А. Жилина). Правовед пишет о том, что в итоге осуществлена подмена суда надзорной инстанции, каковым является Президиум ВАС РФ, иным - нижестоящим - арбитражным судом, который будет осуществлять пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам 2 , и обоснованно заключает, что КС РФ в данном случае "отступил от своих прежних правовых позиций о безусловной защите права каждого на рассмотрение его дела судом и судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, признав возможным осуществлять судебную процедуру с нарушением принципа законного суда" (п. 4 Особого мнения Г.А. Жилина).

--------------------------------

1 В отзыве ВАС РФ (письмо ВАС РФ от 18 мая 2009 г. N ВАС-СО4/УЗ-871) введение этого механизма объяснялось ограниченными возможностями Президиума ВАС РФ по осуществлению отмены обжалованных в порядке надзора судебных актов, когда они основаны на положениях законодательства, практика применения которых была впоследствии определена или изменена ВАС РФ.

2 Г.А. Жилин обосновывает свою позицию и ссылками на прецедентную практику ЕСПЧ: "Во многих своих решениях Европейский суд по правам человека указывает и на неприемлемость замены одного вида пересмотра окончательного судебного акта другим (Постановления от 18 января 2007 г. по делу "Булгакова против Российской Федерации", от 19 июня 2008 г. по делу "Ерогова против Российской Федерации" , от 15 октября 2009 г. по делу "Гончарова и другие против Российской Федерации", от 26 ноября 2009 г. по делу "Боцкалев, Ростовцева и другие против Российской Федерации" и др.). Во всех подобных случаях он признал недопустимой в силу требований Конвенции о защите прав человека и основных свобод подмену процедуры обжалования процедурой пересмотра окончательных судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" ( п. 6 Особого мнения Г.А. Жилина).

Позиция Г.А. Жилина, изложенная в Особом мнении, заслуживает безусловной поддержки. А в завершение данной части настоящего очерка следует отразить еще одно заключение, содержащееся в Особом мнении Г.А. Жилина. Указывая на то, что КС РФ признал положения п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 17/2007 не противоречащими Конституции РФ постольку, поскольку по конституционно-правовому смыслу их содержания они допускают пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам лишь при соблюдении ряда ограничительных условий, перечисленных в п. 1 резолютивной части Постановления КС РФ N 1-П/2010 1 , правовед сделал следующий вывод: "...в таком усеченном виде введенный Пленумом... особый порядок судопроизводства не способен обеспечить реализацию цели, ради которой он создавался именно как симбиоз надзорного пересмотра и пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Соответственно, сохранять его на будущее, даже если абстрагироваться от не устранимого любым ограничительным толкованием несоответствия в своей основе данного процессуального механизма толкованиям Конституции Российской Федерации, вряд ли имеет какой-либо практический смысл" ( п. 5 Особого мнения Г.А. Жилина).

--------------------------------

1 В пункте 1 резолютивной части Постановления КС РФ N 1-П/2010 критикуемые положения признаются не противоречащими Конституции РФ постольку, поскольку они: 1) не предполагают придание обратной силы правовым позициям, выраженным в соответствующем постановлении Пленума или Президиума ВАС РФ без учета характера спорных правоотношений и установленных для этих случаев конституционных рамок действия правовых норм с обратной силой; 2) допускают пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума или Президиума ВАС РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами; 3) не предполагают, что наличие в определении коллегии судей ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС указания на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам выступает в качестве обязательного требования такого пересмотра; 4) не исключают возможность непосредственного обращения заинтересованного лица с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, в арбитражный суд, принявший оспариваемый судебный акт; 5) не допускают пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта с нарушением процедуры, установленной гл. 37 АПК РФ.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ