СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


3. Новая редакция гл. 41.1 ГПК РФ рассматривает надзорное производство как экстраординарный способ проверки вступивших в законную


Полномочия по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора сохранены исключительно за Президиумом ВС РФ.

Однако процедура рассмотрения надзорных жалоб не изменилась, сохранены широкие полномочия для судей, единолично рассматривающих жалобы в предварительном порядке, - право отказать в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума ВС РФ, если, с точки зрения судьи, отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, либо передать надзорную жалобу вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума ВС РФ при наличии для этого достаточных оснований. Высказанные ранее замечания по поводу такого порядка рассмотрения кассационных жалоб в равной мере касаются и надзорного производства.

Не менее (а по отдельным вопросам даже более) серьезные сомнения вызывают изменения, внесенные в порядок надзорного производства в арбитражном процессе.

Реформирование судебной системы, направленное на укрепление ее единства, должно было сказаться и на порядке пересмотра судебных постановлений, поскольку между ВС РФ и ВАС РФ до последнего времени существовали значительные различия как в объеме полномочий, так и в порядке осуществления проверочных действий. В результате объединения ВС РФ и ВАС РФ компетенция последнего по пересмотру судебных актов арбитражных судов в порядке надзора перешла соответственно к Президиуму ВС РФ.

Положения п. 1 ч. 3 ст. 308.1 АПК РФ в новой редакции называют в качестве предмета обжалования в надзорном порядке решения и определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, принятые ею в качестве суда первой инстанции. Вместе с тем закон не содержит каких-либо положений по закреплению в АПК РФ родовой подсудности дел в сфере осуществления экономической деятельности (экономических споров) ВС РФ (в частности, указанной коллегии).

Аналогичный пробел в регулировании следует отметить и применительно к апелляционному производству в отношении указанных решений и определений. Закон вскользь упоминает возможность обжалования в апелляционном порядке судебных актов, принимаемых Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ в первой инстанции. Так, определения Апелляционной коллегии ВС РФ, вынесенные по результатам рассмотрения таких жалоб, согласно п. 2 ч. 3 ст. 308.1 АПК РФ могут быть обжалованы в Президиум ВС РФ.

Вместе с тем не было внесено корреспондирующих изменений в гл. 34 АПК РФ для регулирования порядка апелляционной проверки судебных актов, принимаемых Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ в первой инстанции. Соответствующие дополнения и изменения подлежат внесению в ч. 1 ст. 181 АПК РФ и ст. 257 - 272, а также ст. 273 АПК РФ. При отсутствии соответствующих положений имеет место существенный пробел в нормативном регулировании, который фактически приведет к невозможности реализации права на обжалование упомянутого судебного акта ввиду отсутствия предусмотренной законом процедуры, что является грубым нарушением права на справедливое судебное разбирательство и препятствием доступу к правосудию.

Не вполне очевидны причины исключения из числа оснований для возвращения надзорной жалобы факта нарушения требований к ее содержанию (п. 7 ч. 1 и ч. 2 ст. 308.2 АПК РФ в новой редакции), а именно отсутствие в ней указания на основания для пересмотра судебного акта в порядке надзора, на конкретные права, свободы, законные интересы, которые заявитель считает нарушенными, и его доводы в обоснование своей позиции.

Пересмотр судебного акта в порядке надзора является исключительной (экстраординарной) стадией арбитражного процесса, именно поэтому круг оснований для отмены или изменения данного акта на этой стадии, а также пределы пересмотра специфичны и отличаются от оснований и пределов проверки в апелляционном и кассационном порядках. Суть данной исключительной стадии состоит не в том, чтобы заново провести ревизию всего дела и всех вынесенных по нему актов, а в том, чтобы устранить (по инициативе заинтересованного в этом заявителя) допущенную конкретную судебную ошибку, повлиявшую на исход дела и приведшую к нарушению или ограничению конкретных прав, свобод или законных интересов лица.

Учитывая, что "при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации проверяет правильность применения и (или) толкования норм материального права и (или) норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов, изложенных в надзорной жалобе, представлении" (ч. 2 ст. 308.11 АПК РФ в новой редакции), принятие данных процессуальных документов к рассмотрению без указания соответствующих доводов оставляет широкое поле усмотрения для суда надзорной инстанции в отношении предмета пересмотра, его пределов. Такое регулирование не согласуется с принципами правовой определенности и диспозитивности, выработанными и действующими на протяжении многих лет как на национальном, так и на международном уровне.

Не вполне ясно, нарушение каких правил подсудности должно выступать самостоятельным (отдельным) основанием для возвращения надзорной жалобы, представления без рассмотрения по существу (п. 5 ч. 1 ст. 308.3 АПК РФ в новой редакции), учитывая наличие лишь одной надзорной инстанции в арбитражном процессе, к подсудности которой отнесено рассмотрение обращения в порядке надзора в любой из процессуальных форм - как представления генерального прокурора, так и жалобы иных лиц.

Предусматривая возможность внесения Председателем ВС РФ или его заместителем представления о пересмотре судебных актов в порядке надзора по жалобе заинтересованных лиц (ст. 308.10 АПК РФ), новеллы не содержат законодательных требований к процедуре такого обращения заинтересованного лица. Таким образом, создаются существенные преимущества для обращения в таком порядке по сравнению с установленной законом процедурой возбуждения надзорного производства.

Учитывая, что п. 1 ст. 308.8 АПК РФ в новой редакции предусматривает аналогичное по существу (но более широкое по формулировке) основание для обращения с надзорной жалобой (нарушение прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами), не представляется возможным квалифицировать как "специальное" основание, предусмотренное ст. 308.10 АПК РФ для обращения с жалобой к должностному лицу (а именно нарушение либо существенное ограничение прав на доступ к правосудию, на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия).

Отсутствие в законе четких критериев, позволяющих разграничить данные порядки инициирования надзорного производства, критериев выбора надлежащего порядка создает неопределенность (двойственность) в правовом регулировании, что не отвечает требованиям справедливого судебного разбирательства. Наличие в законе такого рода "исключения" позволяет либо использовать дискреционные полномочия должностного лица судебной системы для инициирования пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, либо инициировать такой пересмотр по желанию иных лиц в обход установленного законом порядка обращения с надзорной жалобой. Такие случаи также не совместимы с требованиями справедливого судебного разбирательства.

Кроме того, основания для возбуждения надзорного производства по инициативе должностного лица (нарушение принципов справедливого судебного разбирательства, доступа к правосудию, состязательности и равенства) поглощаются нормой п. 1 ст. 308.8 АПК РФ, предусматривающей более широкое по формулировке основание для обращения с надзорной жалобой в общем порядке - нарушение прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами. Таким образом, имеет место нормативная избыточность.

Очевидно, что создание единого высшего судебного органа требует единообразия при реализации проверочных функций новым ВС РФ. По всей видимости, попытка установления единообразия в нормативном регулировании систем пересмотра судебных актов и была предпринята Федеральным законом от 28 июня 2014 г. N 186-ФЗ.

Однако не менее очевидной представляется обязательность соблюдения гарантий справедливого правосудия, которые являются выражением ключевых основ цивилистического процесса. Отмеченные в настоящем очерке признаки нарушения принципов правовой определенности, независимости суда, равенства процессуальных возможностей, диспозитивности процесса не позволяют говорить о совершенствовании (а не просто изменении) деятельности судебной системы. Цель реформирования национальной системы правосудия, сопровождаемого идеей унификации, состояла в том, чтобы сделать "лучше", а не "одинаково" (на что неоднократно обращалось внимание реформаторами), как и цель любого изменения закона, которая должна состоять в повышении качества закрепляемого им правового регулирования, а не просто периодического обновления его содержания.

Вероятно, излишне упоминать о наличии действующих международных обязательств России, о признании обязательности соблюдения определенной планки гарантий справедливого судебного разбирательства, о недопустимости отказа от обеспечения эффективных средств правовой защиты на национальном уровне по мотиву наличия суверенитета в решении внутренних вопросов (включая вопрос о том, как обеспечивать право на суд).

Необходимость пересмотра действующего порядка функционирования проверочных процедур в гражданском и арбитражном процессах обусловлена не столько угрозой новых международных санкций, сколько действующими в национальной правовой системе в разнообразных вариациях на протяжении уже не одного века основополагающими идеями - "красными нитями" - цивилистического процесса: доступность правосудия, независимость и объективность судей, определенность закона и стабильность судебных актов, а также их реальная (не на бумаге) общеобязательная сила.

Представляется, что унификация процессуальных норм, регулирующих порядок пересмотра судебных актов, должна быть проведена применительно к деятельности всех проверочных инстанций в гражданском и арбитражном процессах именно с учетом этих основополагающих начал. Как уже было обосновано в самом начале настоящей работы, критерием унификации должны выступать принципы отправления правосудия (в разном соотношении и истолковании существующие веками как каркас всей судебной деятельности), а не тексты законов - действующих, но способных легко утратить свою силу в будущем при изменении обстоятельств и условий государственного управления.

Очевидно, что часть необходимых (описанных выше) изменений порядка судопроизводства в проверочных инстанциях распространится и на вопросы судоустройства (полумеры не решают имеющихся проблем, а иногда и создают новые). Но в ином случае озвученные глобальные цели реформы на практике сведутся лишь к распространению любых норм ГПК (независимо от их согласованности с основами цивилистического процесса) на деятельность арбитражных судов. Тогда, полагаем, честнее называть вещи своими именами.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ