СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


3. Обязанности сторон по доказыванию и полномочия суда


Следующим немаловажным вопросом, возникающим в связи с рассмотрением проблемы соотношения состязательного характера цивилистического процесса и активной роли суда в нем, являются пределы полномочий суда в формировании доказательственной базы по делу.

Если принцип диспозитивности определяет возможности лиц, участвующих в деле, по распоряжению объектом спора и движением процесса, то принцип состязательности определяет их обязанности по доказыванию оснований заявленных требований и возражений и возможности по отстаиванию своей правовой позиции в ходе разбирательства. Таким образом, действие состязательного начала направлено на то, чтобы принятие судом законного и обоснованного решения обеспечивалось обширными возможностями лиц, участвующих в деле, проявлять инициативу и активность в судебном процессе, приводить доводы в обоснование своей позиции и отвергать доказательства и аргументы иных участников.

Важным проявлением состязательности современного цивилистического процесса являются правила распределения обязанностей в сфере доказывания.

В силу советского процессуального законодательства принцип состязательности как бы нейтрализовался принципом объективной истины: суд был наделен не правом, а обязанностью, не ограничиваясь представленными сторонами доказательствами, принимать все предусмотренные законом меры к установлению действительных обстоятельств дела, то есть собирать доказательства по своей инициативе. В настоящее время яркой иллюстрацией принципа состязательности является установленное общее правило доказывания, в соответствии с которым каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч. 1 ст. 65 АПК РФ, ч. 1 ст. 56 ГПК РФ).

Суд перестал быть основным субъектом собирания доказательств по делу - он оказывает лишь содействие сторонам в этом вопросе. Здесь необходимо сделать оговорку. Действие принципа состязательности (то же самое относится и к принципу диспозитивности) имеет особенности в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений. Эти особенности обусловлены характером данных отношений (подчиненность частного лица субъекту, наделенному властными полномочиями по отношению к нему) и нередко особой публичной значимостью выносимых по ним судебных решений (к примеру, при оспаривании нормативных правовых актов). В связи с этим в административном судопроизводстве активность суда превалирует над принципами состязательности и диспозитивности. По таким делам выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, не может быть поставлено в зависимость от поведения сторон в процессе, поэтому в ряде случаев суд наделен полномочиями по истребованию доказательств по собственной инициативе, по выходу за пределы доводов участвующих в деле лиц и рассмотрению дела по существу при отказе заявителя от своих требований или признанию их другой стороной.

Однако такие полномочия являются именно исключением для современных гражданского и арбитражного процессов. После возвращения к широкому пониманию содержания принципов состязательности и диспозитивности (в противовес нормативной основе советского цивилистического процесса), как отмечалось в юридической литературе, при закреплении этих основ процессуальный закон "до предела сузил права суда" 1 , которые давали бы ему возможность принимать меры для защиты лица, права которого нарушены. Роль суда в выяснении обстоятельств дела ("действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон", как было установлено в ч. 1 ст. 14 ГПК РСФСР 1964 г.) не просто значительно снизилась, а качественно изменилась, что вызвало споры о том, сохранился ли вообще принцип объективной истины в современном процессе 2 .

--------------------------------

1 Клейн Н.И. Основные направления арбитражного процессуального законодательства // Законодательство и экономика. 1998. N 12. С. 13.

2 См., например: Боннер А.Т. Установление обстоятельств гражданских дел. М., 2000. С. 42 - 69.

Для того чтобы закрепление состязательного характера цивилистического процесса не означало возврата к принципу "формальной истины", суд должен не просто обладать правом предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства. На нем должна лежать обязанность указать им на обстоятельства, подлежащие выяснению для всестороннего и полного разбирательства дела, и доказательства, которые необходимы для правильного (основанного на законе) разрешения его по существу.

Эта мысль находит подтверждение в законодательном опыте более чем вековой давности. Так, Австрийский устав гражданского судопроизводства 1895 г., в частности, предусматривал: "Председательствующий должен посредством предложения сторонам вопросов или иным образом способствовать тому, чтобы стороны указали существенные для разрешения дела обстоятельства, дополнили недостаточные указания по обстоятельствам, приводимым ими в подтверждение своего требования или опровержение требования противной стороны, указали доказательства... и вообще дали объяснения обо всем, что может оказаться необходимым для установления, согласно истине, обстоятельств, служащих основанием прав и требований их... если объяснения сторон окажутся несогласными с содержанием имеющихся в деле документов, которые суд обязан принять в соображение по собственному почину, то председательствующий обязан обратить на это внимание сторон. Равным образом председательствующий должен обратить внимание сторон на сомнения, касающиеся обстоятельств, которые должны быть приняты в соображение судом по собственному почину" (ст. 182).

Понимание "состязательности" как формы судопроизводства, при которой суд играл бы в процессе пассивную роль, а сам процесс сводился к "свободной игре спорящих сторон", не отвечает общеправовому принципу законности, которым суд обязан руководствоваться в своей деятельности. Суд не просто может, а должен осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать содействие в реализации процессуальных прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел ( ч. 3 ст. 9 АПК РФ, ч. 2 ст. 12 ГПК РФ).

Именно суд в силу своей руководящей роли определяет на основе закона, подлежащего применению, какие обстоятельства имеют значение для дела (ч. 2 ст. 65 АПК РФ, ч. 2 ст. 56 ГПК РФ), какой из сторон они подлежат доказыванию, и выносит эти обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Суд связан нормой подлежащего применению закона, если таковая предусматривает исследование какого-либо вопроса только по настоянию одной из сторон. Такие специальные нормы, устанавливающие исключение из общего правила, закреплены как в материальном законодательстве, к примеру в ч. 2 ст. 199 ГК РФ (возможность применения судом исковой давности только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения решения), так и в процессуальном - п. 5 - 6 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, ст. 222 ГПК РФ (оставление иска без рассмотрения в связи с соглашением о передаче дела на рассмотрение третейского суда только в случае, если сторона заявит по этому основанию возражение против рассмотрения дела в государственном суде и такое соглашение не признано недействительным).

Таким образом, суд осуществляет руководство процессом доказывания, исходя при этом не только из пределов реализации участниками процесса своих диспозитивных правомочий, но и из необходимости полного и всестороннего исследования предмета доказывания по делу.

Кроме того, осуществляя свою функцию по отправлению правосудия (принятию законного и обоснованного решения), суд полномочен предложить участвующим в деле лицам представить недостающие (дополнительные) доказательства, проверить относимость и допустимость представленных доказательств и при несоответствии исключить их из доказательственной базы по делу, окончательно установить содержание вопросов, по которым требуется получить заключение экспертов, и даже назначить по своей инициативе экспертизу, если без использования специальных (неправовых) знаний невозможно правильно разрешить дело, в том числе дополнительную или повторную (ч. 2 ст. 66, 67, 68, ч. 1 - 2 ст. 82 АПК РФ, ч. 1 ст. 57, 59, 60, ч. 2 ст. 79, 87 ГПК РФ).

Таким образом, суд оказывает непосредственное влияние на процесс формирования доказательственной базы по делу, а не довольствуется теми доказательствами, которые стороны посчитали нужным представить на его усмотрение. Противоречит ли такой подход широкому пониманию состязательности цивилистического процесса? Представляется, что нет.

Суть состязательного процесса видится в предоставлении участвующим в нем лицам фактической возможности повлиять на исход дела путем реализации своих диспозитивных процессуальных прав. Однако это не подразумевает, что при таком характере цивилистического процесса исход дела может быть любым, в том числе противоречащим закону. Обратное не отвечало бы сути правосудия.

Приведенные в настоящем очерке нормы свидетельствуют о том, что действующее гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство в той или иной форме закрепляет основные полномочия суда по отношению к доказательственной деятельности участвующих в деле лиц. Однако судебная практика (как в гражданском, так и в арбитражном процессах) нередко показывает противоположные примеры: в судебном заседании сторонам дается возможность высказаться (в лучшем случае, а в худшем - выясняется лишь, нет ли "дополнительных" доводов), после чего суд удаляется для вынесения решения, уже из содержания которого сторонам становится известно, какие обстоятельства не доказал истец, какие - не опроверг ответчик, доказательства чего не были представлены. При таком подходе трудно говорить о каком-либо "руководстве процессом", поскольку такое разбирательство больше похоже на вынесение "рецензии" по делу с указанием недочетов, допущенных участвующими в нем лицами.

Дополняется это формальным проведением этапа подготовки к судебному разбирательству, в ходе которой судом и должны быть поставлены вышеперечисленные вопросы. На практике же период "подготовки" дела зачастую является просто сроком ожидания даты первого судебного заседания, в котором доводы сторон будут рассмотрены по существу. Формальное закрепление в процессуальном законе перечня действий судьи при подготовке дела к слушанию (ст. 135 АПК РФ, ст. 150 ГПК РФ) имеет силу декларации.

В частности, положения указанных статей направлены на получение информации судом от сторон, но не конкретизируют обязанность суда представить сторонам "общую картину" дела: обстоятельства, подлежащие выяснению; закон, подлежащий применению; соответствующие им обязанности по доказыванию. На практике эти нормы в основном так и действуют: до проведения первого слушания по делу суд ознакомляется с обстоятельствами дела и доводами сторон, после чего уже в судебных заседаниях, нередко откладываемых в связи со "всплывающей" информацией, определяет (опять же для себя) нормы материального права, которыми необходимо руководствоваться, и степень убедительности (доказанности) доводов сторон.

Представляется, что при таких обстоятельствах, особенно в условиях судебной нагрузки, многократно превышающей даже примерные нормативы, задача "всестороннего и полного" исследования обстоятельств дела судом просто не может быть выполнена.

Учитывая изложенное, при выборе подхода к унифицированному регулированию правомочий суда по руководству состязательным цивилистическим процессом видится возможным использовать следующие правовые конструкции:

- предмет доказывания по делу подлежит определению на этапе подготовки дела к судебному разбирательству, в ходе которой необходимо качественное проведение "судебной переписки" (обмена состязательными бумагами): лица, участвующие в деле, обязаны раскрыть суду и друг другу содержание своей позиции по делу, суть требований или возражений, все подтверждающие их доказательства. Исключение составляют случаи, когда предмет или основание иска, обстоятельства, подлежащие доказыванию, изменились в процессе судебного разбирательства;

- в ходе "судебной переписки", а при необходимости и в процессе судебного разбирательства суд обязан указать лицам, участвующим в деле, обстоятельства, подлежащие выяснению с учетом подлежащих применению норм права (за исключением случаев, прямо предусмотренных законом), и необходимые (допустимые) в силу закона доказательства 1 ;

- на этапе подготовки дела, а при необходимости и в процессе судебного разбирательства суд обязан оказать содействие любому участвующему в деле лицу в истребовании доказательства (в том числе если необходимость представления такого доказательства разъяснил сам суд), которое необходимо для подтверждения позиции по делу и самостоятельное получение которого этим лицом невозможно или затруднительно;

- в случае непредставления участвующими в деле лицами доказательств в подтверждение или опровержение обстоятельств, имеющих значение для дела, необращения к суду за помощью в их истребовании указанные лица несут риск неблагоприятных последствий отказа от реализации предоставленных им процессуальных возможностей. Суд самостоятельно не восполняет недостаток доказательств, не представленных участвующими в деле лицами в обоснование своей позиции и на необходимость представления которых суд указал данным лицам, если это не создает угрозу принятия судебного акта в нарушение закона, подлежащего применению, или прав и свобод не участвующих в деле лиц. Если доказательство необходимо для выяснения обстоятельства, имеющего существенное значение для дела в силу закона, но не представлено в дело, суд вправе истребовать данное доказательство (в качестве исключения);

- в ходе судебного разбирательства и при обращении в проверочные инстанции лицо, участвующее в деле, не вправе приводить доводы, ссылаться на обстоятельства и доказательства, не раскрытые в рамках "судебной переписки" на этапе подготовки дела к судебному разбирательству в первой инстанции. Исключение составляют случаи, когда в процессе судебного разбирательства изменяются предмет или основание иска и, как следствие, подлежащие доказыванию обстоятельства и подтверждающие их доказательства, либо если о наличии доказательства лицо узнало после завершения этапа подготовки (в том числе при пересмотре дела). Представление новых доказательств в суд проверочной инстанции допускается лишь в случаях, когда суд первой инстанции необоснованно отказал в их приобщении к делу или истребовании по ходатайству лица.

--------------------------------

1 В данном случае речь все же не идет об истребовании судом доказательств у сторон по собственной инициативе в качестве общего правила. Обладая информацией о имеющихся у них процессуальных возможностях в сфере доказывания, стороны несут риск неблагоприятных последствий непринятия необходимых мер (в том числе непредставления доказательств или неопровержения доказательств, представленных другим лицом).

При этом процессуальное законодательство должно предусматривать конкретный срок подготовки дела (за исключением дел, рассматриваемых в упрощенном порядке), а также устанавливать сроки и перечень обязанностей суда, как и участвующих в деле лиц (в части "судебной переписки").

Для действия этих норм недостаточно их закрепления, необходимо формирование соответствующей правоприменительной практики путем как разъяснений, так и возвращения на новое рассмотрение дел, по которым судом не были предприняты надлежащие меры к выяснению обстоятельств, имеющих существенное значение для разрешения дела по существу.

Предлагаемый подход отразит действительно активную роль суда в руководстве состязательным цивилистическим процессом. Несмотря на некоторое расширение судейских полномочий, такое регулирование предполагает не перекладывание на суд "бремени доказывания" (самостоятельного сбора доказательств, свойственного следственному процессу), а обеспечение фактической возможности для реализации участвующими в деле лицами своих диспозитивных правомочий. При этом суд обеспечивает вынесение обоснованного судебного акта в условиях правильного применения закона.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ