СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


1. Цикличный характер развития цивилистического процесса в России


Состязательный и диспозитивный характер судопроизводства по гражданским делам проявился еще на самых ранних этапах развития цивилистического процесса в России. Так, согласно положениям Русской Правды, Псковской (1397 - 1467 гг.) и Новгородской (1440 г.) судных грамот, Судебника Иоанна III (1497 г.) возбуждение дела, движение процесса и исполнение итогового судебного акта полностью зависели от инициативности того, "который состязался с нарушителем своего права, привлекая его к ответу" 1 . При этом полномочия суда были ограничены объемом исковых требований: суд не мог присудить больше того, чем требует истец. Впоследствии эти положения нашли развитие в Судебнике Иоанна и в Уложении 1649 г. 2 , постепенно дополняясь элементами активности суда: к примеру, в вопросе определения предмета доказывания по делу полное усмотрение сторон, имевшее место ранее, сочеталось с соответствующим полномочием суда.

--------------------------------

1 Энгельман И.Е. Учебник русского гражданского судопроизводства. Изд. 1-е. Юрьев, 1899. С. 12 - 13.

2 См.: Гольмстен А.Х. Юридические исследования. Состязательное начало гражданского процесса в теории и русском законодательстве. СПб., 1894. С. 430 - 431.

К концу XVII в. полномочия сторон перешли к суду как в отношении инициативы по возбуждению дела, так и по вопросу выяснения обстоятельств спорных правоотношений. Прежний взгляд на тяжущихся как на инициативных участников, свободно состязающихся перед судом, сменился новыми чертами отправления правосудия: отсутствие непосредственности и гласности (тайна процесса); обмен состязательным бумагами вместо устных слушаний, приводивший к существенному затягиванию процесса; система формальных доказательств, значение которых для разрешения дела предустановлено законом в зависимости от формы их источника. Происходила постепенная замена состязательного характера процесса следственным 1 , сопровождавшаяся предоставлением суду соответствующих "розыскных" полномочий: недостаточность сведений, полученных из состязательных бумаг, должна была восполняться судом самостоятельно путем сбора необходимых справок.

--------------------------------

1 См.: Яковлев В.Ф., Семигин Г.Ю. Указ. соч. С. 218.

Признаки возвращения к состязательной форме гражданского судопроизводства проявились существенно раньше судебной реформы Александра II, поскольку еще Указом Петра I "О форме суда" 1723 г. розыск по гражданским делам был отменен, восстановлено словесное производство, предусмотрено участие в суде поверенных, но за судом сохранено право собирать справки по делу. Как отмечал А.Ф. Клейнман, остатки следственного начала сохранились вплоть до судебной реформы 1864 г. 1 .

--------------------------------

1 См.: Клейнман А.Ф. Сталинская Конституция и принципы диспозитивности и состязательности в гражданском процессе // Ученые записки МЮИ. Вып. 1. 1939. С. 89.

В свою очередь, Судебные уставы 20 ноября 1864 г. создали совершенно новый процессуальный строй российской судебной системы, основанный на проведении принципов диспозитивности, состязательности, публичности, гласности, устности, непосредственности и свободной оценки доказательств. Эти начала были реализованы как в гражданском, так и в коммерческом процессе, при том что последний отличался еще и оперативностью.

Гражданский процесс в постреволюционной России характеризовался расширением полномочий и функций суда, активности которого в выяснении действительных прав и взаимоотношений сторон и исследовании фактических обстоятельств во многом уступили начала диспозитивности и состязательности. В частности, были установлены такие процессуальные возможности суда, как замена ненадлежащей стороны иным (не участвующим в процессе) лицом по его просьбе независимо от мнения истца и ответчика, истребование (в том числе у участников процесса) доказательств для установления на их основе обстоятельств дела.

Производство в арбитражных комиссиях и арбитраже, на десятилетия заменившее судебный процесс по экономическим спорам, основывалось на ограничении диспозитивных правомочий сторон в какой-то степени административными полномочиями данных органов по собственной инициативе: возбудить дело, изменить состав участников, избрать закрытую форму заседания, собрать доказательства, выйти за пределы заявленных требований (в целях обеспечения законности и хозяйственной дисциплины), выбрать способ принудительного исполнения решения.

В этот период реализация принципов состязательности и диспозитивности при рассмотрении гражданских дел выражалась в предоставлении отдельных процессуальных правомочий участвующим в деле лицам и в значительной степени уступала активной роли судьи/арбитра.

Понимание сущности и значения данных процессуальных начал для реализации права на судебную защиту в очередной раз изменилось одновременно с переменой государственного устройства и системы управления. На данном этапе мы имеем закрепленные на уровне Конституции РФ и международных обязательств России основы разбирательства в гражданском и арбитражном процессах - независимость суда, гласность и состязательность судопроизводства, равенство процессуальных возможностей при реализации диспозитивных правомочий - и иные основополагающие принципы справедливого судебного разбирательства, гарантии которых (с той или иной степенью эффективности) раскрываются в нормах процессуального законодательства.

Что дает это небольшое отступление, уводящее читателя в исторический экскурс? Повод проанализировать "типичные" пути, по которым уже несколько веков движется развитие российского цивилистического процесса. И, что интересно, даже беглый анализ этого весьма краткого пересказа основных вех (а тем более проведенное исследование по данному вопросу) 1 приводит к выводу: изменение системы управления в государстве влекло зачастую кардинальные изменения в структуре судебной системы, что автоматически приводило к смене курса в закреплении соотношения состязательных и следственных начал цивилистического процесса.

--------------------------------

1 См. подробнее: Глазкова М.Е. Применение европейских стандартов отправления правосудия в российском арбитражном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012.

Возможно, этот вывод воспринимается как само собой разумеющееся, поскольку отражает результат диалектического развития, но, как видится, он приобретает актуальность на современном этапе судебной реформы. С учетом вышеизложенного возникает вопрос, не приведет ли начавшееся изменение структуры судебной системы к очередному отказу от ряда наработок в сфере обеспечения гарантий реализации права на судебную защиту в рамках состязательного гражданского и (в особенности) арбитражного процессов.

История развития механизма судебной защиты в России дает повод для размышлений. Она с очевидностью свидетельствует о невозможности построения цивилистического процесса на основе строго одного типа - состязательного либо следственного. Наш собственный, отечественный опыт доказывает - не является оптимальной ни полная отдача судебного процесса на откуп инициативности его участников (хотя и наиболее заинтересованных в его исходе лиц), ни система жесткого "администрирования", при которой мнение сторон не является для суда значимым в сравнении с собственным видением обстоятельств дела и "интересов законности" ("социалистической справедливости" в прошлом) применительно к ходу процесса и его результату. Как отмечал В.А. Рязановский 90 лет назад, "было время, когда гражданский следственный процесс возлагал все исследование дела на суд, но такая конструкция процесса не более, а даже менее способствовала выяснению истины, чем современный состязательный процесс" 1 . Эти слова прозвучали еще до широкого раскрытия принципа объективной истины в советском процессуальном праве и возвращения к классическому пониманию состязательности в цивилистическом процессе постсоветской России.

--------------------------------

1 Рязановский В.А. Единство процесса. Харбин, 1924 (переизд. М., 1996. С. 34).

В связи с этим на этапе очередного витка истории представляется важным найти не просто одинаковую для гражданского и арбитражного процессов форму судопроизводства, но оптимальное (или хотя бы минимально необходимое) сочетание широкого спектра процессуальных возможностей участвующих в деле лиц и полномочий суда, достаточных для вынесения законного и обоснованного решения.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ