СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Очерк 2. проблемы разграничения компетенции судов в условиях проводимой судебной реформы


В целях выявления и анализа проблем, обозначенных в наименовании настоящего очерка, необходимо определиться с понятийным аппаратом и прежде всего обозначить, что следует понимать под самим термином "компетенция".

Под компетенцией принято понимать круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц и иных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями 1 . При этом наделение компетенцией "управляющего субъекта означает возложение на управляемого общей обязанности подчинения властным велениям первого, действующего в рамках закона" 2 .

--------------------------------

1 См.: Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Учебное пособие. Свердловск, 1973. С. 11.

2 Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 148.

Компетенция может включать в себя достаточно обширный круг полномочий, которые обычно не являются равнозначными: одни из них являются главными (профильными), другие имеют подчиненный характер. Проиллюстрировать это можно на следующем примере.

Согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики, то есть главными для высшего судебного органа являются полномочия по осуществлению судебной власти. В то же время ВС РФ призван осуществлять и иные полномочия, которые имеют подчиненный (вспомогательный) характер.

Статья 2 ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" конкретизирует круг его полномочий и, не разграничивая на главные и вспомогательные, относит к ним, в частности:

  1. - рассмотрение некоторых категорий дел в качестве суда первой инстанции (и пересмотр их по вновь открывшимся обстоятельствам);
  2. - реализацию права законодательной инициативы по вопросам его ведения, а также разработку предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации по вопросам его ведения;
  3. - обращение в КС РФ с запросом о проверке конституционности законов, иных нормативных актов и договоров, указанных в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ;
  4. - дачу разъяснений по вопросам судебной практики на основе ее изучения и обобщения;
  5. - публикацию судебных актов ВС РФ, а также решение вопросов обеспечения доступа к информации о деятельности ВС РФ;
  6. - решение вопросов, вытекающих из международных договоров Российской Федерации (в рамках его компетенции).

Таким образом, понятием компетенции в широком смысле охватываются все полномочия конкретного органа по осуществлению функций в определенной сфере (в рассмотренном случае это круг полномочий органа судебной власти).

В то же время понятие "компетенция" достаточно часто используется в узком смысле - в значении круга только главных (профильных) полномочий. И именно это (узкое) значение анализируемого понятия заслуживает особого внимания в рамках настоящего очерка.

Правоприменительная деятельность осуществляется целым рядом уполномоченных органов. И к органам гражданской юрисдикции относятся не только суды (суд общей юрисдикции, арбитражный суд, третейский суд), но и иные уполномоченные органы (например, органы нотариата, опеки и попечительства).

В рамках осуществления правоприменительной деятельности органы гражданской юрисдикции наделены правом разрешать различного рода юридические дела, возникающие в сфере гражданского оборота. И здесь необходимо особо отметить, что под понятием "юридическое дело" принято понимать не только спор, переданный на разрешение суда, но и всякий другой случай, который в силу своего характера нуждается в решении, то есть в осуществлении компетентным органом правоприменительной деятельности. Иными словами, термин "юридическое дело" употребляется как в отношении споров (когда речь идет о нарушенном или оспоренном субъективном праве), так и в отношении вопросов, нуждающихся в решении при отсутствии спора (удостоверение нотариусом доверенности, регистрация прав на недвижимость и т.п.). С учетом вышесказанного деятельность органов гражданской юрисдикции традиционно подразделяют на спорную юрисдикцию (разрешение споров о праве) и бесспорную юрисдикцию (удостоверение и фиксация бесспорных прав, решение иных правовых вопросов) 1 .

--------------------------------

1 Следует отметить, что деятельность судов охватывает как спорную юрисдикцию (разрешение споров о праве), так и в специально установленных законом случаях бесспорную юрисдикцию: для арбитражных судов - установление фактов, имеющих юридическое значение, а для судов общей юрисдикции - помимо установления фактов, имеющих юридическое значение, также решение вопросов усыновления, признание гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умершим, ограничение дееспособности гражданина и объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным, вызывное производство и т.д.

Юридические дела характеризуются значительным многообразием, и во избежание столкновений между органами гражданской юрисдикции каждому из них законом отведен определенный круг деятельности, "в границах которого ему предоставлено право и вместе с тем вменено в обязанность совершать определенные действия. Этот круг деятельности называется компетенцией" 1 .

--------------------------------

1 Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. Т. 1. М., 1913. С. 484.

Всякий орган гражданской юрисдикции осуществляет свою деятельность (юрисдикцию) в строго отведенных законом рамках - в пределах собственной компетенции. Вследствие этого при поступлении на его рассмотрение конкретного юридического дела первоочередным вопросом, который должен быть решен этим органом, является вопрос наличия у него компетенции на разрешение этого дела. При отсутствии у органа гражданской юрисдикции компетенции в отношении поступившего дела вынесенное этим органом решение или совершенное им действие в любом случае не может признаваться соответствующим закону. Таким образом, вопрос наличия компетенции является принципиально важным.

Безусловно, разграничение компетенции между большинством органов гражданской юрисдикции не вызывает проблем. Но прямо противоположным будет вывод относительно разграничения компетенции между государственными судами - судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Особую актуальность данный вопрос приобретает в условиях произошедшей судебной реформы, объединившей ветви судов общей юрисдикции и арбитражных судов воедино (об этом упоминалось в предисловии к настоящей работе).

Обращаясь к понятию "компетенция" и обозначив проблему столкновения компетенций судов общей юрисдикции и арбитражных судов, следует особо подчеркнуть, что такое столкновение имеет место только в отношении главных (профильных) полномочий; полномочия, носящие подчиненный характер, не пересекаются и не требуют разграничения. Поэтому термин "компетенция" употребляется именно в узком значении - в значении круга главных (профильных) полномочий.

Вышеизложенное позволяет определять "компетентный суд" в контексте настоящего очерка как суд, обладающий компетенцией на разрешение определенных законом категорий юридических дел. Например, арбитражный суд по смыслу ч. 1 ст. 27 АПК РФ является компетентным судом в отношении экономических споров и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полагаем, название гл. 4 АПК РФ "Компетенция арбитражных судов" следует признать более точным, чем наименование регулирующей те же вопросы гл. 3 ГПК РФ - "Подведомственность и подсудность". Это связано с тем, что решение вопросов компетенции суда - закрепление круга полномочий соответствующего суда по разрешению юридических дел - должно становиться определяющим при последующем разграничении подведомственности и подсудности дел.

Вместе с тем наряду с вышеуказанным широким смысловым значением термин "компетентный суд" имеет и иное - узкое - значение. В узком смысле под понятием "компетентный суд" обычно понимается суд, в силу закона обладающий компетенцией на разрешение переданного на его рассмотрение конкретного юридического дела, решение которого будет обязательным по крайней мере для сторон процесса.

Так, третейский суд является компетентным судом в тех случаях, когда передаваемый на его рассмотрение конкретный спор обладает свойством арбитрабельности, а арбитражное соглашение, заключенное сторонами гражданского правоотношения, действительно не утратило силу и может быть исполнено. Следует отметить, что упоминание о третейском суде отнюдь не случайно в рамках настоящего очерка (хотя третейский суд не является предметом рассмотрения), поскольку п. 1 ст. 11 ГК РФ относит к судам, обладающим компетенцией по разрешению гражданско-правовых споров, не только государственные суды (суд общей юрисдикции, арбитражный суд), но и суды негосударственные - третейские суды. При этом согласно данной статье ГК РФ судебная защита осуществляется в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством 1 .

--------------------------------

1 Анализ круга дел, отнесенных законом к юрисдикции третейских судов (арбитражей), то есть анализ компетенции третейских судов, дает основания для вывода о том, что их компетенция совпадает в отношении юридических дел, возникающих из гражданских правоотношений. Иными словами, к компетенции третейских судов отнесено рассмотрение и разрешение юридических дел, которые одновременно подведомственны и государственным судам. Таким образом, в большинстве своем юридические дела, возникающие из гражданских правоотношений, обладают свойством подведомственности, которое позволяет относить их к компетенции как государственных судов, так и третейских судов (арбитражей). В теории процессуального права такую разновидность подведомственности юридических дел органам гражданской юрисдикции называют в одних случаях альтернативной, в других - договорной, то есть единства взглядов в отношении ее наименования еще не сложилось. Думается, что более точно называть рассматриваемую подведомственность альтернативной, поскольку рассмотрение третейскими судами (арбитражами) определенных категорий споров допускается законом как альтернатива государственному судебному разбирательству. Обозначение подведомственности как договорной подведомственности, по всей видимости, не будет совпадать с основными правилами института подведомственности: правилом определения подведомственности юридического дела только на основании норм федерального законодательства и правилом невозможности ее изменения по соглашению сторон в отношении государственных судов.

Таким образом, государственный или негосударственный суд является компетентным (в узком смысле) в отношении переданного на его разрешение дела, если это дело ему подведомственно. И здесь уместно будет перейти к рассмотрению понятия "подведомственность" - краеугольному камню отечественной юридической науки.

Надо признать, что правоведы издавна расходятся во взглядах на определение понятия подведомственности, признавая лишь, что в любом случае речь идет о распределении юридических дел между различными органами гражданской юрисдикции. Однако на определенном этапе относительно понятия "подведомственность" сформировались две основные точки зрения. В соответствии с первой из них подведомственность представляет собой круг дел, отнесенных к ведению того или иного органа, согласно второй - свойство дел, в силу которого они подлежат разрешению определенными органами.

Представляется, что круг дел, на рассмотрение и разрешение которых уполномочен конкретный орган гражданской юрисдикции, нельзя рассматривать иначе как компетенцию последнего. Говоря о круге дел, рассмотрение которых отнесено законом к юрисдикции определенного органа, под этим подразумевают круг главных (профильных) полномочий, то есть компетенцию в узком ее значении.

Следовательно, нужно согласиться с теми учеными, которые признают подведомственность свойством юридических дел. Сказанное позволяет определить подведомственность как свойство нуждающегося в разрешении юридического дела, позволяющее отнести его к компетенции одного из органов гражданской юрисдикции.

В отношении понятия подведомственности М.А. Гурвич подчеркивал: "Когда мы говорим о том, что дело подведомственно суду, мы имеем в виду, что именно суд, а не другое административное учреждение правомочно разрешить спор. Напротив, неподведомственность дела суду означает, что не суд, а другое учреждение компетентно разрешить спор по этому делу. Правильно определение подведомственности как разграничение компетенции между судом, с одной стороны, и другими, в частности административными учреждениями, - с другой" 1 . С учетом этого принято подразделять подведомственность дел юрисдикционным органам и судебную подведомственность. При этом судебная подведомственность ранее подразумевала понимание ее как свойства нуждающегося в разрешении дела, позволяющее отнести его к компетенции суда, входящего в систему судов общей юрисдикции или систему арбитражных судов.

--------------------------------

1 Гурвич М.А. Право на иск. В кн.: Избранные труды. Краснодар, 2006. Т. I. С. 102.

Особенностью судебной подведомственности всегда было то, что правила о ней должны были закрепляться только в федеральном законе, причем они могли содержаться не только в процессуальном законодательстве, но и в некоторых случаях в законодательстве материальном. Так, в информационном письме ВАС РФ от 25 мая 2004 г. N С1-7/УП-600 "О федеральных законах, применяемых арбитражными судами в соответствии с содержащимися в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации отсылочными нормами" указывалось на более чем 80 законодательных актов, которые содержат положения, касающиеся подведомственности дел 1 .

--------------------------------

1 Среди таких актов были упомянуты, в частности: ФЗ от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации", от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ "Об экспортном контроле", Налоговый кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (часть первая) и т.д.

Для того чтобы дело было подведомственно суду общей юрисдикции или арбитражному суду, необходимо, чтобы оно отвечало определенным критериям. Среди основных критериев, которые образуют свойство судебной подведомственности, называли обычно два: субъектный состав участников правоотношения, из которого возникло юридическое дело, и сферу (характер) правоотношения, из которого возникло дело. При этом в юридической литературе обращалось внимание на то, что критерий субъектного состава хотя и сохранился, но в настоящее время не имеет определяющего значения, а стал второстепенным 1 . Исходя из этого, В.В. Ярков отмечает: "В этом плане получил развитие обоснованный профессором Ю.К. Осиповым в качестве основного критерия характер правоотношения, из которого возникают юридические дела. Сделанный в иную социально-правовую эпоху, данный вывод получил сегодня новое звучание и отражение в системе процессуального законодательства" 2 . В то же время ученый подчеркивает необходимость признания и иных критериев разграничения судебной подведомственности, упоминая при этом: "1) характер или предмет дела (экономический и связанный с предпринимательской или иной экономической деятельностью); 2) субъектный состав (сторон); 3) наличие соглашения сторон; 4) спорность или бесспорность права; 5) характер нормативного акта (по признаку нормативности и предмета его регулирования)" 3 .

--------------------------------

1 Так, арбитражному суду теперь подведомственны отдельные дела с участием граждан (см., например, ч. 2 ст. 27, ст. 33 АПК РФ). Следует отметить, что на стадии разработки действующих АПК РФ и ГПК РФ обсуждалась возможность разграничения компетенции государственных судов исключительно на основании второго критерия - сферы правоотношений. Вследствие этого к компетенции арбитражных судов предполагалось отнести все споры, вытекающие из корпоративного, вексельного законодательства, а также ряда других споров, которые по своей сути являются экономическими спорами независимо от субъектного состава их участников. Однако эти предложения были приняты и отражены в новых АПК РФ и ГПК РФ лишь частично.

2 Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2010.

3 Там же.

В юридической литературе встречаются утверждения о том, что в настоящее время критерии подведомственности размыты: "Вместо того чтобы сформулировать критерии подведомственности дел арбитражным судам, разработчики АПК РФ 2002 г. избрали самый непродуктивный метод правового регулирования: они пошли по пути перечисления различных категорий дел, установив для них специальную подведомственность (ст. 33 АПК РФ), а также ввели в Кодекс много отсылочных норм типа "...в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами..." (см. ч. 2 ст. 27, п. 1 - 4 ст. 29 и др. АПК РФ). Как показывает практика последних лет, перечень таких норм возрастает в геометрической прогрессии. Особенно усердствуют в формулировании таких норм ВАС РФ и Минэкономразвития, подготовившие немало проектов законов, внесенных в Госдуму РФ и принятых ею. Видимо, понимая ущербность такой методики и желая как-то оказать гражданам и организациям помощь в определении подведомственности различных дел, ВАС РФ готовит множество информационных писем с перечнем конкретных категорий дел, которые должны относиться к компетенции арбитражных судов" 1 .

--------------------------------

1 Поляков И.Н. Институт подведомственности и судебная реформа // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 1.

Практика "перечневого" закрепления подведомственности дел действительно не может быть поддержана: нормы, регламентирующие подведомственность дел (особенно судебную подведомственность), должны быть максимально четкими и ясными, предусматривающими именно критерии разграничения подведомственности. Иной путь - составление списков дел, подведомственных тому или иному юрисдикционному органу, - является тупиковым, поскольку исчерпывающий перечень дел, подведомственных конкретному органу, не может быть составлен, а значит, то или иное дело может "выпасть" из круга рассматриваемых этим органом дел. Отсутствие в законодательстве простых, четких и понятных критериев определения подведомственности судебных дел, как показывает практика, нередко становится причиной судебных ошибок, а в некоторых случаях - преградой для эффективной защиты нарушенных гражданских прав.

Более того, в условиях объединения двух подсистем в единую судебную систему возникает еще одна проблема, которая требует рассмотрения.

Как уже отмечалось выше, категория "подведомственность" используется для целей разграничения компетенции между различными юрисдикционным органами, в том числе и между судами, составляющими разные подсистемы. В условиях слияния систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов в единую судебную систему возникает вопрос о допустимости использования категории "подведомственность" при разграничении подлежащих рассмотрению дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам - обычно для подобных случаев в отечественном цивилистическом процессе используется категория "подсудность".

Понятие "подсудность" рассматривается обычно как понятие, производное от понятия "подведомственность": подсудность определяли как разновидность подведомственности применительно к судам одной подсистемы. Вследствие этого подсудность признавалась свойством юридического дела, позволяющим определить конкретный государственный суд в ситуации, когда данное конкретное дело подведомственно судам соответствующей подсистемы - арбитражным судам или судам общей юрисдикции.

В теории цивилистического процесса традиционно различают родовую и территориальную подсудность.

Родовая подсудность представляет собой такое свойство (характеристику) дела, которое позволяет определить звено (уровень) подсистемы, полномочное рассматривать такого рода дела в качестве суда первой инстанции.

Так, применительно к арбитражным судам дореформенное законодательство предусматривало, что федеральные арбитражные суды округов рассматривают в качестве суда первой инстанции заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (ч. 3 ст. 34 АПК РФ). Родовая подсудность дел Суду по интеллектуальным правам, входящему в систему арбитражных судов, установлена в ч. 4 ст. 34 АПК РФ. Арбитражным судам субъектов Российской Федерации в качестве судов первой инстанции подсудны все дела, подведомственные арбитражным судам, за исключением дел, прямо отнесенных к компетенции федеральных арбитражных судов округов, Суда по интеллектуальным правам и ВАС РФ. Следовательно, для определения родовой подсудности дела надо было установить, не подсудно ли оно федеральному арбитражному суду округа, Суду по интеллектуальным правам или ВАС РФ, и при отрицательном ответе на этот вопрос можно было заключить, что оно подсудно арбитражному суду одного из субъектов Российской Федерации. Такой вывод и позволял, применив правило о территориальной подсудности, о которой будет сказано далее, определить конкретный арбитражный суд субъекта Российской Федерации, который может рассмотреть данное дело в качестве суда первой инстанции.

В условиях объединения двух подсистем, некоторого изменения наименования арбитражных судов и упразднения ВАС РФ арбитражными судами, обладающими правом рассматривать дела в качестве суда первой инстанции, остаются арбитражные суды субъектов Российской Федерации, арбитражные суды округов (по делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок) и Суд по интеллектуальным правам.

Более сложные правила действуют в судах общей юрисдикции.

Первым уровнем судов общей юрисдикции являются мировые судьи. Согласно ст. 23 ГПК, устанавливающей родовую подсудность гражданских дел мировому судье, мировой судья рассматривает, в частности, дела о выдаче судебного приказа, расторжении брака (если между супругами отсутствует спор о детях), разделе между супругами совместно нажитого имущества (при цене иска, не превышающей 50 тысяч рублей), об определении порядка пользования имуществом и некоторые иные.

Районные суды также относятся к первому уровню судов общей юрисдикции, причем в силу ст. 24 ГПК РФ именно районные суды являются основным звеном в системе судов общей юрисдикции в качестве суда первой инстанции. С учетом этого в ст. 24 ГПК РФ вовсе не содержится перечня гражданских дел, подсудных районному, - он рассматривает все дела, за исключением отнесенных к подсудности мирового судьи (ст. 23), военного или иного специализированного суда (ст. 25), судов субъектов Российской Федерации (ст. 26) или ВС РФ (ст. 27).

Военные и иные специализированные суды в качестве суда первой инстанции могут рассматривать дела, которые прямо отнесены законом к их подсудности (ст. 25 ГПК РФ). Иными словами, родовая подсудность дел военным и иным специализированным судам определяется исключительно специальным законодательством.

Наделены правом отправлять правосудие в качестве судов первой инстанции и суды субъектов Российской Федерации - верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа. Родовая подсудность дел судам субъектов Российской Федерации определена в ст. 26 ГПК. Эти суды вправе рассматривать в качестве судов первой инстанции дела: связанные с государственной тайной; об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций; о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным мировым судьям, районным судам; об оспаривании решений (уклонение от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации (независимо от уровня выборов, референдума), окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума и проч. Причем важно заметить, что Московский городской суд рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела, которые связаны с защитой исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, и по которым им приняты предварительные обеспечительные меры в соответствии со ст. 144 ГПК РФ (см. очерк 5 настоящей работы).

В качестве суда первой инстанции в соответствующих случаях может выступать и ВС РФ, родовая подсудность дел которому определена в ст. 27 ГПК РФ. Упомянутая статья содержит не перечень дел, а отсылку к ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", согласно ст. 2 которого ВС РФ в качестве суда первой инстанции вправе рассматривать, в частности, ряд административных дел, а также дела по разрешению экономических споров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, между высшими органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В условиях, когда суды общей юрисдикции и арбитражные суды стали составляющими одной судебной системы, целесообразно решать вопросы разграничения компетенции между ними посредством использования категории "подсудность", а не "подведомственность". В связи с этим вспоминаются слова Ю.К. Осипова, который писал: "...различие между подведомственностью и подсудностью имеет скорее количественный, нежели качественный характер. Поэтому следует согласиться с Ж. Сталевым и А.Ф. Козловским, которые рассматривают подсудность как понятие, производное от подведомственности, как разновидность подведомственности в применении к судебным органам" 1 .

--------------------------------

1 Осипов Ю.К. Указ. соч.

Важно отметить и еще один аспект: в тех случаях, когда сопоставляются категории "подведомственность" и "подсудность", под второй категорией подразумевается именно родовая подсудность. Это обусловлено значительным сходством в том, что правила и о подведомственности, и о родовой подсудности императивно закреплены законодательством и не допускают их изменения соглашением сторон, в отличие от правил о территориальной подсудности, которые допускают их изменение посредством заключения договора о подсудности спорящими сторонами.

Таким образом, значение категории "подведомственность" должно определяться разграничением предметов ведения между различными юрисдикционными органами , а категории "подсудность" - распределением подведомственных судам дел между разными звеньями судебной системы, то есть разграничением компетенции между судами и арбитражными судами по рассмотрению и разрешению подведомственных им гражданских и административных дел 1 .

--------------------------------

1 Вследствие этого вновь приобретают актуальность те работы, в которых еще до введения в действие действующих АПК РФ и ГПК РФ содержались заключения о том, что для разграничения предметов ведения между различными судами следует использовать категорию подсудности, а не подведомственности (см., например: Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997. С. 193).

В то же время в юридической литературе признается допустимость и иных подходов. Например, В.А. Пономаренко на основе проведенного анализа делает следующее заключение: "...в пределах правосудной деятельности государственных судов, осуществляемой в рамках гражданского судопроизводства (заданных ст. 118 Конституции РФ), следовало бы применять категорию "подсудность"... именно этот термин по своей этимологии и исторически призван разграничивать компетенцию государственных судов.

Однако нельзя при этом не принимать в расчет следующее.

За последние два десятилетия компетенция судов стала практически неограниченной, что продиктовано максимально широким подходом к пониманию нормы ст. 46 Конституции РФ о праве на судебную защиту и необходимостью ее всемерной реализации. Так, из действующего процессуального законодательства исчезло упоминание об отдельных категориях дел, судам не подведомственных. Следовательно, границы судебной подведомственности и ее значение изменились со времен законодательной легализации этого термина ввиду эволюции в России роли судебной защиты - придания ей всеохватывающего универсального характера.

Кроме того, понятийный аппарат диктуется законодателю и институциональным компонентом гражданского судопроизводства, который также претерпел существенные изменения. Появились новые виды государственных судов (судебных ведомств): арбитражные и конституционные (уставные); в литературе прогнозируется учреждение административных судов.

Следовательно, использование категории "подведомственность" для разграничения компетенций государственных судов, не являясь оптимальным, в существующих системах судоустройства и законодательства все же имеет под собой некоторые основания.

Исходя из этого, а также из целесообразности сохранения традиционной исторически сложившейся терминологии условно допустимым полагаем использование категории "подведомственность" для разграничения компетенций не только несудебных органов гражданской юрисдикции (нотариат, КТС, третейские суды, ЦИК, органы опеки и попечительства и др.), но и общих и арбитражных судов, реализуемой в рамках единого гражданского судопроизводства" 1 .

--------------------------------

1 Пономаренко В.А. О процессуальных последствиях нарушений компетенции судов общей и арбитражной юрисдикции // Закон. 2013. N 3.

Территориальная подсудность как свойство юридического дела определяет место рассмотрения и разрешения юридического дела (конкретный суд) при условии, что до этого была определена родовая подсудность (соответствующее звено судебной системы, к ведению которого отнесено рассмотрение этого дела). Общим правилом в рамках и гражданского, и арбитражного процесса является то, что территориальная подсудность обусловливается местом нахождения или местом жительства ответчика, или, иными словами, исковое требование, как правило, предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства ответчика ( ст. 28 ГПК РФ, ст. 35 АПК РФ).

Вместе с тем кодексы предусматривают три исключения из общего правила.

Во-первых, законодательно закреплена допустимость в определенных случаях альтернативной подсудности. В частности, ст. 29 ГПК РФ, ст. 36 АПК РФ предусматривают, что по некоторым категориям дела истцу принадлежит право выбора компетентного суда (или соответственно арбитражного суда), которому будет передано на рассмотрение и разрешение его дело, то есть в специально установленных законом случаях истец наделен правом по своему усмотрению предъявить иск в суд (или соответственно арбитражный суд) по месту нахождения или месту жительства ответчика либо в другой суд (или арбитражный суд) по месту, прямо указанному в процессуальном законе.

ГПК РФ и АПК РФ ограничивают применение альтернативной подсудности строго установленными перечнями. Эти перечни не являются идентичными, но частично совпадают и в общем предусматривают следующие случаи:

- иск к ответчику, место нахождения (место жительства) которого неизвестно, может быть предъявлен по месту нахождения его имущества либо по его последнему известному месту нахождения (месту жительства в Российской Федерации) (ч. 1 ст. 29 ГПК РФ, ч. 1 ст. 36 АПК РФ). Следует отметить, что ч. 1 ст. 29 ГПК РФ распространяет это правило и на случаи, когда ответчик не имеет места жительства в Российской Федерации. В то же время ч. 3 ст. 36 АПК РФ предусматривает несколько другое правило: иск к ответчику, находящемуся или проживающему на территории иностранного государства, может быть предъявлен по месту нахождения на территории Российской Федерации имущества ответчика;

- иск к ответчикам, находящимся или проживающим на территориях разных субъектов Российской Федерации, предъявляется по месту нахождения (месту жительства) одного из ответчиков (ч. 2 ст. 36 АПК РФ);

- иск о взыскании алиментов и об установлении отцовства может быть предъявлен истцом также в суд по месту его жительства (ч. 3 ст. 29 ГПК РФ);

- иск о расторжении брака может быть предъявлен истцом также в суд по месту жительства истца в случаях, если при нем находится несовершеннолетний или по состоянию здоровья выезд истца к месту жительства ответчика представляется для него затруднительным (ч. 4 ст. 29 ГПК РФ);

- иск о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, может быть предъявлен истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда (ч. 5 ст. 29 ГПК РФ);

- иск о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанный с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста, может быть предъявлен также в суд по месту жительства истца (ч. 6 ст. 29 ГПК РФ);

- иск о защите прав субъекта персональных данных, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда, может быть предъявлен также в суд по месту жительства истца (ч. 6.1 ст. 29 ГПК РФ);

- иск о защите прав потребителей может быть предъявлен также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ);

- иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен также по месту исполнения договора (ч. 9 ст. 29 ГПК РФ, ч. 4 ст. 36 АПК РФ);

- иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица, может быть предъявлен по месту нахождения юридического лица или его филиала, представительства (ч. 2 ст. 29 ГПК РФ, ч. 5 ст. 36 АПК РФ);

- иск о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасание на море может быть предъявлен по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна ответчика либо по месту причинения убытков (ч. 6 ст. 36 АПК РФ). Часть 8 ст. 29 предусматривает несколько иное правило: иск о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, о взыскании заработной платы и других сумм, причитающихся членам экипажа судна за работу на борту судна, о возмещении расходов на репатриацию и взносов на социальное страхование, взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасание на море может быть предъявлен также в суд по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна.

Во-вторых, исключением из общего правила территориальной подсудности выступает договорная подсудность, возможность которой предусматривается в ст. 32 ГПК РФ и ст. 37 АПК РФ. Договорная подсудность дела устанавливается соглашением сторон, причем стороны вправе изменить только территориальную (в том числе и предусмотренную ст. 29 ГПК РФ и ст. 36 АПК РФ), но не родовую подсудность. Правом изменить подсудность дела стороны обладают до момента принятия судом или арбитражным судом заявления к своему производству.

В-третьих, ГПК РФ и АПК РФ предусматривает специальную территориальную подсудность отдельных категорий дел, которая императивно закреплена законом и не допускает изменения ни при каких условиях. Это исключительная подсудность, которая, будучи установлена в ст. 30 и ст. 38 АПК РФ, исключает для поименованных в этих статьях дел возможность рассмотрения и разрешения их в каком-либо другом суде или арбитражном суде, кроме прямо указанного в законе.

В связи с этим вызывает сомнение необходимость унификации гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства в части нормативного регулирования территориальной подсудности, что обусловлено существующей спецификой споров и иных дел, передаваемых на рассмотрение судов и арбитражных судов.

В завершение рассмотрения проблем в сфере разграничения компетенции судов и арбитражных судов следует коснуться еще одной проблемы, которая нуждается в разрешении. Вопрос наличия у суда или арбитражного суда компетенции рассматривать поступившее на его рассмотрение дело проверяется судом в обязательном порядке, причем как на этапе принятия дела к производству, так и в начале судебного разбирательства. Только сделав вывод о подведомственности и подсудности, суд может переходить к рассмотрению дела по существу.

Несоответствие переданного на разрешение суда или арбитражного суда дела правилам подсудности (при отсутствии у дела свойства подсудности) должно быть установлено судом или арбитражным судом уже на стадии принятия искового заявления. В случае выявления неподсудности дела суду или арбитражному суду заявителю возвращается поданное им исковое заявление/заявление ( п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ). Это не препятствует повторному обращению в надлежащий суд или арбитражный суд с тем же требованием с соблюдением правил подсудности ( ч. 3 ст. 135 ГПК РФ, ч. 6 ст. 129 АПК РФ). В том случае, если суд или арбитражный суд не выявил на стадии возбуждения производства отсутствие у дела свойства подсудности и принял дело к своему производству, последующее установление этого процессуального нарушения позволяет передать дело в другой суд или арбитражный суд - по подсудности ( п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ).

По-иному решается вопрос в случае, если суд или арбитражный суд делает вывод о том, что дело не отвечает требованиям правил о подведомственности (не обладает свойством подведомственности). В ситуации, когда дело принято к производству в нарушение данных правил, суд или арбитражный суд прекращает производство по делу на основании соответственно ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ. Прекращение производства означает окончание процесса по делу без вынесения решения по существу. В силу ст. 221 ГПК РФ, ч. 3 ст. 151 АПК РФ прекращение производства по делу не допускает повторного обращения в суд (или арбитражный суд) по тому же делу - между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Для ситуаций, когда неподведомственность дела была очевидной еще на стадии принятия искового заявления/заявления к производству, гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство предусматривает различное правовое регулирование.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в случае, если заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, то есть дело неподведомственно суду, суд отказывает в принятии искового заявления. Согласно ч. 3 ст. 134 ГПК РФ отказ в принятии искового заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям. Иными словами, институт отказа в принятии искового заявления по своим последствиям аналогичен институту прекращения производства по делу.

АПК РФ не предусматривает института отказа в принятии иска, вследствие чего исковое заявление/заявление, предъявленное с нарушением правил о подведомственности, подлежит принятию к производству и только затем - прекращению, что, по мнению специалистов, не отвечает требованию процессуальной экономии. Например, А.Т. Боннер указывает: "...в ГПК предусмотрен и реально работает в судах общей юрисдикции институт отказа в принятии искового заявления. Его применение позволяет уже на стадии принятия искового заявления отсеивать часть дел, рассмотрение которых, по существу, означало бы лишь пустую трату сил и времени суда и лиц, участвующих в деле... В АПК же подобного института не предусмотрено, поэтому арбитражные суды порой вынуждены принимать к своему производству и рассматривать по существу определенное количество дел, которые заведомо могут окончиться лишь бессмысленной тратой сил и времени суда и участников процесса" 1 .

--------------------------------

1 Боннер А.Т. Некоторые соображения по совершенствованию деятельности арбитражных судов // Закон. 2012. N 1. С. 57.

Думается, что арбитражный процесс нуждается в применении законоположений, которые в условиях явного отсутствия предпосылок права на предъявление иска закрепляли бы возможность суда не принимать такое исковое заявление/заявление к рассмотрению. Это вполне осуществимо посредством возвращения в арбитражный процесс института отказа в принятии искового заявления с одновременным закреплением в законе четких и однозначных оснований для применения его положений арбитражными судами.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ