СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


8. Принцип обязательности исполнения судебных решений


С предыдущим принципом прямо связано требование обязательности исполнения (и как таковой исполнимости) судебных решений, принимаемых национальными судами. ЕСПЧ неоднократно подтверждал свою позицию относительно обязательности исполнения окончательных судебных актов, указывая, что право на суд, гарантированное п. 1 ст. 6 Конвенции, носило бы иллюзорный характер, если национальная правовая система государства-ответчика допускала бы, чтобы окончательное судебное решение, обладающее обязательной силой, оставалось неисполненным 1 . Эту позицию ЕСПЧ повторил в деле " Бурдов против России", подчеркнув следующее: "Право на суд было бы иллюзией, если бы правовые системы Договаривающихся Государств допускали, чтобы окончательное и обязательное судебное решение оставалось недействующим в ущерб одной из сторон. Было бы непостижимым, если бы статья 6 (п. 1) должна была описывать детально процессуальные гарантии, предоставленные спорящим сторонам... не защищая при этом выполнение судебных решений" 2 .

--------------------------------

1 См., например, Постановление ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби против Греции" (п. 40).

2 Постановление ЕСПЧ от 7 мая 2002 г. по делу "Бурдов против России".

В свете Конвенции процесс исполнения судебного акта рассматривается в качестве неотъемлемой части права на суд, права на доступ к суду. Необоснованно длительная задержка исполнения вступившего в законную силу решения признается нарушением права на справедливое судебное разбирательство 1 . Например, в деле " Глушакова против России" ЕСПЧ констатировал, что, "не исполняя в течение нескольких лет вступившее в законную силу решение, вынесенное в пользу заявительницы, власти Российской Федерации нарушили сущность ее права на доступ к суду и воспрепятствовали ей в получении денежных средств, которые она разумно ожидала получить" 2 .

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 20 мая 2010 г. по делу "Бутенко и другие (Butenko and Others) против России".

2 Постановление ЕСПЧ от 10 мая 2007 г. по делу "Глушакова ( Glushakova) против России".

Лицо, в пользу которого вынесено решение суда против государства, не обязано возбуждать процедуру принудительного исполнения. Это означает, что если решение вынесено против государства, то именно оно, а не взыскатель обязано проявить инициативу для исполнения этого решения 1 . В делах же, которые требуют действий от должника - частного лица, государство как носитель публичной власти должно содействовать кредитору в исполнении судебного решения 2 .

--------------------------------

1 См.: Постановления ЕСПЧ от 26 июня 2008 г. по делу "Красев ( Krasev) против России", от 27 мая 2004 г. по делу "Метаксас против Греции".

2 См.: Постановления ЕСПЧ от 1 октября 2009 г. по делу "Макарова (Makarova) против России", от 3 февраля 2005 г. по делу "Фочьяк ( Fociac) против Румынии", от 19 октября 2006 г. по делу "Кесьян ( Kesyan) против России".

Приведенная в настоящем очерке практика ЕСПЧ не рассматривается в качестве буквального повода для внесения тех или иных формулировок в национальное процессуальное законодательство. Однако она позволяет лучше понять достаточно широкое содержание принципов цивилистического процесса, которое придается им современным европейским обществом, частью которого является и российское общество.

В настоящее время приходится наблюдать, как неблагоприятная международная ситуация выступила поводом для обострения дискуссии о допустимости "связывания" национальных законодателя и правоприменителя решениями и правовыми позициями международного суда. Причем наиболее жесткие взгляды высказываются уже не кулуарно, а вполне открыто - от имени высших государственных органов. Так, например, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству, полномочный представитель Государственной Думы Федерального Собрания РФ в Конституционном Суде РФ Д.Ф. Вяткин, характеризуя ЕСПЧ как "недееспособный", "не решающий тех задач, которые на него возложены Конвенцией", а его решения именуя политизированными, предлагает обращаться к "гораздо более эффективному" национальному органу - КС РФ 1 .

--------------------------------

1 Выступление Д.Ф. Вяткина на семинаре руководителей правовых служб законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации в рамках научно-практической конференции Государственной Думы ФС РФ "К 150-летию судебной реформы в России: законодательная политика по совершенствованию судебной системы - история и современность" (г. Санкт-Петербург, 25 - 26 сентября 2014 г.).

Не оспаривая значимость правовых позиций КС РФ в национальной правовой системе, необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, практика КС РФ по делам о проверке норм российского процессуального законодательства восприняла широкий круг правоположений, сформулированных ЕСПЧ в ходе толкования норм ст. 6 (и, во взаимосвязи, ст. 13) Конвенции 1 . Во-вторых, толкование права на справедливое судебное разбирательство международным судом в наименьшей степени встречает разночтения при применении национального законодательства (более того, последнее неоднократно совершенствовалось с учетом высказанных ЕСПЧ правовых позиций). В-третьих, пятнадцать лет участия в Конвенции говорят сами за себя: развитие процессуального законодательства в большинстве случаев если не прямо нацелено, то как минимум мотивировано необходимостью реализации именно тех стандартов правосудия, содержание которых подробно раскрывает в своей повседневной практике ЕСПЧ, - доступность суда, публичность разбирательства, независимость судей, состязательность процесса, стабильность и исполняемость окончательных судебных актов.

--------------------------------

1 См., например: Постановления КС РФ от 25 июня 2013 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", частей первой и четвертой статьи 244.1 и пункта 1 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.Е. Поповой", от 21 апреля 2010 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданки Е.В. Алейниковой и общества с ограниченной ответственностью "Три К" и запросами Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы", от 19 марта 2010 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 397 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Амосовой, Т.Т. Васильевой, К.Н. Жестковой и других", от 27 февраля 2009 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 37, 52, 135, 222, 284, 286 и 379.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части четвертой статьи 28 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" в связи с жалобами граждан Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной", Определение КС РФ от 13 июня 2006 г. N 272-О "По жалобам граждан Евдокимова Дениса Викторовича, Мирошникова Максима Эдуардовича и Резанова Артема Сергеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 89 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" и др.

Учитывая многовековую историю развития данных основ цивилистического процесса в России, их реализацию в будущем нельзя ставить в зависимость от статуса правовых позиций ЕСПЧ, признания или непризнания его эффективным или благосклонным к национальным властям. Вышерассмотренные принципы (требования, стандарты) уже выступили основой совершенствования отечественной системы правосудия. Они же должны быть приняты за основу унификации процессуального законодательства на современном этапе. Для чего в таком случае необходимо принятие во внимание прецедентной практики ЕСПЧ? Помимо очевидной целесообразности для государства исполнять конституционную обязанность гарантировать любому лицу судебную защиту (реальную и эффективную), избегать нарушений принятых на себя международных обязательств, существует потребность в концептуальном подходе к дальнейшему развитию процессуального законодательства.

Простые управленческие решения ставят весьма сложные задачи для предстоящей реформы. Если ее цель действительно состоит в обеспечении большей доступности, эффективности и результативности правосудия, а не в формальной консолидации ГПК и АПК, то обширная практика реализации основ отправления правосудия десятками европейских государств, отражающая как преимущества, так и недостатки, может послужить серьезной эмпирической базой для отечественного законодателя.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ