СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


2. Принцип справедливости судебного разбирательства


В своих постановлениях ЕСПЧ неоднократно разъяснял, что п. 1 ст. 6 Конвенции закрепляет необходимость достижения "справедливого баланса" между сторонами и признание судебного разбирательства справедливым лишь при условии обеспечения равных процессуальных возможностей обеих сторон, участвующих в деле 1 .

--------------------------------

1 См., например, Постановление ЕСПЧ от 24 апреля 2003 г. по делу " Ивон ( Yvon) против Франции".

Причем под справедливым судебным разбирательством в Конвенции подразумевается справедливость судебного процесса, но не результата этого процесса (самого судебного решения) 1 .

--------------------------------

1 См., например, решение ЕСПЧ от 15 мая 2007 г. по делу "Долгоносов (Dolgonosov) против России".

Обеспеченность равных процессуальных возможностей сторон, необходимая для признания судебного разбирательства справедливым, определяется ЕСПЧ исходя из анализа ряда аспектов.

Во-первых, ЕСПЧ оценивает справедливость судебного разбирательства, исходя из фактической возможности участия сторон в рассмотрении дела на всех стадиях судебного процесса. Несоблюдению данного условия способствует, в частности, ненадлежащее уведомление участвующих в деле лиц о дате судебного слушания в судебных заседаниях, влекущее для заинтересованных лиц невозможность участия в судебном разбирательстве. Каким бы способом ни осуществлялось извещение участвующих в деле лиц о слушании, суды должны иметь в распоряжении доказательства, подтверждающие получение такого уведомления адресатом 1 .

--------------------------------

1 См.: Постановления ЕСПЧ от 14 ноября 2008 г. по делу "Литвинова (Litvinova) против России", от 7 июня 2007 г. по делу "Ларин и Ларина (Larin and Larina) против России".

При отправлении правосудия по гражданским делам суд обязан обеспечить извещение лиц о судебном заседании с таким расчетом, чтобы они имели возможность явиться в суд 1 . Например, в деле "Прокопенко против России" ЕСПЧ указал, что в связи с поздним извещением заявительница была лишена возможности принять участие в заседании суда кассационной инстанции (она получила уведомление о дате рассмотрения ее кассационной жалобы вечером того дня, на который было назначено рассмотрение) 2 . ЕСПЧ также отметил, что из содержания кассационного определения не следует, что суд кассационной инстанции рассмотрел вопрос о том, была ли заявительница должным образом извещена о заседании и, если нет, должно ли рассмотрение дела быть отложено. Указанное позволило сделать вывод о нарушении права на суд.

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 15 марта 2005 г. по делу "Яковлев (Yakovlev) против России".

2 См.: Постановление ЕСПЧ от 3 мая 2007 г. по делу "Прокопенко (Prokopenko) против России". Ранее аналогичные нарушения были выявлены и в делах Яковлева и Трошева против России.

В качестве примера можно указать и дело "Росэлтранс против России" ( Roseltrans v. Russia) 1 . Заявитель - ОАО "Российский электротранспорт" ("Росэлтранс") - в жалобе в ЕСПЧ указывал, что Министерство по управлению государственным имуществом издало распоряжение о его ликвидации, которое он оспорил в суде общей юрисдикции. Суд первой инстанции требование заявителя удовлетворил, признав распоряжение недействительным; данное решение не обжаловалось и вступило в законную силу. Однако впоследствии прокуратурой был принесен протест в порядке надзора, который был удовлетворен: решение первой инстанции было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение. При этом заявитель не был извещен о рассмотрении дела судом надзорной инстанции, не участвовал в судебном разбирательстве, которое состоялось через год после вынесения решения судом первой инстанции, копий протеста и судебных актов не получал. По причине изменения подведомственности дело было передано в арбитражный суд, который признал распоряжение о ликвидации заявителя недействительным. Рассмотрев данную жалобу, ЕСПЧ признал, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции: разбирательство в суде надзорной инстанции не было справедливым, поскольку проводилось без уведомления заявителя, который был лишен возможности представить свои возражения против протеста прокурора.

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 21 июля 2005 г. по делу "Росэлтранс ( Roseltrans) против России".

ЕСПЧ признает нарушением права на справедливое судебное разбирательство ситуацию отсутствия фактической возможности участия лица в производстве по делу о его правах и обязанностях даже при условии присутствия на заседании лиц, которые в силу закона обязаны обеспечивать защиту его интересов. Так, в деле "Штукатуров (Shtukaturov) против России" 1 при рассмотрении национальным судом дела о признании недееспособным лица, страдавшего психическим заболеванием, присутствовали заявитель (мать), районный прокурор и представитель психиатрической больницы, в которую был помещен гражданин. Сам Штукатуров не был уведомлен о заседании и не присутствовал на нем. На основе заключения психиатра суд признал гражданина недееспособным и назначил его мать опекуном. Кассационная жалоба Штукатурова, поданная через адвоката, была оставлена без рассмотрения на основании недееспособности лица и возможности обращения в суд только через своего официального опекуна (по сути через противоположную сторону по делу, решение по которому он хотел обжаловать). Все дальнейшие попытки обращения в уполномоченные органы оказались безуспешными, поскольку на основании закона право выступать от имени заявителя по любым вопросам имеет только опекун, поместивший заявителя в психиатрическую больницу (вследствие чего последнему были запрещены все контакты с внешним миром, включая адвоката).

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 27 марта 2008 г. по делу "Штукатуров (Shtukaturov) против России".

ЕСПЧ признал нарушением принципа состязательности разбирательства рассмотрение дела на основании документов без наблюдения или заслушивания заявителя (поскольку, несмотря на заболевание, он был относительно самостоятелен), при том что исход разбирательства затрагивал его права практически во всех сферах жизни и влек за собой потенциальное ограничение его свободы. Непосредственное участие данного лица в процессе было необходимо не только для обеспечения ему возможности представить свою позицию, но и для непосредственной оценки судом его способности осознавать свои действия. Формальное присутствие районного прокурора (как бы в защиту прав лица) в десятиминутном судебном заседании, по мнению ЕСПЧ, не придало разбирательству состязательный характер. Кроме того, в отличие от другой стороны гражданин был лишен фактической возможности обжаловать решение о признании его недееспособным.

Во-вторых, оценить справедливость судебного разбирательства помогает анализ фактической (реальной) состязательности сторон в процессе.

Данное условие может быть реализовано только при условии, что имело место "равенство оружия" сторон, то есть каждой из сторон в разбирательстве были предоставлены равные возможности по отстаиванию своей позиции по делу, которые не ставят ее в существенно менее благоприятное положение по сравнению с оппонентом 1 . В частности, участниками процесса признается право ознакомиться с доказательствами до начала рассмотрения дела в судебном заседании, выразить свое мнение относительно наличия, содержания и подлинности представленных доказательств заблаговременно в письменном виде при необходимости 2 . Каждая из сторон судебного разбирательства должна иметь реальную возможность "представить" свое дело (быть уведомленной о замечаниях и доказательствах, представленных оппонентом, иметь возможность прокомментировать их, а также представить свои доводы и возражения) в условиях, в которых ни одна из них не имеет явного преимущества в процессе по отношению к другой.

--------------------------------

1 См., например, Постановления ЕСПЧ от 10 мая 2007 г. по делу "Ковалев (Kovalev) против России", от 16 ноября 2006 г. по делу "Климентьев (Klimentyev) против России", от 12 мая 2005 г. по делу "Оджалан ( Ocalan) против Турции", от 24 февраля 1997 г. по делу "Де Хаэс ( de Haes) и Гийселс ( Gijsels) против Бельгии", решение ЕСПЧ от 10 июня 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы по делу "Галина Ивановна Чернышева (Galina Ivanovna Chernysheva) против России".

2 См.: решение ЕСПЧ от 14 января 2003 г. по вопросу приемлемости жалобы по делу "Аркадий Иванович Викторов (Arkadiy Ivanovich Viktorov) против России".

Следовательно, судебное разбирательство не будет признано справедливым, если, например, одна из сторон была лишена возможности изложить и защищать свою позицию. Так, возможность для сторон участвовать в процессе по делу с помощью переводчика (если лицо не владеет соответствующим языком) является необходимой гарантией состязательности и характеризует судебный процесс с точки зрения его справедливости.

В отдельных случаях (при явном неравенстве возможностей сторон, к примеру в сложном и длительном судебном споре с крупной корпорацией) отказ властей предоставить заявителям бесплатную юридическую помощь рассматривается как нарушение права на справедливое судебное разбирательство в части равного права эффективно представить свою позицию суду 1 .

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 15 февраля 2005 г. по делу " Стил и Моррис ( Steel and Morris) против Соединенного Королевства".

О "равенстве оружия" сторон, то есть фактической состязательности сторон в процессе, нельзя говорить и тогда, когда, к примеру, суд не вызывал и не заслушал главного свидетеля (нескольких свидетелей), выступающего в пользу одной стороны, чем создает преимущества для другой стороны процесса. Так, ЕСПЧ рассмотрел жалобу бывшего председателя Верховного Суда Хорватии в связи с отказом суда допросить свидетелей с его стороны в рамках дисциплинарного производства 1 . Национальный суд сослался на установленность и несущественность для дела обстоятельств, которые заявитель пытался опровергнуть с помощью показаний свидетелей. ЕСПЧ, признавая свободу национального права устанавливать правила представления доказательств и не заменяя оценку доказательств национальным судом, посчитал несовместимым с гарантиями справедливого судебного разбирательства ограничение стороны в возможности представлять доказательства (в том числе свидетельские показания), на которых основана линия ее защиты и которые имеют существенное значение для оценки обоснованности выдвинутых обвинений. Отказ заслушать любого из свидетелей заявителя был признан несовместимым с гарантиями справедливого судебного разбирательства и нарушающим принцип равенства процессуальных возможностей. Нельзя говорить о справедливости судебного разбирательства и тогда, когда одна из сторон была лишена возможности представлять относящиеся к делу документы.

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 5 мая 2009 г. по делу "Олуич ( Olujic) против Хорватии".

Важно заметить, что п. 1 ст. 6 Конвенции не требует от государств-участников закрепления в национальной правовой системе исключительно состязательной модели процесса. Принцип справедливости судебного разбирательства предполагает наличие такого характера судопроизводства, который дает сторонам принципиальную возможность представлять доказательства в защиту своей позиции, быть информированными обо всех приобщенных к делу материалах и доказательствах, делать замечания, представлять возражения на доводы другой стороны с целью оказать воздействие на решение суда 1 . Национальное законодательство может закрепить такой характер процесса по-разному, но избранный способ должен гарантировать участникам разбирательства равные возможности защиты.

--------------------------------

1 См., например, п. 33 Постановления ЕСПЧ от 20 февраля 1996 г. по делу " Вермюлен ( Vermeulen) против Бельгии".

Недопустимо также использование государством своих правомочий, не сопоставимых с возможностями частного лица, по изменению нормативного регулирования (или толкования действующих норм права) для изменения "неблагоприятной" для него практики рассмотрения аналогичных дел 1 .

--------------------------------

1 См.: Постановления ЕСПЧ от 18 ноября 2004 г. по делу "Праведная против России", от 13 октября 2005 г. по делу "Васильев против России", от 13 апреля 2006 г. по делу "Сухобоков против России", от 18 января 2007 г. по делу "Булгакова против России", от 19 июля 2007 г. по делу "Кондрашина против России".

В-третьих, оценка справедливости судебного разбирательства требует обязательного учета законности методов получения доказательств. ЕСПЧ выработана правовая позиция, согласно которой приобщение к делу незаконно полученных доказательств будет являться нарушением права на справедливое судебное разбирательство только в том случае, если окончательный судебный акт в большей степени основан на указанных доказательствах, а заявитель был лишен возможности оспорить их достоверность и факт использования 1 .

--------------------------------

1 См.: п. 47 - 48 Постановления ЕСПЧ от 12 июля 1988 г. по делу " Шенк ( Schenk) против Швейцарии", от 10 марта 2009 г. по делу "Быков (Bykov) против России".

Так, в деле "S.C. IMH Сучава С.Р.Л. против Румынии" 1 коммерческая организация была признана виновной в продаже дизельного топлива, смешанного с водой. Национальные суды при рассмотрении в разных процессах двух жалоб компании на незаконность применения наказания (виновной она была признана двумя разными государственными органами) вследствие того, что решения основаны на результатах экспертизы, образцы для которой были получены ненадлежащим образом, пришли к прямо противоположным выводам. Одни признали экспертные заключения недопустимым доказательством ввиду нарушения порядка изъятия и хранения образцов, другие проигнорировали этот довод. При этом экспертные заключения являлись основным доказательством в обоих судебных разбирательствах. ЕСПЧ признал, что оцененное судами по-разному доказательство имело решающее значение для установления фактов по обоим делам, несмотря на то что во втором деле государственный орган ссылался и на другие документы, помимо экспертного заключения (эти документы не получили оценки в судебном акте, что не позволяет говорить об их значимости для принятия судебного решения). При этом суд, рассматривавший второе дело, был осведомлен о вынесенном ранее решении и оценке, которую в нем получило данное доказательство, однако не привел мотивов для обоснования своего решения на противоположном выводе о допустимости данного доказательства. Европейский суд отметил, что с учетом его решающей роли для исхода дела от судов требовался конкретный и ясный ответ на довод заявителя о недопустимости этого доказательства, и признал, что в данном деле имел место факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство.

--------------------------------

1 Постановление ЕСПЧ от 29 октября 2013 г. по делу "S.C. IMH Сучава С.Р.Л. (S.C. IMH Suceava S.R.L.) против Румынии".

По мнению ЕСПЧ, справедливость судопроизводства предполагает несвязанность суда доводами сторон: он вправе определять применимое право, толковать доказательства по-новому и т.д. Вместе с тем судьи должны быть более предусмотрительны, если имеют дело с доказательствами по делу, которые ранее не рассматривались судом 1 .

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 13 мая 2008 г. по делу "Галич (Galich) против России".

В-четвертых, основанием для того, чтобы говорить об отсутствии справедливого судебного разбирательства, может выступить и недостаточность мотивировки судебных актов.

Важность полноты мотивировочной части для целей признания судебного разбирательства справедливым неоднократно подчеркивалась в практике ЕСПЧ: европейские стандарты судебного разбирательства требуют от национальных судов приведения обоснования принимаемых судебных актов по любым категориям рассматриваемых дел 1 .

--------------------------------

1 См. также: Постановления ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу "Кузнецов и другие против России", от 24 марта 2005 г. по делу "Фризен ( Frizen) против России", от 22 апреля 1992 г. по делу "Видал против Бельгии".

Нарушением права на справедливое судебное разбирательство признается ситуация, когда национальным судом при принятии судебного акта были проигнорированы доводы, представленные одной из сторон. К примеру, это имело место в деле "Кузнецов и другие против России" 1 : основной довод жалобы заявителей был оставлен за рамками судебной проверки и, следовательно, не был рассмотрен по существу. Такое исключение было квалифицировано ЕСПЧ как невыполнение национальным судом обязанности обосновать свое решение и обеспечить соблюдение принципа справедливости, что нарушило право на суд.

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 11 января 2007 г. по делу "Кузнецов ( Kuznetsov) и другие против России".

Примером может служить и дело по жалобе "Галич и Дерябина против России". В ней указывалось, что заявитель обратился в суд с требованием о взыскании с должника по договору займа основного долга и процентов за неисполнение денежного обязательства. Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, а суд кассационной инстанции, отклонив кассационную жалобу, по собственной инициативе уменьшил сумму процентов годовых (хотя этот вопрос сторонами дела не поднимался), не приведя правовых оснований такого решения. ЕСПЧ признал жалобу приемлемой в части нарушения права на справедливое судебное разбирательство вследствие отсутствия у заявителя возможности привести доводы против уменьшения суммы процентов и недостаточности мотивов, изложенных судом кассационной инстанции в обоснование своего решения. Суд проверочной инстанции обязан мотивировать свой вывод, что размер процентов, присужденный судом первой инстанции, являлся несоразмерным понесенному заявителем ущербу 1 .

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 13 мая 2008 г. по делу "Галич (Galich) против России".

В то же время следует признать, что ЕСПЧ не исходит из толкования требования мотивированности как предполагающего подробный ответ суда на каждый довод, высказанный участвующим в деле лицом 1 . Вывод о таком нарушении судом обязанности мотивировать принятый акт, которое способно повлиять на справедливость судебного разбирательства в целом, может быть сформулирован лишь в свете обстоятельств конкретного дела 2 . Немотивированными признаются только излишне лаконичные судебные акты, создающие неясность мотивов, оснований разрешения судом вопроса или спора в целом именно таким образом, как было сделано. При этом подлежат учету особенности порядка функционирования национальных судебных систем в части правил изложения судебных актов.

--------------------------------

1 См.: Постановление ЕСПЧ от 22 февраля 2007 г. по делу "Красуля ( Krasulya) против России".

2 См.: Постановление ЕСПЧ от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Тория ( Ruiz Torija) против Испании".

В-пятых, при оценке справедливости судебного разбирательства нельзя исключить оценку порядка и фактической возможности обжалования вынесенного судебного акта сторонами, а также невозможности вмешательства в порядок обжалования со стороны лиц, не участвующих в деле, и лиц, чьи права не затронуты вынесенным судебным актом.


М.А. РОЖКОВА, М.Е. ГЛАЗКОВА, М.А. САВИНА





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ