СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Комментарий к статье 12.2 Управление транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных


1. Административные правонарушения, предусмотренные комментируемой статьей, посягают на общественные отношения в области безопасности дорожного движения. О понятии безопасности дорожного движения см. ст. 2 Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

2. Вопросы квалификации комментируемых правонарушений разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

3. Предметом административных правонарушений является государственный регистрационный знак транспортного средства, под которым понимается специальный опознавательный знак транспортного средства, содержащий буквенно-цифровое обозначение, присваиваемое транспортному средству регистрирующим органом, и изготовленный в соответствии с требованиями национального стандарта.

Типы знаков и их реквизиты утверждены Приказом МВД России от 28 марта 2002 г. N 282 "О государственных регистрационных знаках транспортных средств".

Государственный регистрационный знак транспортного средства необходимо отличать от его идентификационного номера (VIN) и номера шасси (кузова, рамы, двигателя), которые ни в названии, ни в содержании статьи в качестве предмета указанных в ней административных правонарушений не названы.

Идентификационный номер (VIN) - это уникальный код транспортного средства, который присваивается ему предприятием-изготовителем и содержит информацию о производителе и характеристиках транспортного средства. Содержание VIN номера транспортного средства подробно раскрыто в Положении о паспортах транспортных средств и паспортах шасси транспортных средств.

Номера кузова, шасси, рамы, двигателя также присваиваются предприятием-изготовителем. Это порядковые производственные номера, которые фиксируются в техническом паспорте и других документах транспортного средства. Исключение составляет номер двигателя, который в техническом паспорте транспортного средства не указывается.

4. С объективной стороны административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 рассматриваемой статьи, выражается в действиях водителя по управлению зарегистрированным транспортным средством с нечитаемыми, нестандартными или установленными с нарушением требований государственного стандарта государственными регистрационными знаками.

При квалификации действий лица по ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ следует руководствоваться примечанием к указанной статье, согласно которому государственный регистрационный знак признается нестандартным, если он не соответствует требованиям, установленным законодательством о техническом регулировании, и нечитаемым, когда с расстояния 20 м не обеспечивается прочтение в темное время суток хотя бы одной из букв или цифр заднего государственного регистрационного знака, а в светлое время суток хотя бы одной из букв или цифр переднего или заднего государственного регистрационного знака.

Например, по ч. 1 комментируемой статьи надлежит квалифицировать управление транспортными средствами с загрязненными номерами, которые затрудняют прочтение нанесенных на них символов (в том числе одного из них).

5. Самостоятельный состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1 анализируемой статьи, образуют действия лица, выразившиеся в управлении транспортным средством с государственными регистрационными знаками, установленными с нарушением требований государственного стандарта.

Типы, основные размеры, а также технические требования к государственным регистрационным знакам и к их установке определены Техническим регламентом Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств". Аналогичные требования содержатся в ГОСТ Р 50577-93 "Знаки государственные регистрационные транспортных средств. Типы и основные размеры. Технические требования", включенном в перечень национальных стандартов, обеспечивающих соблюдение положений указанного Регламента.

В соответствии с упомянутым ГОСТом большинство государственных регистрационных знаков в Российской Федерации являются стандартными. Они устанавливаются на автотранспортных средствах физических лиц и организаций в виде прямоугольных табличек, изготовленных из металлических пластин с нанесенными на них цифровыми и буквенными обозначениями, форма, размер и цветовая гамма которых определены ГОСТом.

Комбинации буквенно-цифровых обозначений на таких знаках строятся по принципу "три буквы, три цифры".

Буквы означают серию номерного знака, а цифры - номер. ГОСТом для использования на знаках разрешены 12 букв кириллицы, имеющих графические аналоги в латинском алфавите, - А, В, Е, К, М, Н, О, Р, С, Т, У и Х. В правой части номерного знака, в обособленном четырехугольнике, расположены: в нижней части - флаг Российской Федерации с надписью "RUS", а в верхней - кодовое обозначение субъекта Российской Федерации, в котором был зарегистрирован автомобиль. При этом буквы по размеру шрифта меньше, чем цифры.

Пластина автомобильного государственного регистрационного знака изготавливается из металла без применения краски с использованием специальной белой клеящейся светоотражающей пленки (3М), содержащей надпись "RUS" и изображение российского флага, которые технологически внесены в саму пленку. Дополнительно, в целях борьбы с подделками государственного регистрационного знака, на пленке имеются элементы голографической защиты, выполненные в виде квадратов с надписями "RUS". Пленку фиксируют на металлической пластинке с помощью термопресса, а надпись выдавливают и затем покрывают черной краской.

После введения в действие ГОСТ Р 50577-93 государственные регистрационные знаки предыдущих образцов не изымались из обращения, в связи с чем до сих пор встречаются автотранспортные средства с советскими номерными знаками: образца 1980 г. - из четырех цифр и трех букв на белом фоне и образца 1958 г. - из двух двузначных чисел, разделенных дефисом, и идущих за ними трех букв на черном фоне. Желтые номера образца 1947 г. встречаются очень редко, только на ретро-автомобилях.

Формат, размер и (или) цветовая гамма государственных регистрационных знаков, устанавливаемых на маршрутных транспортных средствах, военных транспортных средствах, транспортных средствах дипломатических миссий, транспортных средствах МВД России, прицепах, строительной технике и мотоциклах, немного отличаются от стандартных номеров 1 .

--------------------------------

1 Изображения основных типов государственных регистрационных знаков и их характеристики приведены в приложении N 4 к комментарию.

Например, нестандартным будет считаться знак, который по своим размерам и (или) размерам нанесенных на него символов не соответствует требованиям ГОСТ Р 50577-93 (п. 3.5), а также знак, который имеет буквенно-цифровые обозначения, выполненные любой иной краской, кроме черной (п. 4.8), либо знак, на котором под кодом региона регистрации транспортного средства отсутствуют изображение Государственного флага РФ и (или) надпись "RUS" (п. 3.4) либо на котором комбинации букв и цифр не имеют выпуклого 3D рельефа (п. 3.6). Не соответствующими требованиям государственного стандарта признаются и такие знаки, которые установлены с отклонением от продольной плоскости симметрии транспортного средства более чем на 3 градуса (п. И.4.2) либо с отклонением от опорной плоскости транспортного средства более чем на 5 градусов (п. И.4.3), а также потертые в процессе эксплуатации транспортного средства или в результате изначально некачественного изготовления номера (за исключением случаев умышленного физического или химического воздействия на номер с помощью посторонних предметов или средств (кислоты, наждачной (шлифовальной) бумаги, тяжелого предмета и т.п.)) (п. 4.5), надломленные и деформированные знаки.

6. Согласно п. 2 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения на механических транспортных средствах (кроме трамваев и троллейбусов) и прицепах к ним должны быть установлены на предусмотренных для этого местах регистрационные знаки соответствующего образца, а на автомобилях и автобусах, кроме того, размещается в правом нижнем углу ветрового стекла в установленных случаях лицензионная карточка.

В соответствии с требованиями ГОСТ Р 50577-93 на легковых, грузовых, грузопассажирских автомобилях и автобусах должны быть предусмотрены места установки одного переднего и одного заднего государственного регистрационного знака; на прочих транспортных средствах - одного заднего (п. И.5).

Место для установки регистрационного знака должно представлять собой плоскую вертикальную прямоугольную поверхность и выбираться таким образом, чтобы исключались загораживание знака элементами конструкции транспортного средства, загрязнение при эксплуатации транспортного средства и затруднение прочтения. Регистрационные знаки не должны уменьшать углы переднего и заднего свесов транспортного средства, закрывать внешние световые и светосигнальные приборы, выступать за боковой габарит транспортного средства (п. И.2 указанного ГОСТа). Передний регистрационный знак должен устанавливаться, как правило, по оси симметрии транспортного средства. Допускается установка переднего регистрационного знака слева от оси симметрии транспортного средства по направлению движения транспортного средства ( п. И.3 ГОСТа). Согласно п. И.4.1 ГОСТ Р 50577-93 регистрационный знак должен устанавливаться по оси симметрии транспортного средства или слева от нее по направлению движения.

Высота нижнего края заднего регистрационного знака от опорной плоскости транспортного средства должна быть не менее 300 мм, для мотоциклов, мотороллеров, мопедов и снегоходов - не менее 200 мм, высота верхнего края знака - не более 1200 мм. В случае если конструкция транспортного средства не позволяет обеспечить высоту расположения верхнего края регистрационного знака на высоте не более 1200 мм, то допускается увеличение размера до 2000 мм (п. И.4.4 упомянутого ГОСТа). Не допускается закрывать знак органическим стеклом или другими материалами ( п. И.5 ГОСТа).

Приведенные нормы корреспондируют с положениями Технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств".

Регистрационные знаки "ТРАНЗИТ" должны устанавливаться на легковых автомобилях и автобусах - один на переднем и один на заднем ветровых стеклах внутри салона (кабины) справа от продольной плоскости симметрии по направлению движения транспортного средства; на грузовых автомобилях и тракторах - один знак на переднем ветровом стекле внутри кабины справа от продольной плоскости симметрии по направлению движения транспортного средства. Регистрационные знаки "ТРАНЗИТ", выданные на мотоциклы и прицепы, должны находиться у водителей ( п. И.6 ГОСТ Р 50577-93).

Управление транспортным средством без государственных регистрационных знаков или регистрационных знаков "ТРАНЗИТ", а также управление транспортным средством без установленных на предусмотренных для этого местах государственных регистрационных знаков или регистрационных знаков "ТРАНЗИТ" подлежит квалификации по ч. 2 комментируемой статьи.

7. В соответствии с п. 5.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 административная ответственность по ч. 2 рассматриваемой статьи наступает не только в случае управления транспортным средством, на котором отсутствуют либо неправильно установлены оба государственных регистрационных знака, но и при отсутствии лишь одного из них, а также в случае установки одного из регистрационных знаков на не предусмотренном для этого месте при правильной установке другого (например, один транзитный номерной знак находится в салоне автомашины в горизонтальном положении). Приведенное разъяснение особенно важно учесть, поскольку ранее в постановлениях Верховного Суда РФ по конкретным делам отсутствие на транспортном средстве одного государственного регистрационного знака рассматривалось в качестве нарушения требования государственного стандарта, регулирующего вопрос установки государственных регистрационных знаков. В свою очередь, управление таким транспортным средством квалифицировалось по ч. 1 ст. 12.1 КоАП РФ 1 .

--------------------------------

1 См., например: Постановление Верховного Суда РФ от 22 июня 2007 г. N 5-АД07-41.

8. Если отсутствие на транспортном средстве государственных регистрационных знаков (в том числе одного из них) или установка государственных регистрационных знаков (в том числе одного из них) с нарушением требований государственного стандарта были обусловлены объективными причинами, например дорожно-транспортным происшествием, повлекшим утрату номерных знаков или причинение транспортному средству механических повреждений, исключающих возможность крепления знаков на предусмотренных для этого местах, то оснований для освобождения водителя от административной ответственности, предусмотренной ч. 2 комментируемой статьи, также не имеется. Действия водителя, осуществляющего движение на транспортном средстве без государственных регистрационных знаков (в том числе без одного из них), подлежат квалификации по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ даже в том случае, когда он был остановлен сотрудником ГИБДД по пути следования с места дорожно-транспортного происшествия, в результате которого возникли указанные обстоятельства (например, если в результате дорожно-транспортного происшествия был поврежден передний бампер автомобиля и установить передний номерной знак на предусмотренном для этого месте не представилось возможным).

9. При разграничении составов административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, связанных с управлением транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков, необходимо учитывать, что данные нормы соотносятся как общая и специальная. Следовательно, решающее значение для правильной квалификации будет иметь принцип приоритета специальной нормы над общей. Это значит, что административную ответственность по ч. 1 рассматриваемой статьи могут повлечь только такие действия, которые не охватываются диспозицией ч. 2 данной статьи.

Так, управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, установленными на предусмотренных для этого местах, но с нарушением требований ГОСТ Р 50577-93 (например, знак загораживает элементы конструкции транспортного средства, закрывает световые и светосигнальные приборы, имеет дополнительные отверстия, предназначенные для крепления знака, выступает за боковой габарит транспортного средства, установлен перпендикулярно плоскости симметрии транспортного средства с отклонением более чем на 3 градуса, закреплен болтами красного или иного цвета, отличного от цвета поля знака, и т.д.), подлежит квалификации по ч. 1 комментируемой статьи. В случае, когда хотя бы один государственный регистрационный знак установлен на не предусмотренном ГОСТ Р 50577-93 месте (например, справа от оси симметрии транспортного средства по направлению движения транспортного средства, на капоте, под лобовым стеклом, под фарой и др.), действия водителя образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 данной статьи.

10. Сложным для практики оказался вопрос о квалификации административного правонарушения, выразившегося в управлении транспортным средством с регистрационными знаками "ТРАНЗИТ", срок действия которых истек 1 . Как разъяснил Верховный Суд РФ, указанные действия не охватываются составом административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи, и влекут за собой иные предусмотренные законом последствия, связанные с нарушением владельцем транспортного средства обязанности по его регистрации в установленном порядке. В силу этого данное правонарушение надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 12.1 КоАП РФ (см. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2006 г., Постановление Верховного Суда РФ от 17 марта 2014 г. N 11-АЦ14-4).

--------------------------------

1 Как было указано ранее, согласно п. 33.1 Приказа МВД России от 24 ноября 2008 г. N 1001 регистрационные знаки "ТРАНЗИТ" выдаются на срок 20 суток.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда, А. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ, за управление транспортным средством без государственных регистрационных знаков.

Московский городской суд судебные решения изменил, переквалифицировав действия А. с ч. 2 на ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ, и снизил размер наложенного на него административного штрафа.

Приходя к такому выводу, суд исходил из того, что предыдущему собственнику транспортного средства, приобретенного А. на основании договора купли-продажи, был выдан регистрационный знак "ТРАНЗИТ", который А. не был передан.

При остановке транспортного средства под управлением А. сотрудником ГИБДД срок действия указанного знака, который на момент заключения договора купли-продажи являлся действующим, уже истек, равно как истек и срок регистрации транспортного средства в органе ГИБДД, предусмотренный п. 1 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 "О Правилах дорожного движения", и п. 4 Приказа МВД России от 24 ноября 2008 г. N 1001 "О порядке регистрации транспортных средств".

На этом основании и принимая во внимание, что регистрация транспортных средств осуществляется с выдачей соответствующих документов и государственных регистрационных знаков, суд указал, что в данном случае отсутствие регистрационных знаков на транспортном средстве, принадлежащем А., свидетельствует о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.1 КоАП РФ 1 .

--------------------------------

1 Постановление Московского городского суда от 6 декабря 2013 г. N 4а-2667/13.

11. Отдельный состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи, образует управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, видоизмененными или оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих их видоизменить или скрыть.

Приведенное положение действует в редакции Федерального закона от 14 октября 2014 г. N 307-ФЗ, который внес некоторые изменения в содержание признаков объективной стороны состава данного правонарушения. До этого, как известно, речь шла об управлении транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными органическим стеклом или другими материалами, препятствующими или затрудняющими их идентификацию. Однако такая редакция приводила к трудностям в правоприменении, так как не учитывала многообразия различных способов и устройств, позволяющих скрыть или видоизменить номерные знаки либо затруднить их идентификацию без применения каких-либо дополнительных материалов. На практике в связи с этим возникали вопросы, например, о том, подпадает ли под действие ч. 2 рассматриваемой статьи управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, на которых все или только отдельные символы, нанесенные предприятием-изготовителем, изменены путем заклеивания либо полностью или частично закрыты с помощью какого-либо устройства.

Сейчас эти проблемы в основном сняты, поскольку ныне действующая редакция ч. 2 комментируемой статьи позволяет привлекать правонарушителей к административной ответственности независимо от того, какие именно материалы или устройства и каким образом были использованы в целях закрытия, видоизменения или иного затруднения идентификации номерных знаков (в том числе одного из них) и какие именно последствия из числа вышеперечисленных они повлекли. Следовательно, при разрешении данной категории дел вопрос о том, каким материалом, затрудняющим распознавание номерных знаков, последние были оборудованы, существенного правового значения не имеет. Правовое значение имеет лишь факт управления транспортным средством, оборудованным с применением такого материала.

Как показывает практика, в целях затруднения распознавания государственных регистрационных знаков, установленных на транспортном средстве, водители чаще всего используют рамки-шторки автоматического закрывания, приводимые в действие с помощью пульта дистанционного управления, скотч, пластилин, изоленту. Однако это могут быть и другие материалы.

Так, по одному из дел Московский городской суд признал обоснованной квалификацию по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ действий Е., выразившихся в управлении транспортным средством с государственными регистрационными знаками, один из которых был частично заклеен кленовым листком. Приходя к такому выводу, суд отверг довод жалобы о том, что лист от дерева прилип к государственному регистрационному знаку во время движения. При этом суд учел, что согласно свидетельским показаниям инспектора ДПС находившийся на государственном регистрационном знаке кленовый лист закрывал строго одну букву номера и затруднял его идентификацию, тогда как сама автомашина и указанный знак были абсолютно чистыми. Было принято во внимание и то, что данный лист Е. "оторвал" от государственного регистрационного знака с большим трудом 1 .

--------------------------------

1 Постановление Московского городского суда от 8 июля 2014 г. N 4а-1491/14.

По другому делу Московский городской суд согласился с постановлением мирового судьи, которым К. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ, выразившегося в управлении транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными с применением самоклеющейся пленки, которая при обычном освещении не препятствовала идентификации транспортного средства, но в случае попадания на нее световых вспышек затрудняла распознавание номерного знака специальными техническими средствами фото- и видеофиксации 1 .

--------------------------------

1 Постановление Московского городского суда от 15 октября 2014 г. N 4а-2878/14.

В связи с приведенными примерами следует обратить внимание на то, что состав рассматриваемого правонарушения будет иметь место во всех случаях, когда материалы и устройства, с применением которых оборудованы государственные регистрационные знаки, не обеспечивают возможности их постоянной идентификации независимо от погодных условий, уровня освещенности, угла обзора и других факторов либо затрудняют распознавание номерных знаков с помощью работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи. Таким образом, возможность идентификации номерного знака на момент остановки транспортного средства сотрудником ГИБДД, равно как и возможность его идентификации с применением отдельных средств автоматической фото- и видеофиксации, не может повлечь освобождение водителя от административной ответственности по ч. 2 комментируемой статьи.

Показательно в этом отношении дело П., рассмотренное Московским городским судом.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда, П. была привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ за управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными шторками автоматического закрывания, одна из которых на момент остановки транспортного средства сотрудником ГИБДД была открыта, а другая - частично закрыта.

В жалобе на данные постановления, поданной в Московский городской суд, П. ссылалась на то, что во время движения транспортного средства оба государственных регистрационных знака были открыты, а шторки автоматического закрывания фактически не использовались. Отклоняя приведенный довод, суд исходил из того, что при наличии таких шторок, находящихся в исправном состоянии, не обеспечивается возможность постоянной идентификации номерных знаков, так как с помощью пульта дистанционного управления водитель может мгновенно закрыть один номер или оба номера одновременно. Суд также учел, что ни при составлении протокола об административном правонарушении, ни в ходе судебного разбирательства П. не указывала на то, что рамки-шторки, установленные на государственных регистрационных номерах ее автомашины, находятся в неисправном состоянии, исключающем возможность их применения для закрытия госномера, а ссылалась лишь на то, что во время движения она фактически их не использовала. Кроме того, суд принял во внимание письменные объяснения П., собственноручно изложенные ею в протоколе об административном правонарушении, из содержания которых усматривалось, что номерные знаки ее автомашины были оборудованы стандартной рамкой, имеющей возможность опускания непрозрачного защитного покрытия для следования в условиях бездорожья для защиты лакокрасочного покрытия. Как указал суд, сведений о том, что на момент остановки П. сотрудником ГИБДД установленные на номерных знаках шторки автоматического закрывания были неисправны, в материалах дела нет и П. представлено не было.

При таких обстоятельствах жалоба П. была оставлена без удовлетворения 1 .

--------------------------------

1 Постановление Московского городского суда от 20 января 2012 г. N 4а-2781/11.

12. Действия водителя по управлению транспортным средством с государственными регистрационными знаками, установленными в перевернутом виде нижней частью кверху, либо с номерными знаками, полностью или частично закрытыми элементами конструкции транспортного средства (в том числе одного из них), например металлической дугой, лебедкой, а также с государственными регистрационными знаками, незначительно потертыми от времени, не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи. Указанные действия свидетельствуют о несоблюдении водителем требований ГОСТ Р 50577-93, предъявляемых к установке государственных регистрационных знаков, и подлежат квалификации по ч. 1 данной статьи.

Однако если внешний вид государственного регистрационного знака соответствует требованиям государственного стандарта, но сам знак установлен лицевой стороной к бамперу транспортного средства, то предпочтение должно отдаваться специальной норме ч. 2 комментируемой статьи, так как структура и характер материала покрытия оборотной стороны номерного знака не обеспечивают возможности его постоянной идентификации, в том числе затрудняют распознавание государственного номера с помощью работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи 1 .

--------------------------------

1 Подробную аргументацию см. в Постановлении Московского городского суда от 15 сентября 2014 г. N 4а-2422/2014.

То же самое касается случаев управления транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными рамками-перевертышами, которые при нажатии на кнопку, находящуюся в салоне автомашины, или на пульт дистанционного управления переворачиваются на 180 градусов, меняя один номер, нанесенный на лицевую сторону государственного регистрационного знака, на другой номер или надпись, нанесенные на его оборотную сторону, или на табличку без каких-либо надписей и обозначений.

Аналогичным образом следует квалифицировать действия водителя по управлению транспортным средством с государственными регистрационными знаками, на которых цифровые и буквенные обозначения, нанесенные предприятием-изготовителем, хотя и имеют выпуклый 3D рельеф, соответствующий требованиям п. 3.6 ГОСТ Р 50577-93, однако полностью выбелены или стерты. Содеянное представляет собой управление транспортным средством с видоизмененными знаками и подлежит квалификации по ч. 2 комментируемой статьи независимо от того, имелась ли возможность распознавания таких знаков с применением автоматических средств фото- и видеофиксации, поскольку в рассмотренной ситуации возможность их постоянной идентификации исключена.

Государственные регистрационные знаки признаются видоизмененными и в том случае, когда нанесенные на них цифровые и буквенные обозначения (как все, так и некоторые из них) имеют потертости, полученные не в процессе эксплуатации транспортного средства, а в результате умышленного воздействия на номер с помощью посторонних предметов или средств (кислоты, наждачной (шлифовальной) бумаги, тяжелого предмета и т.п.). Правда, необходимо внести одно уточнение: управление транспортным средством с такими знаками не может быть квалифицировано по ч. 2 комментируемой статьи, если в результате механического или химического воздействия на номер имеющиеся на нем символы были полностью или частично искажены, что повлекло создание фактически нового номера.

Составом административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 анализируемой статьи, охватываются также случаи управления транспортным средством с государственными регистрационными знаками, на которых поле лицевой стороны полностью закрыто пластиком или иным материалом, не позволяющим различить не только нанесенные на знак обозначения, но и 3D рельеф имеющихся на нем комбинаций букв и цифр. В приведенном примере номерные знаки на транспортном средстве, по существу, отсутствуют, в связи с чем управление указанным транспортным средством подлежит квалификации по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ 1 .

--------------------------------

1 Наиболее типичные примеры административных правонарушений, квалифицируемых по ч. 2 комментируемой статьи, см. в приложении N 6 к комментарию.

13. Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 комментируемой статьи, состоит в установке на транспортном средстве заведомо подложных государственных регистрационных знаков.

Согласно позиции Верховного Суда РФ по ряду дел под подложными государственными регистрационными знаками понимаются, в частности:

- государственные регистрационные знаки, изготовленные не на предприятии-изготовителе целиком со всеми их элементами (например, это могут быть государственные регистрационные знаки, изготовленные из пластика, оргстекла, картона и т.п., полностью имитирующие подлинный номер, со всеми имеющимися на нем цифровыми и буквенными обозначениями, внесенными в регистрационные документы данного транспортного средства);

- государственные регистрационные знаки с какими-либо изменениями, полностью или частично искажающими нанесенные на них предприятием-изготовителем символы, осуществленными любым способом, в результате чего создается новый номер, не внесенный в регистрационные документы данного транспортного средства;

- государственные регистрационные знаки, выданные при государственной регистрации другого транспортного средства.

Приведенная позиция может служить серьезным ориентиром для судей и исключить случаи ошибочной квалификации подложных знаков в качестве нестандартных или видоизмененных 1 .

--------------------------------

1 См., например: Постановления Верховного Суда РФ от 1 августа 2014 г. N 56-АД14-6, от 5 августа 2014 г. N 71-АД14-9, от 19 декабря 2014 г. N 5-АД14-21, от 26 января 2015 г. N 34-АД14-8.

Однако в деятельности судов подобные ошибки имеются. Например, в Обзоре судебной практики рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях за I квартал 2015 г., утв. на заседании Президиума Верховного суда Республики Татарстан 20 мая 2015 г., обращено внимание на то, что государственный регистрационный знак, изготовленный не на предприятии-изготовителе, но содержащий сочетание символов (цифр и букв), соответствующих символам государственного регистрационного знака, выданного органом ГИБДД при регистрации автомобиля, и соответствующий данным регистрационных документов на этот автомобиль, не может рассматриваться в качестве подложного.

Так, по делу К. Верховный суд Республики Татарстан, ссылаясь на правовую позицию Верховного Суда РФ по вопросу о подложности государственных регистрационных знаков, выраженную в Постановлении от 1 августа 2014 г. N 56-АД14-6, тем не менее признал, что копия подлинного государственного регистрационного знака, изготовленная из бумаги в связи с утерей номерного знака, установленного на задней части транспортного средства К., не является подложным государственным регистрационным знаком, так как никаких изменений, которые бы искажали символы, имеющиеся на государственном регистрационном знаке, выданном органом ГИБДД при регистрации транспортного средства К., в данный знак не вносилось.

В то же время региональный суд сделал вывод о том, что изготовленная заявителем копия регистрационного знака не соответствует предъявляемым требованиям ГОСТ Р 50577-93 и была установлена на автомобиле К. в нарушение п. 2 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, согласно которому на механических транспортных средствах (кроме трамваев и троллейбусов) и прицепах должны быть установлены на предусмотренных для этого местах регистрационные знаки соответствующего образца 1 .

--------------------------------

1 Обзор судебной практики рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях за I квартал 2015 г. (утв. на заседании Президиума Верховного суда Республики Татарстан 20 мая 2015 г.).

С таким выводом нельзя согласиться, так как сам факт кустарного изготовления государственного регистрационного знака, полностью имитирующего подлинный регистрационный знак, уже свидетельствует о его подложности.

14. Управление транспортным средством с подложными государственными регистрационными знаками (в том числе одним из них) подлежит квалификации по ч. 4 комментируемой статьи.

Состав данного правонарушения необходимо отграничивать от управления транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих их видоизменить, наказуемого по ч. 2 рассматриваемой статьи. В том и в другом случае совершение противоправных действий в отношении транспортного средства приводит к полному или частичному изменению его регистрационного номера, указанного в регистрационных документах. В том и в другом случае измененные данные регистрационного номера могут ошибочно восприниматься окружающими в качестве подлинных.

Однако в первом случае изменение изначально подлинного государственного регистрационного знака осуществляется в результате механического или химического воздействия на его покрытие, разрушающего структуру материалов, примененных предприятием-изготовителем, например путем перебивки, вытравливания, стирания, закрашивания цифровых или буквенных обозначений, в результате чего создается новый номер. Во втором случае структура материалов покрытия, примененных предприятием-изготовителем, не изменяется и не разрушается - искажение номера происходит в результате нанесения на его лицевое поле (и) или символы дополнительного покрытия или использования дополнительных материалов.

Так, в Постановлении по делу П., привлеченного к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ, Верховный Суд РФ согласился с выводом нижестоящих судов о том, что П. управлял транспортным средством с подложным передним государственным регистрационным знаком, поскольку на нем имелись следы красящего вещества, нанесенного на две цифры и одну букву номера. Как указал суд, это свидетельствует о том, что в регистрационный знак были внесены изменения, искажающие помещенные на него символы 1 .

--------------------------------

1 Постановление Верховного Суда РФ от 19 декабря 2014 г. N 5-АД14-21.

Подложные знаки необходимо отличать и от видоизмененных знаков, о которых говорится в ч. 2 комментируемой статьи. Например, если в результате умышленного воздействия на государственный регистрационный номер с помощью посторонних предметов или средств образовались потертости, затрудняющие идентификацию нанесенных на данный знак цифровых и буквенных обозначений, то, как уже отмечалось, мы имеем дело с видоизмененным знаком. Однако если в результате такого воздействия имеющиеся на номерном знаке цифровые и (или) буквенные обозначения были полностью или частично искажены, что повлекло создание нового номера, то государственный регистрационный знак следует считать подложным.

Таким образом, вопрос о наличии в действиях лица состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 анализируемой статьи, и об отграничении указанного состава от управления транспортным средством с государственными регистрационными знаками, видоизмененными или оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих их видоизменить или скрыть, квалифицируемого по ч. 2 данной статьи, должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом того, какой именно способ, повлекший ошибочное восприятие данных регистрационного номера, был применен.

15. Сфера применения положений ч. 4 комментируемой статьи не касается случаев управления транспортным средством со скрытыми, поддельными, измененными номерами узлов и агрегатов либо с подложным VIN номером. Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в Обзоре судебной практики за III квартал 2006 г., в этом случае нарушается установленный в п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрет эксплуатации транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов, в связи с чем содеянное необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Следует также отметить позицию высшего судебного органа по вопросу управления транспортным средством, владелец которого произвел замену одного из его номерных узлов или агрегатов, например кузова, повлекшую изменение VIN номера данного транспортного средства. В постановлениях по конкретным делам Верховный Суд РФ неоднократно отмечал, что такие действия не могут квалифицироваться по ч. 4 комментируемой статьи, так как несоответствие номера узла или агрегата транспортного средства номерам узлов и агрегатов, указанным в его регистрационных документах и учетной карточке, не свидетельствует о подложности установленных на транспортном средстве государственных регистрационных знаков. При этом если в нарушение требований п. 7.18 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, изменения в конструкцию транспортного средства были внесены без разрешения органов ГИБДД, то водитель будет нести ответственность по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ. Практика Верховного Суда РФ по этому вопросу уже достаточно устойчива.

Так, по одному из дел Верховный Суд РФ установил, что С. управлял транспортным средством, у которого была произведена замена кузова. По другому делу суд установил, что А. управлял транспортным средством, у которого было заменено шасси. В обоих случаях в протоколах об административных правонарушениях, составленных сотрудниками ГИБДД в отношении указанных лиц, их действия были квалифицированы по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ как управление транспортным средством с заведомо подложными номерами. И в обоих случаях мировые судьи согласились с такой квалификацией, признав С. и А. виновными в совершении вменяемых им административных правонарушений. Решениями судей районных и краевых судов постановления мировых судей были оставлены без изменений.

Верховный Суд РФ с таким выводом судебных инстанций не согласился.

По делу С. Верховный Суд РФ учел, что заявитель представил суду договор купли-продажи кузова и свидетельство о соответствии конструкции транспортного средства требованиям безопасности, выданное ГИБДД, а по делу А. - представленные заявителем договор купли-продажи номерных агрегатов, наряд-заказ на выполнение работ по замене и добавочный лист к декларации на товары, подтверждающий законность ввоза этих запчастей. При таких обстоятельствах Верховный Суд РФ сделал вывод о том, что государственные регистрационные знаки, установленные на автомашинах, которыми управляли С. и А., не могут считаться подложными. На этом основании все судебные постановления, вынесенные в отношении С., были отменены, а производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения 1 .

--------------------------------

1 Постановление Верховного Суда РФ от 5 августа 2014 г. N 71-АД14-9.

Вместе с тем по делу А. свидетельство о соответствии конструкции транспортного средства требованиям безопасности дорожного движения, выданное органом ГИБДД, представлено не было. В связи с этим Верховный Суд РФ посчитал, что действия А. нарушают требования п. 7.18 Перечня неисправностей и условий, согласно которому запрещается эксплуатация транспортных средств в случае, если в конструкцию транспортного средства внесены изменения без разрешения ГИБДД или иных органов, определяемых Правительством РФ.

На этом основании Верховный Суд РФ признал, что действия А. подлежат квалификации по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ. Между тем переквалификация совершенного А. деяния с ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ на ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ не представилась возможной, так как на момент рассмотрения жалобы А. в Верховном Суде РФ постановление мирового судьи о привлечении А. к административной ответственности было принято органом ГИБДД к исполнению. Как указал Суд, при таких обстоятельствах переквалификация действий А. приведет к нарушению принципа недопустимости двойной ответственности за одно и то же административное правонарушение.

С учетом изложенного все состоявшиеся в отношении А. решения были отменены, а производство по делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения 1 .

--------------------------------

1 Постановление Верховного Суда РФ от 1 августа 2014 г. N 56-АД14-6.

Отметим, что замена номерных узлов и агрегатов обязывает владельца транспортного средства не только получить свидетельство о соответствии конструкции транспортного средства требованиям безопасности дорожного движения, но и внести изменения в регистрационные документы транспортного средства, обратившись в органы ГИБДД в течение 10 суток после произведенной замены. Иначе действия водителя по управлению таким транспортным средством могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 12.1 КоАП РФ как управление транспортным средством, не зарегистрированным в установленном порядке.

16. Важное значение для характеристики объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 комментируемой статьи, имеет положение о том, что принадлежность установленных на транспортном средстве государственных регистрационных знаков иностранному государству сама по себе не свидетельствует об их подложности, как иногда считают на практике 1 .

--------------------------------

1 Наиболее типичные примеры квалификации административных правонарушений по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ см. в приложении N 6 к комментарию.

Так, в Постановлении По конкретному делу Верховный Суд РФ не согласился с выводом нижестоящих судов о подложности иностранного государственного регистрационного знака, установленного на передней части транспортного средства под управлением С., основанным на протоколе об административном правонарушении, фототаблице, а также рапорте и показаниях инспектора ДПС, согласно которым на автомобиль С. на таможне был получен паспорт транспортного средства, государственные регистрационные знаки на данное транспортное средство не выдавались.

Как указал Суд, копий паспорта транспортного средства, а также документов, связанных с таможенным оформлением автомобиля С., в материалах дела об административном правонарушении не содержится. Объективных доказательств, подтверждающих либо опровергающих факт того, что на автомобиль, которым управлял С., были в установленном порядке получены какие-либо государственные регистрационные знаки, в материалах дела не имеется.

На этом основании суд признал, что в нарушение требований ст. ст. 24.1, 26.1 КоАП РФ вопрос об отнесении установленного на передней части транспортного средства государственного регистрационного знака иностранного государства к подложным государственным регистрационным знакам по существу разрешен не был.

При таких обстоятельствах все состоявшиеся по делу судебные решения были отменены, а производство по делу прекращено в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены обжалуемые судебные акты 1 .

--------------------------------

1 Постановление Верховного Суда РФ от 25 августа 2014 г. N 5-АД14-15.

17. Субъектом административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1, 2 и 4 рассматриваемой статьи, являются водители транспортных средств.

С учетом того что в силу ст. 3.8 КоАП РФ к водителям, не имеющим права управления транспортными средствами, не может быть применено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами, в случае совершения ими административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 комментируемой статьи, устанавливающей в качестве единственного основного наказания лишение права управления транспортными средствами, их действия могут быть квалифицированы только по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ как управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортными средствами ( п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18).

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 анализируемой статьи, могут быть граждане, должностные лица, ответственные за эксплуатацию транспортных средств, и юридические лица.

Применительно к административным правонарушениям, выявленным и зафиксированным с использованием специальных технических средств, работающих в автоматическом режиме, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, в роли специального субъекта административной ответственности выступает собственник транспортного средства ( ст. 2.6.1 КоАП РФ).

18. С субъективной стороны административные правонарушения, предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи, могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности. Административные правонарушения, предусмотренные ч. ч. 2 - 4 данной статьи, характеризуются только умышленной формой вины.

Показательным в связи с этим является дело Г., дошедшее до Верховного Суда РФ.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе вышестоящими судебными инстанциями, Г. был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.2 КоАП РФ за управление транспортным средством с подложными государственными регистрационными знаками.

Верховный Суд РФ все состоявшиеся по делу решения отменил, указав следующее.

В ходе производства по делу об административном правонарушении Г. заявлял, что данное транспортное средство принадлежит на праве собственности организации, наемным работником которой он является; конкретный автомобиль за ним не закреплен; при выходе на смену ему указывают, каким автомобилем он будет управлять, и выдают на него документы; переоборудованием указанного автомобиля он не занимался. Суд также учел, что согласно копии свидетельства о регистрации транспортного средства собственником названного автомобиля является организация. При этом в материалах дела отсутствуют данные, объективно свидетельствующие о том, что Г. знал о подложности государственного регистрационного знака, установленного на управляемом им транспортном средстве. Как указал Суд, заявленные им доводы в ходе судебного разбирательства должным образом не проверялись.

На этом основании Суд признал, что дело об административном правонарушении было рассмотрено с нарушением требований ст. ст. 24.1, 26.1 КоАП РФ о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

При таких обстоятельствах производство по делу было прекращено в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ 1 .

--------------------------------

1 Постановление Верховного Суда РФ от 19 декабря 2014 г. N 71-АД14-14.

Представляется, что в приведенном примере вывод Верховного Суда РФ о недоказанности вины Г. в совершении вменяемого ему правонарушения небезупречен, так как в силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения перед выездом Г. был обязан проверить соответствие вверенного ему транспортного средства Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, в частности требованиям их п. 11, запрещающего эксплуатацию транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или регистрационные знаки 1 . Следовательно, при должной внимательности и осмотрительности Г. мог избежать нарушения требований Правил дорожного движения, которые он тем не менее нарушил.

--------------------------------

1 См., например: Постановления Хабаровского краевого суда от 16 января 2014 г. N 4А-3/2014, Московского областного суда N 4а-325/14, Московского городского суда от 5 марта 2015 г. N 4а-0343/15.

Приведенный подход преобладает и в практике нижестоящих судов, в которой случаи прекращения производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи, в связи с недоказанностью умысла лица, привлекаемого к административной ответственности, единичны.

19. Протоколы о рассматриваемых правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел ( ч. 1, п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ).

20. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. ч. 1 - 3 комментируемой статьи, рассматриваются начальником ГИБДД, его заместителем, начальником центра автоматизированной фиксации административных правонарушений в области дорожного движения ГИБДД, его заместителем, командиром полка (батальона, роты) дорожно-патрульной службы, его заместителем. По составам, предусмотренным ч. ч. 1 - 2 данной статьи, дела могут рассматриваться старшими участковыми уполномоченными полиции, участковыми уполномоченными полиции, а по ч. 1 - также сотрудниками ГИБДД, имеющими специальное звание ( ст. 23.3 КоАП РФ).

Должностные лица военной автомобильной инспекции рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. ч. 1 - 3 анализируемой статьи, в отношении должностных лиц воинской части, ответственных за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств, и водителей транспортных средств Вооруженных Сил РФ, внутренних войск МВД России, инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти или спасательных воинских формирований федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны (ст. 23.77 КоАП РФ).

Дела по ч. 2 комментируемой статьи могут рассматриваться судьями судов общей юрисдикции в случае, если должностное лицо, на рассмотрение которого поступило такое дело, придет к выводу о необходимости назначения административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами, которое может быть применено только в судебном порядке, и передаст его (данное дело) на рассмотрение судье ( ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ). При этом судья, установив состав административного правонарушения, вправе назначить любое наказание в пределах санкции ч. 2 анализируемой статьи.

Дела по ч. 4 данной статьи рассматриваются только судьями судов общей юрисдикции ( ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

По общему правилу дела, подведомственные судьям судов общей юрисдикции, рассматриваются мировыми судьями.

Судьи районных судов рассматривают такие дела лишь в том случае, если по делу проводилось административное расследование ( абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ) (о понятии административного расследования см. п. 13 комментария к ст. 12.1 КоАП РФ). На практике объективная необходимость в назначении административного расследования по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи, отсутствует. Поэтому все такие дела рассматриваются мировыми судьями.

Оснований для проведения административного расследования по делам об административных правонарушениях, отнесенных к исключительной компетенции органов ГИБДД, также нет.

21. Постановления по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. ч. 1, 2 (в случае рассмотрения дела органом ГИБДД) и 3 комментируемой статьи, не могут быть вынесены по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. ч. 2 (в случае передачи дела на рассмотрение судье) и 4 анализируемой статьи, не может быть вынесено по истечении трех месяцев со дня совершения административного правонарушения.

22. Днем совершения указанных правонарушений следует считать день их обнаружения (пресечения) уполномоченным должностным лицом.

23. Местом совершения административных правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1, 2 и 4 комментируемой статьи, является место их обнаружения (пресечения) уполномоченным должностным лицом. Например, в случае выявления административного правонарушения с использованием специального технического средства, работающего в автоматическом режиме, имеющего функции фото- и киносъемки, видеозаписи, местом совершения данного правонарушения будет считаться место установки соответствующего средства фото- или видеофиксации. Место совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 данной статьи, определяется местом нахождения транспортного средства, например местом его постановки на стоянку.


Ольга Викторовна Панкова, кандидат юридических наук, доцент, судья Московского городского суда.





МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ