СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Проблемы правового регулирования избрания и применения домашнего ареста


Закрепление в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации меры пресечения в виде домашнего ареста явилось важным шагом на пути гуманизации уголовного судопроизводства.

Учеными-процессуалистами обоснованно возлагались большие надежды на данную меру пресечения, поскольку “она, по сравнению с заключением под стражу, ... не подвергает человека деформирующему влиянию условий содержания под стражей, но в то же время позволяет решить задачу противодействия намерениям подозреваемого, обвиняемого скрыться, продолжить преступную деятельность, воспрепятствовать установлению истины по делу”.

Вместе с тем, анализ правоприменительной практики показывает, что рассматриваемая мера пресечения редко. Так, в 2010 году заключению под стражу были подвергнуты 106000 человек (40%) подозреваемых, обвиняемых), залог был применен в 1400 случаях (0,5%) и л'''ишь''' 680 случаях (0,28%) в качестве меры пресечения был избран домашний арест.

Объясняется этот факт, на наш взгляд, прежде всего недостатками правового регулирования избрания и применения данной меры пресечения. В частности, рассматриваемой мере пресечения посвящена ст. 107 УПК РФ, которая, однако не рассматривает порядок ее избрания, а лишь указание на то, что домашний арест избирается по решению суда, в порядке, установленном ст.108 УПК РФ, то есть в таком же порядке, как и заключение под стражу. Использованный прием законодательной техники представляется неудачным, поскольку не все положения с. 108 УПК РФ могут быть “перенесены” на порядок избрания домашнего ареста путем “простого копирования”. Вопрос применения меры пресечения в виде домашнего ареста вообще уголовно-процессуальным законом не урегулирован, законодатель ограничился лишь указанием на то, что надзор за поведением подозреваемого, обвиняемого, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, осуществляет орган или должностное лицо, указанные в соответствующем постановлении или определении суда, но не предусмотрел, посредством каких мер.

И, наконец, изучение положений УПК РФ не дает полного представления о сущности домашнего ареста заключается в ряде ограничений и запретов. Данная норма, во-первых, не раскрывает, каким же ограничениям подвергается подозреваемый, обвиняемый ( по смыслу ч.3. ст. 107 УПК РФ, этот вопрос решается по усмотрению суда в каждом конкретном случае), и, во-вторых, не позволяет дать однозначный ответ на вопрос о том, все ли ограничения и перечисленные запреты возлагаются на подозреваемого, обвиняемого одновременно, в комплексе, или достаточно применения какого-либо одного или нескольких из них. Кроме того, в ч.3. ст.107 УПК РФ, в отличии от ч.1. с.107 УПК РФ, вообще не говорится о запретах. Речь идет только об ограничениях, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, что позволяет предположить, что законодатель забыл упомянуть здесь запреты, либо умышленно не указал на них, фактически отождествляя их с ограничениями. Тем не менее, понятия “запреты” и “ограничения” не тождественны. Разный смысл этим терминам придает и законодатель перечисляя в ч.1. ст.107 УПК РФ через союз “также”.

Подобная неопределенность породила в науке различные точки зрения относительно сущности домашнего ареста. Выделяют две основные формы домашнего ареста - с полной изоляцией лица, то есть с назначением стражу, и с неполной изоляцией лица, то есть без назначения стражи, когда применение домашнего ареста не связано с предельным стеснением прав и свобод личности.

Мы полагаем, что если бы законодатель желал придать абсолютный характер ограничениям свободы передвижения, он сформулировал бы прямой запрет выходить из дома, налагаемый на подозреваемого, обвиняемого. Поэтому ограничения, которые упоминаются в ст. 107 УПК РФ, носят относительный характер, а возможность установления их Вудом свидетельствует о множественности вариантов таких ограничений. Вместе с тем, неполная изоляция, при которой подозреваемому разрешается ходить на работу, учебу, выходить из дома по другим делам, не позволяет четко ограничить домашний арест от подписки о невыезде, и поэтому не может составлять его сущность. При домашнем аресте лицо должно постоянно находится дома, за исключением случаев явки по вызову следователя, дознавателя или в суд либо посещения медицинского учреждения.

Изложенное свидетельствует о необходимости внесения соответствующих изменений в УПК РФ, а именно ч.1. с.107 УПК РФ должна быть дополнена перечнем ограничений, которые возлагаются на подозреваемого, обвиняемого, в отношении которого избирается мера пресечения в виде домашнего ареста, ч.2. ст.107 УПК РФ должна раскрывать порядок избрания домашнего ареста, а ч.3. ст. 107 УПК РФ должна предусматривать указание в постановлении или определении суда не только на ограничения, но и на запреты, а также устанавливать механизм надзора за поведением арестованного.

Курсант Московского университета МВД России Кочетыгова Е.




МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ