СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА (ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ): ЭКСПЕРТНЫЕ ОШИБКИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СУДЕБНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Е.И. МАЙОРОВА, Г.Г. ОМЕЛЬЯНЮК

Судебно-экологическая экспертиза (СЭЭ) является сравнительно новым направлением экспертных исследований, хотя и до ее выделения в самостоятельный род судебных экспертиз следствие и суд часто интересовали вопросы о фактах конкретного выражения нанесения вреда объектам окружающей среды.

Судебно-экологическая экспертиза - это практическая деятельность, состоящая в исследовании антропогенного воздействия на конкретные (локальные) объекты окружающей среды и осуществляемая в процессе уголовного, гражданского и административного судопроизводства.

Предмет судебно-экологической экспертизы - установление подлежащих доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о негативном антропогенном воздействии на окружающую среду.

В соответствии с Приказом Минюста России от 12 сентября 2005 г. N 169 судебно-экологическая экспертиза определена самостоятельным родом судебных экспертиз, который в настоящее время разделен на виды: "Исследование экологического состояния объектов почвенно-геологического происхождения"; "Исследование экологического состояния естественных и искусственных биоценозов", "Исследование радиационной обстановки". Приказом Минюста России от 12 марта 2007 г. перечень судебно-экологических экспертиз расширен двумя новыми видами: "Исследование экологического состояния объектов городской среды" и "Исследование экологического состояния водных объектов". Каждый из указанных видов предусматривает создание соответствующей экспертной специальности.

До 2005 г. исследования, связанные с негативным антропогенным воздействием на объекты растительного и животного происхождения, проводились в рамках судебно-биологической экспертизы (СБЭ). Последняя, как и СЭЭ, базируется на данных, получаемых в результате применения наук естественного цикла: физики, химии, биологии (физиологии, морфологии, анатомии и систематики), экологии. Собственно экология тесно связана с почвоведением, геологией, гидрологией, метеорологией, климатологией и многими другими. Все они составляют часть научного базиса обоих рассматриваемых классов экспертиз, правовая ориентация которых обусловливает тенденцию трансформации и интеграции различных, часто далеких друг от друга областей знаний в целях установления закономерностей существования, изменения и преобразования организмов и экологических систем, выступающих в качестве объектов исследования по уголовным, административным и гражданским делам.

Судебно-экологические исследования служат средством установления доказательственных фактов как результата решения специфических задач, поставленных перед экспертами-экологами.

Задачи СЭЭ в общем виде - это установление:

- источника (способа, причины) негативного антропогенного воздействия;

- масштаба, обратимости (необратимости) и иных последствий негативного антропогенного воздействия;

- установление соответствий (несоответствий) требованиям экологического законодательства при эксплуатации потенциально опасного объекта или при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности;

- установление состояния объекта до наступления негативного антропогенного воздействия и причинно-следственной связи между его изменением и происшедшим в ходе рассматриваемого события негативным антропогенным воздействием.

Судебно-экологическая экспертиза относится к разряду новых, формирующихся родов судебных экспертиз. Методическое обеспечение судебно-экологической экспертизы находится пока в стадии разработки. Немногочисленны и кадры судебных экспертов-экологов.

Как для любой формирующейся отрасли знаний, теоретической или прикладной, начальная стадия развития СЭЭ характеризуется поисками путей оптимального решения поставленных перед нею задач. На этом пути возникновение ложных направлений, появление ошибок на различных стадиях заключения неизбежно.

Поскольку судебные экспертизы производятся экспертами соответствующих экспертных учреждений либо иными специалистами, назначенными судом, то действующее законодательство предусматривает производство судебной экспертизы как государственными, так и негосударственными судебно-экспертными учреждениями. В настоящее время основная доля экспертиз, связанных с необходимостью установления фактических обстоятельств негативного антропогенного воздействия на окружающую среду, выполняется негосударственными судебными экспертами.

Часто для производства данных экспертиз привлекаются сотрудники специально уполномоченных органов в области природопользования и охраны окружающей среды. Следует подчеркнуть, что природоохранные и санитарно-эпидемиологические органы не являются субъектами судебно-экспертной деятельности. Тем не менее в соответствии с процессуальным законодательством и ФЗ ГСЭД сотрудники указанных органов могут привлекаться в качестве негосударственных судебных экспертов.

При производстве судебно-экологической экспертизы сотрудником неэкспертного учреждения или частным экспертом суду предстоит самостоятельно решить вопрос о необходимой и достаточной квалификации лица, выбираемого ими в качестве эксперта для производства экспертиз. Наличие высшего профессионального образования по указанным выше специальностям недостаточно, так как при производстве судебных экспертиз, как правило, эксперту необходимо использовать знания в области судебной экологической экспертизы, а также основ материального и процессуального права.

Специфика преимущественного назначения и производства судебно-экологических исследований негосударственными судебными экспертами обусловливает появление ряда экспертных ошибок.

Эксперт не вправе выходить за пределы своей специальной компетенции, т.е. давать заключение по вопросам, которые не могут быть разрешены на основе его специальных знаний. В этой связи правовая оценка фактических обстоятельств дела является исключительным правом следователя, дознавателя, прокурора и суда. Например, судебно-экологическая экспертиза не определяет правовые нормы, которые нарушены в результате негативного антропогенного воздействия, а позволяет получить доказательственную базу для определения его источника, характеристики, механизма, масштаба влияния на окружающую среду. Вместе с тем в заключении эксперта могут быть указаны отдельные нормы, касающиеся предмета экспертизы (например, нормы, устанавливающие предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ, и т.д.).

К наиболее распространенным ошибкам относится самовольное расширение сферы компетенции эксперта. При подготовке экспертов-экологов специально отмечается, что некоторая размытость и неопределенность вопросов следствия и суда провоцирует расширенные ответы, не входящие в область специальных познаний эксперта, проводящего судебно-экологическое исследование. Кроме того, следователи часто ставят вопросы юридического характера, например: какие нормативные правовые акты нарушены при производстве конкретных действий; соответствует ли деятельность физического или юридического лица конкретному правовому акту; каким актом следовало руководствоваться при осуществлении определенных действий; законно ли осуществленное данным лицом действие в отношении природных объектов и пр. Поскольку эксперты-экологи в массе владеют знаниями в области нормативной базы экологического права, возникает искушение ответить на поставленный вопрос. В подобных случаях эксперту-экологу следует четко разграничить вопросы специального экспертного и правового характера и отказаться от решения последних, указав во вводной части заключения, что они не входят в его компетенцию.

Похожая ситуация возникает при постановке задач установления размера материального ущерба, нанесенного экологическим системам. Для ответа на поставленный вопрос эксперт зачастую использует известные ему и часто применяемые методики расчета ущерба. Однако при нестабильности и громоздкости российского экологического и смежных с ним отраслей законодательства, его противоречивости и, в целом, несовершенстве не исключено введение новых или отраслевых методик, появление которых эксперт не смог или не успел отследить. На стадии судебного разбирательства его вывод может быть поставлен под сомнение, хотя вопрос установления размера материального ущерба и не должен был ставиться перед экспертом-экологом. Во избежание этого во вводной части заключения эксперт должен указать, что определение размера материального ущерба не входит в его экспертную компетенцию.

Следует разделять понятия "размер материального ущерба" и его "значительность". Материальный ущерб в настоящее время экспертами-экологами не определяется. Однако значительность ущерба напрямую входит в область экспертных познаний. Так, осуществление хозяйственных мероприятий, приведших к необратимой гибели природных элементов (например, снятие плодородного слоя почвы и заливка территории асфальтом) представляет собой значительный ущерб, в то время как рубки осветления придомового загущенного насаждения таковыми не являются.

Экология - наука синтетическая, включающая в себя массу разнообразных направлений, причем в экспертной деятельности рассматриваются главным образом последствия изменения природных объектов под влиянием антропогенного воздействия. Поэтому в ряде случаев эксперты-экологи трактуют это воздействие расширительно и при этом выходят за пределы своих специальных знаний.

Судебно-экологическое исследование объектов окружающей среды, как правило, носит комплексный характер и производится комиссией экспертов разных экспертных специальностей (биологов, материаловедов, почвоведов), формулирующих общий вывод. Ведущий эксперт (эксперт-организатор) конкретизирует экспертную задачу для каждого члена комиссии, например, эксперт в области эколого-почвоведческой экспертизы проводит экспертный осмотр почвенного покрова на месте происшествия, а эксперт-материаловед - классификационную принадлежность и содержание загрязняющих почву веществ. Результаты этих исследований оформляются как частные выводы с указанием фамилии конкретного эксперта и используются в дальнейшем при подготовке синтезирующей части и формулировании общего вывода. Предметом комплексной судебной экспертизы является установление фактических обстоятельств интеграционного характера по рассматриваемому делу, в том числе связанному с негативным антропогенным воздействием на окружающую среду в результате исследования различных ее компонентов. Комплексный характер судебно-экологических экспертиз обусловлен необходимостью определения закономерностей изменения совокупности диагностических и идентификационных признаков объектов окружающей среды, изучение которых позволяет делать обоснованные экспертные заключения.

Экспертные ошибки часто встречаются при подготовке исследовательской части заключения. Например, арбитражный суд поставил перед экспертом-экологом вопрос о причине загрязнения почвы и гибели растительности в районе аварии на нефтепроводе, причем СЭЭ проводилась без выезда на место происшествия, по документам. Казалось бы, все предельно ясно: следовало описать особенности воздействия нефтепродуктов на почвенные и растительные объекты, т.е. привести данные, имеющиеся в специальной литературе. Однако эксперт посчитал нужным порассуждать о технической неисправности трубопровода и сделал вывод о том, что негативное воздействие на природные объекты наступило вследствие разгерметизации камер и повреждения задвижек.

Но наиболее существенным недостатком многих заключений СЭЭ, который следует расценивать как экспертную ошибку, является отсутствие синтезирующей части. Возможно, эксперты считают, что синтез необходим только при решении идентификационных задач. Но и в СБЭ, знаниями в области которой должен обладать любой эксперт-эколог, и откуда многие эксперты пришли в СЭЭ, давно общепризнано, что результаты диагностических и ситуационных исследований, которыми является большинство СЭЭ, требуют не менее тщательной и обоснованной мотивации. Ведь объектом СЭЭ выступает система элементов, отражающая совокупность свойств материальной ситуации, динамику события и включающая кроме биологической иные составляющие.

Следует отметить, что судебно-экологическое исследование имеет свою специфику, заключающуюся в необходимости исследования не только вещественных доказательств, но и локализуемых (сравнительных) и локализующих (контрольных) образцов (проб), отобранных вокруг места происшествия в целях его локализации. К экспертным ошибкам относится отсутствие в заключении сведений об отборе представительных проб объектов окружающей среды.

Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. Сведения об этом эксперт отражает в своем заключении. О результатах выезда на место, где произошло рассматриваемое событие, в ходе производства судебно-экологической экспертизы в заключении эксперта делается соответствующая запись, в частности, указываются факты отбора образцов (проб), приводятся описания особенностей участка и специфических признаков, например, наличия загрязнений почвы, конкретных видов растений и т.п., а также схема отбора образцов (проб). Если какие-либо исследования осуществлены на месте, то факт их проведения отражают во вводной части заключения, а результаты исследований - в исследовательской части.

В случае необходимости экспертного исследования объектов, которые по каким-либо причинам не могут быть доставлены в судебно-экспертное учреждение (например, участки земной поверхности), орган или лицо, назначившие экспертизу, обязаны обеспечить эксперту возможность для работы с ними.

К отбору образцов и проб следует подходить творчески, учитывая особенности ландшафтной системы (рельеф, характер растительности и т.д.) и пространственную неоднородность биогеоценозов. В ходе производства судебно-экологической экспертизы при выезде на место, где произошло рассматриваемое событие, в целях отбора проб следует обращать внимание на естественные и искусственные понижения местности, где может происходить аккумуляция загрязняющих веществ. Последнее обстоятельство важно учитывать в случаях осмотра через несколько дней или недель после возникновения негативного антропогенного воздействия.

Действия, связанные с упаковкой объектов и их направлением на экспертизу, проводят в соответствии с требованиями процессуального законодательства и ведомственных нормативных правовых актов. К постановлению рекомендуется приложить план места происшествия и указать места отбора локализуемых и локализующих (контрольных) образцов (проб). В качестве дополнительной следует указывать информацию о характере почвенного покрова, растительности, рельефа, погодных условиях и т.д.

Временной период между правонарушением и отбором объектов для производства судебно-экологической экспертизы должен быть минимальным. Это обусловлено тем, что состав и свойства объектов судебно-экологической экспертизы, отобранных на месте рассматриваемого события, и окружающей данное место территории подвержены изменению во времени под влиянием условий окружающей среды, эксплуатации и хранения. Прежде всего наблюдается динамика биологических характеристик. Если в ходе экспертного исследования часть объектов, изъятых с места происшествия, удается объединить в одну группу, то образцы (пробы) этой группы могут быть отнесены к локализуемым (сравнительным), а отличающиеся от них - к локализующим (контрольным).

На допустимость объектов судебно-экологической экспертизы помимо соблюдения процессуального порядка их получения влияет продолжительность и условия хранения изъятых объектов. Следует учитывать, что при хранении исследуемых объектов (особенно в неблагоприятных условиях, например, при переувлажнении) могут изменяться криминалистически значимые признаки. При невозможности своевременного назначения и производства экспертизы наиболее целесообразным является хранение всех отобранных объектов в одинаковых и наиболее благоприятных условиях. При повышенной влажности объекты судебно-экологической экспертизы высушивают. При хранении объектов должна быть исключена возможность их соприкосновения. Когда факт раздельного хранения такого рода объектов подвергается сомнению, заключение эксперта может быть лишено доказательственного значения.

От правильности представленных исходных данных во многом зависит степень обоснованности заключения эксперта. Ряд существенных вопросов решаются с учетом сообщаемых эксперту сведений, например, о времени возникновения негативного антропогенного воздействия на объекты окружающей среды, погодных условиях и т.д. Эксперт не вправе оценивать правильность исходных данных, которые устанавливаются в ходе судопроизводства, например, путем осмотра места, где произошло рассматриваемое событие. Если в процессе рассмотрения дела выясняется, что сообщенные эксперту исходные сведения неверны, то его заключение будет признано недостоверным. Опытные эксперты формулируют так называемый альтернативный вывод, в котором указывают, что та или иная ситуация может возникать при тех или иных исходных данных.

Выводы эксперта формулируются на основе всестороннего, глубокого и объективного анализа и синтеза результатов, полученных при исследовании вещественных доказательств. Они представляют собой ответы на поставленные вопросы или эксперт указывает на невозможность их решения. Выводы излагаются четким и ясным языком, не допускающим различных толкований. Анализ практики производства по таким сложным судебным экспертизам, какими являются судебно-экологические, показывает, что суд зачастую обращает внимание только на выводы экспертов. Изучение и вдумчивая оценка других разделов заключения эксперта-эколога проводится только в случае противоречия выводов экспертизы другим доказательствам по делу, а также в случае несогласия с ними сторон.

При проведении судебных экологических экспертиз используются специальные знания, которыми судьи и адвокаты, как правило, не располагают. Поэтому для облегчения восприятия заключения участниками судебного разбирательства по возможности следует подробно обосновывать выводы и избегать чрезмерного употребления сложной научной терминологии.

Приведем пример экспертной ошибки, допущенной при исследовании гибели и угнетения растительности вблизи бензоколонки. В данном случае выезд на место происшествия был произведен. Но вместо того чтобы отобрать пробы почвы и растительности для последующего лабораторного исследования с целью выявления наличия в них агрессивных агентов, эксперт дал вывод о плохой работе очистных систем бензоколонки.

В подобных случаях необходимо четко отслеживать причинно-следственную связь. Повреждение и гибель элементов природной среды произошли не из-за технических неисправностей, а из-за того, что эти неисправности привели к воздействию на окружающую среду загрязняющих веществ.

Таким образом, выстраивается следующая логическая цепочка: повреждение (гибель) объектов окружающей среды - воздействие агрессивного агента - причина появления агрессивного агента. Установление причин последнего звена цепочки не входит в компетенцию эксперта-эколога.

Недопущение и исправление ошибок подобного рода является принципиальным моментом в процессе решения задач СЭЭ.

Имеются ошибки и другого характера, объясняемые либо недостаточной компетентностью, либо небрежностью эксперта. Для иллюстрации сказанного приведем следующий пример.

С целью определения размера ущерба, нанесенного незаконной вырубкой двух деревьев, необходимо было установить их родовую принадлежность и наличие вегетативного возобновления. Причем проводились две экспертизы: первичная - для решения первого, а затем дополнительная - для решения второго вопроса. Дополнительная экспертиза утверждала, что вегетативное возобновление от пней отсутствует. Поскольку в первом заключении вырубленные деревья определялись как тополя, а во втором тем же экспертом - как клены ясенелистные, была назначена третья экспертиза; на этот раз она была поручена экспертам лаборатории экологических исследований РФЦСЭ при Минюсте России.

Обычно при определении ботанического таксона вырубленного дерева необходимо проведение морфо-анатомического анализа древесины оставшегося пня. В данном случае этого не потребовалось: вегетативное возобновление от пня по цвету побегов, листорасположению, морфологическим характеристикам листьев позволило однозначно установить принадлежность вырубленных деревьев к роду ясень. Остается загадкой, почему эксперт в обоих случаях совершил такие вопиющие ошибки: неправильно установил таксон вырубленных деревьев и "не заметил" вегетативного возобновления.

В другой экспертизе по поводу захвата участка и вырубки плодовых насаждений эксперт установил, что часть пней принадлежит деревьям рода яблоня, а другие - небольшим деревьям или кустарникам рода ирга. При этом определение было проведено не путем анатомического анализа древесины, а по морфологическим особенностям коры и найденным опавшим плодам. Однако наличие кардинальных различий в морфологических признаках коры комлевых частей различных древесных пород одного семейства розоцветные вызывает сомнение. Более того, на низких срезах иногда бывает трудно отличить кору лиственного дерева от коры хвойного. Что касается установления рода древесного растения по опавшим плодам - это сфера обиходных, обыденных, а не специальных экспертных знаний.

В одном из экспертных производств по делу о незаконной ловле рыбы эксперт отмечает, что в пищевом тракте всех изъятых особей не обнаружено фрагментов тел дождевых червей, мотыля и др., что могло бы свидетельствовать о ловле их удочкой или спиннингом. Однако не указывается, каким образом это стало известно эксперту. Очевидно, что для установления указанного факта необходимо вскрыть желудок рыбы. Об этом в исследовательской части заключения ничего не говорится, вследствие чего неясно, проводилось ли препарирование. Эта деталь снижает оценку уровня научного исследования.

Довольно часто встречаются ошибки следующего рода. Выезжая на место происшествия, эксперт описывает произрастающую на нем растительность. Для деревьев и кустарников это габитус, высота, физиологическое состояние, особенности коры и листьев и пр. Настораживает, что приводится также описание красивого цветения растения, которое можно наблюдать только весной, а отнюдь не в конце августа, когда осуществляется выезд. Становится очевидным, что эксперт описывает не то, что видит на месте происшествия, а то, что приведено в определителе, причем не берет на себя труд критического осмысления описания.

Досадным недочетом является несоответствие между детальным перечислением использованных для микроскопического анализа скальпелей, чашек Петри, препаровальных игл, часовых стекол, пинцетов, микроскопов и пр. и отсутствием этапа анатомического исследования в тексте заключения.

Процесс судебно-экологического исследования осуществляется в отношении вещной обстановки происшедшего события. Вещная обстановка является сложной системой, что определено не только ее происхождением, но и имевшим место преступным деянием, объединившим отдельные элементы этой обстановки конкретными связями и отношениями. Поэтому синтезирующая часть, которая не только резюмирует этапы произведенного исследования, но и обосновывает сделанные выводы, является обязательным составным элементом заключения ССЭ.

В нарушение ст. 195 УПК следователи нередко поручают производство судебно-экологических экспертиз юридическим лицам, которые не являются экспертным учреждением.

В исследовательской части заключения эксперта в качестве объектов исследования указаны материалы уголовного дела. Негосударственные эксперты нередко, нарушив ст. 57 УПК и ст. 16 ФЗ ГСЭД, самостоятельно собирают материалы для производства экспертизы. При этом у них имеется право в соответствии со ст. 57 УПК и ст. 16 ФЗ ГСЭД обратиться к лицу, назначившему экспертизу, с ходатайством о предоставлении вышеуказанных дополнительных материалов. Этим правом негосударственные судебные эксперты, как правило, не пользуются.

К экспертным ошибкам при производстве судебно-экологической экспертизы следует отнести исследование материалов, которые не были представлены лицом, назначившим экспертизу, включая самостоятельное проведение отбора материалов для производства экспертизы. В соответствии с положениями теории судебной экспертизы эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и самостоятельно собирать доказательства, при этом выбирая, что именно ему исследовать, поскольку при оценке заключения эксперта следователем и судом могут возникнуть сомнения в его объективности и обоснованности, а также в достоверности приведенных в нем данных.

Ошибка экспертов нередко заключается в том, что в нарушение законодательства о судебной экспертизе они не используют право обратиться к лицу, назначившему экспертизу, с ходатайством об организации экспертного осмотра места происшествия для получения иных дополнительных материалов. Часто в заключениях эксперта указывается, что в ходе экспертизы проводился экспертный осмотр места происшествия с выездом на место (о согласовании данного действия с назначившим экспертизу лицом не сообщается). При этом не сообщаются условия проведения экспертного осмотра места происшествия, а также не указываются лица, присутствовавшие при проведении данного этапа судебной экспертизы. Данные сведения должны быть отражены в заключении эксперта в соответствии со ст. 25 ФЗ ГСЭД.

Отсутствие данной информации вызывает сомнения в самом факте исследования объектов экспертизы по месту их нахождения и относимости участков, на которых проведена фотосъемка, к рассматриваемому событию, а также в объективности и достоверности полученных экспертом данных.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации <1> "при рассмотрении дел, связанных с нарушениями экологического законодательства, особое значение приобретает установление причинной связи между совершенными деяниями и наступившими вредными последствиями или возникновением угрозы причинения существенного вреда окружающей среде и здоровью людей. Необходимо также выяснять, не вызваны ли вредные последствия иными факторами, в том числе естественно-природными, и не наступили ли они вне зависимости от установленного нарушения...". Экспертной ошибкой является формулирование категорических выводов о причинно-следственной связи между происшедшим негативным антропогенным воздействием и изменением экологического состояния объектов окружающей среды на месте, где произошло рассматриваемое событие, без исключения всех остальных механизмов и источников изменения состояния исследуемых экосистем.

--------------------------------

<1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" от 5 ноября 1998 г. N 14 (с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. N 7).

Таким образом, при производстве судебно-экологических экспертиз встречаются следующие типичные экспертные ошибки:

- нарушение экспертом, прежде всего негосударственным, процессуального режима и процедуры производства экспертного исследования объектов окружающей среды;

- профессиональная некомпетентность эксперта, например, игнорирование способности многих объектов окружающей среды к самовосстановлению, а также неполнота или односторонность исследования, неполное выявление существенных признаков объекта, использование не всех известных эксперту методов исследования;

- выход эксперта за пределы своей компетенции, главным образом путем решения правовых вопросов;

- самостоятельное собирание материалов и объектов экспертизы, преимущественно выезд на место рассматриваемого события и отбор образцов без согласования с лицом (органом), назначившим судебно-экологическую экспертизу;

- принятие поручения на производство экспертизы и материалов от неуполномоченных лиц, к которым прежде всего относятся руководители НИИ, территориальных органов исполнительной власти и т.д.;

- несоблюдение требований к заключению эксперта, предусмотренных УПК, ГПК, АПК и КоАП;

- получение недоброкачественного сравнительного материала (непредставительных проб объектов окружающей среды и т.д.);

- использование методик исследования, не прошедших оценку пригодности (валидацию) при производстве судебно-экспертных исследований.

Из сказанного следуют два вывода.

Первый касается не только более широкой пропаганды проведения судебно-экологических исследований среди судебно-следственных работников, но и обучения их правильной постановке вопросов для ССЭ, которые должны быть предельно конкретны и исключать возможность двоякого толкования. В этой связи целесообразным представляется составление Памятки о назначении СЭЭ для судебно-следственных работников и распространение ее в соответствующих структурах.

Второй - подготовка Памятки о проведении СЭЭ для экспертов-экологов, в которой необходимо сформулировать ясные и точные требования к составлению и оформлению заключения СЭЭ.

Перечисленные меры не исключают повышения квалификации и профессиональной переподготовки экспертов, занимающихся экспертным исследованием объектов окружающей среды, подвергшихся антропогенному воздействию.




.


Перейти к оглавлению: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза: типичные ошибки. М.: Проспект, 2012. 544



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247