СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА (ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ): ОШИБКИ В СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ СЛЕДОВ ПАХНУЩИХ ВЕЩЕСТВ ПОТА И КРОВИ ЧЕЛОВЕКА

В.И. СТАРОВОЙТОВ

Как и любая другая, судебная экспертиза следов пахнущих веществ пота (крови) человека не застрахована от возможности проявления тех или иных экспертных ошибок, причиной которых могут быть объективные, однако чаще всего становятся субъективные факторы. Судебные эксперты в соответствии с действующим законодательством <1> обязываются провести полное исследование представленных объектов (изъятые пахнущие следы и сравнительный материал) и необходимых материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ними вопросам. При этом внимание законодателя к обеспечению объективности исследования и сформированного по его результатам заключения эксперта неслучайно. Таким образом подчеркивается значимость этого фактора для принятия судебных решений. Отсюда вытекает и потребность в максимальном снижении ведущей к экспертным ошибкам доли субъективных проявлений, связанных с условиями организации, проведения и оценки результатов ольфакторного <2> исследования пахнущих следов человека.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 16 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", УПК РФ, ГПК РФ.

<2> Ольфакторный (от англ. olfactory), т.е. воспринимаемый обонянием.

Установление значимых для следствия фактических данных о свойствах индивида в оставляемых им следах пахнущих веществ на основе использования экспертами специальных знаний и навыков определяет предмет судебной экспертизы пахнущих (запаховых <1>) следов человека. Особенность данного вида экспертизы в том, что помимо применения экспертом собственных специальных знаний, аналитических способностей и вспомогательного приборного обеспечения для препарирования пахнущих следоносителей, для восприятия ольфакторной информации он использует необычное в криминалистике средство - собак-детекторов <2>. Их применение обязывает исследователей постоянно уделять внимание двум факторам: 1) организации условий эксперимента для однозначного, предсказуемого поведения применяемых животных; 2) контролю адекватности информации, получаемой посредством их рефлекторных сигналов. Как представляется, основная причина возможных ошибок в данном виде экспертизы кроется как раз в умении создать условия, при которых происходит восприятие пахнущих объектов биодетекторами, в правильной постановке экспериментов и интерпретации результатов.

--------------------------------

<1> Экспертно-криминалистический центр МВД России, ведущее ведомство по разработке и внедрению ольфакторного метода, рекомендует понятия "пахнущий" (smelling), "пахучий" (odorous) выражать посредством нового в русском языке прилагательного "запаховый".

<2> Собаки-детекторы - разновидность служебных собак, обоняние которых используется в судебной экспертизе пахнущих следов; см. Приказ МВД России от 31 декабря 2005 г. N 1171 "Об утверждении Наставления по организации деятельности кинологических подразделений органов внутренних дел Российской Федерации".

Биологические и зоопсихологические закономерности наряду с закономерностями общей теории судебной экспертизы составляют основу специальных знаний и навыков судебного эксперта, специализирующегося в исследовании следов пахнущих веществ пота (крови) человека <1>. Кроме того, используются закономерности других наук: химии, физики <2>, теории вероятностей <3>, математической логики (индуктивное умозаключение при оценке результатов исследования <4>) и т.д. В частности, такое понятие из метрологии, как "нефизическая величина", значимо и для ольфакторного исследования. Эту величину не измеряют, для ее оценки фиксируют результаты нескольких опытов и, соотнося их между собой, делают окончательный вывод о результатах исследования <5>. На практике единичный опыт, в котором собака-детектор обозначила объект с выявляемой ольфакторной (обонятельной) характеристикой, рассматривается лишь как частный факт, не определяющий результата исследования. Его значение возрастает лишь при воспроизведении полученных данных в однотипных испытаниях при условии надежной защиты от экзо- и эндогенных факторов. Эксперт в нескольких опытах анализирует наличие или отсутствие закономерности по выявлению с биодетекторами исследуемого свойства следа пахнущих веществ. Это позволяет отсеять данные тех опытов, в которых сигналы собак-детекторов носили спорадический (случайный) характер.

--------------------------------

<1> Саламатин А.В., Кологривов С.В., Моисеева Т.Ф., Панфилов П.Б., Савенко В.Г., Сергиевский Д.А., Старовойтов В.И., Чекунчикова Н.В. Исследование запаховых следов человека: Учебное пособие. М.: ЭКЦ МВД России, 2008.

<2> Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Сергиевский Д.А., Панфилов П.Б., Саламатин А.В. Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методические рекомендации. М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2003.

<3> Панфилов П.Б. Обеспечение достоверности ольфакторных исследований в судебной экспертизе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

<4> Панфилов П.Б. Основные принципы обеспечения достоверности исследований запаховых следов человека с использованием собак-детекторов в судебной экспертизе. М., 2007.

<5> Сергеев А.Г. Метрология. М., 2005.

В отличие от систематических <1> (о них речь пойдет ниже) случайные ошибки (погрешности) при проведении экспериментов по исследованию свойств следов пахнущих веществ могут возникать под влиянием тех факторов, которые эксперт по каким-либо причинам не может контролировать. Подобным фактором, например, может стать психофизиологическое состояние очередной применяемой собаки при обнюхивании исследуемой пахнущей пробы. Во избежание таких ошибок экспертные методики предполагают использование нескольких собак-детекторов, причем каждую из них для подтверждения (или неподтверждения) полученных сигналов применяют повторно при обязательном контроле функционального состояния в каждом пуске на обнюхивание исследуемых пахнущих проб. На это обстоятельство, ставшее обязательным требованием экспертных методик исследования пахнущих следов, обратили внимание еще на заре становления ольфакторного направления исследований в нашей стране <2>.

--------------------------------

<1> Подробнее о систематических и случайных ошибках см., напр.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2008. С. 83 - 85.

<2> Малаховская Н.Т. Криминалистическая одорология эффективна в борьбе с преступностью // Социалистическая законность. 1972. N 3. С. 60 - 61; см. также: Собко Г.М. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности одорологической идентификации // Вопросы теории судебной экспертизы: Сб. науч. трудов. М., 1977. N 31. С. 142 - 177.

Субъектом организации экспертного ольфакторного исследования, его проведения, принятия решения о его завершении выступает человек со своими представлениями, уровнем знаний, опыта в рамках освоенной экспертной специализации, а применяемые экспертами исследовательские приемы и методики также характеризуются большей или меньшей погрешностью. Нужно отметить, что через эту призму элемент субъективности в получении, анализе, собственной оценке и представлении в суде экспертных данных в той или иной мере можно усмотреть при использовании любого, даже самого современного инструментального метода и в каждом виде судебной экспертизы.

В частности, энтузиасты, внедряющие тот или иной вновь разработанный метод, нередко завышают и даже абсолютизируют его эффективность, не всегда определяют его точность и границы применения. В настоящее время, например, высоковероятные (но все же вероятные) результаты ДНК-анализа суды чаще всего принимают как категорические - дела о спорном отцовстве и т.д. Но статистические и вероятностные выкладки определяют лишь общие закономерности и тенденции, а никак не категорические выводы, сделанные по результатам частного исследования, которые в этой связи неизбежно содержат граничащий с погрешностью элемент субъективности. Расчет точности результата ДНК-анализа исследователи соотносят с числом людей, проживающих в стране или на Земле. Однако теория вероятностей, на которую эти суждения опираются, не исключает возможности нахождения двух лиц с одинаковым генотипом даже в одном поселке или городе, невзирая на миллиарды проживающих за их пределами людей.

В целом же о точности применяемых методов и вероятности возможной ошибки эксперты большинства специализаций в своих заключениях, как правило, не распространяются. Этим грешат и некоторые давно используемые криминалистами исследовательские направления. При оценке выявленных признаков в конкретном дактилоскопическом исследовании, например, судебные эксперты уже более ста лет не утруждают себя расчетами вероятности возможного ошибочного результата. По умолчанию метод считается якобы безошибочным.

Систематические ошибки (погрешности) в ольфакторном исследовании по виду источника могут быть методическими (неправильно выбрана или неверно понята экспертная методика), инструментальными (ошибки при составлении сравнительных рядов из исследуемых и контрольно-вспомогательных пахнущих проб - процедура подготовки объектов к анализу), субъективными (зависящими от личностных особенностей эксперта). На последнюю разновидность экспертных ошибок хотелось бы обратить особое внимание. Судебно-экспертная деятельность по обеспечению объективности, всесторонности и полноты исследований помимо прочих определяется и принципом независимости эксперта, который также способствует снижению уровня субъективности в результатах ольфакторного исследования. Часто изложение происшедшего в постановлении о назначении судебной экспертизы по уголовным делам дается следователем в жесткой уличающей форме относительно лиц, чью причастность к расследуемому событию только предстоит установить в том числе и результатами ольфакторного исследования. Эксперт - исполнитель поручения следователя, обязан при реализации своей компетенции оставаться предельно бесстрастным и не идти на поводу, не подстраиваться под версию следствия; объективность результатов - и его прерогатива. Для профилактики систематических погрешностей обычно достаточно четкого понимания и соблюдения научно обоснованных и выверенных экспертной практикой методических рекомендаций по организации и проведению исследования следов пахнущих веществ пота и крови человека.

Очевидно, что результаты ольфакторного исследования не в последнюю очередь зависят от качества материала, поступающего на экспертизу, что определяется:

- эффективностью работы на месте происшествия, мотивацией руководителя проводимого следственного действия в выявлении носителей ольфакторной информации. Качество работы по выявлению носителей пахнущих следов, получению пригодного и достаточного сравнительного материала может пострадать, например, если лицу, производящему следственное действие (дежурный следователь), заранее известно, что расследование по этому делу впоследствии будет поручено не ему, а кому-нибудь другому;

- квалификацией привлекаемых следователем (дознавателем) себе в помощь специалистов. Специалист-криминалист, например, или кинолог, не обученные приемам работы со следами пахнущих веществ, квалифицированную помощь не окажут;

- организацией условий для качественного сбора со следоносителей, подлежащих исследованию пахнущих следов и их сохранения. Помимо необходимости закупки морозильных камер для надежного хранения закупоренных в стеклянные банки салфеток с пахнущими пробами значение здесь имеет мотивация неформального, добросовестного отношения исполнителей к проведению этой технической операции. Сбор и хранение пахучих следов (собранных с них проб) целесообразно доверять тем, кому в приоритетном порядке будет поручаться их исследование;

- компетентностью и опытом специалистов, привлекаемых для работы с пахнущими следами человека. Механизм образования, условия сбора и извлечения таких следов многообразны <1>, что требует высокого профессионализма от этих лиц.

--------------------------------

<1> Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Сергиевский Д.А., Панфилов П.Б., Саламатин А.В. Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методич. рекомендации. М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2003.

Несвоевременность организации сбора пахучих проб с изъятых предметов, задержка с направлением носителей пахнущих следов на исследование - наиболее часто отмечаемые упущения следователей, дознавателей и работников оперативных служб. Такую же ошибку допускают и эксперты, откладывающие сбор пахнущих проб с представленных на исследование следоносителей, например, в связи с наступлением выходных или праздничных дней. Следует иметь в виду, что из-за летучести пахучих веществ любое промедление с консервацией следов пахнущих веществ или их носителей ведет к утрате объектами значимой ольфакторной информации. Предметы-носители следов пахнущих веществ не используются непосредственно в экспертизе. Для получения с них пахучих проб требуется лишь на несколько часов представить эти объекты в лабораторию ольфакторных исследований. При необходимости на носителях пахучих следов могут быть сохранены имеющиеся микрочастицы, трасологические и иные следы.

При выявлении пахучих следов иногда недооцениваются надежные источники пахучих следов человека - пятна крови, следы ног в местах засады преступника, упаковка (например, с наркотиками), оружие, одежда, маски, перчатки и другие вещи, длительно контактировавшие с телом человека и, наоборот, завышаются возможности малопригодных пахучих следов. Последнее относится к следам, образованным на предметах одномоментным касанием человека, к застиранной или трупной крови. Встречаются нарушения методики сбора и упаковки следоносителей:

- сбор пахучих следов и отбор сравнительных образцов от подозреваемых, проводимые одним и тем же лицом, создают опасность объединения данных объектов по индивидуальному запаху этого работника (для контроля в таком случае предоставляются пахучие образцы от лица, получавшего пробы);

- смешение пахучих проб, изъятых с места происшествия, и сравнительных пахучих образцов - при нарушении правила раздельной их упаковки;

- попытки собрать пахучие следы человека с порцией воздуха при использовании различных воздухозаборников (шприцы, фляги и т.д.) неэффективны из-за недостаточности пахучих веществ в таких пробах. Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на установленную десятилетия назад неэффективность подобного отбора проб пахучих веществ, во многих учебниках криминалистики этот способ продолжают тиражировать, чем вводят в заблуждение следователей и дознавателей. В результате ценная криминалистически значимая информация безвозвратно утрачивается <1>;

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Криминалистика" (под ред. Е.П. Ищенко) включен в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2011.

<1> См., напр.: Ищенко Е.П. Криминалистика: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 123 - 124; Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. М., 2006. С. 205 - 207.

- использование для упаковки полиэтиленовых пакетов, крышки (они пропускают пахучие вещества) вместо алюминиевой фольги или стеклянных банок со стеклянными (металлическими) крышками.

Следующий пример показывает прямую зависимость результатов ольфакторного исследования от качества упаковки носителей пахнущих веществ. В ноябре 2010 г. на экспертизу пахнущих следов были присланы нож и перчатка, изъятые на месте преступления в декабре 2008 г., причем объекты находились в полиэтиленовых пакетах, завернутые совместно в бумагу. Исследование этих объектов, как и предполагалось, показало отсутствие на них пахнущих следов, происходящих от человека. По этому же уголовному делу на исследование была представлена рукоятка от автомата Калашникова, помещенная в соответствии с методическими рекомендациями в стеклянную банку и закрытая металлической крышкой. В результате проведенных исследований на ней выявлены следы пахнущих веществ, происходящие от гр-на Д., проверяемого на причастность к данному преступлению. Неиспользование возможности предварительной консультации со специалистами об исследовании изъятых пахучих объектов, о необходимых для этого материалах, о правильной формулировке вопросов, предлагаемых на разрешение экспертизы пахучих следов, создает дополнительные проблемы.

Учет, предупреждение и устранение негативных факторов требуются на этапах организации, а также и проведения экспертизы пахнущих следов человека. Созданию лабораторий данного профиля в экспертно-криминалистических подразделениях кроме финансовых затруднений препятствует организационная разобщенность: экспертные кадры находятся в ведении экспертной службы, а собаки (средство исследования) - чаще всего в ведении зональных центров кинологической службы (ЗЦКС) МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации. С учетом места содержания собак-детекторов территориально многие лаборатории исследования пахучих следов размещены в ЗЦКС, где эффективно решаются вопросы сохранения и ветеринарного обслуживания собак-детекторов наряду со служебными собаками других специализаций. Однако удаленность этих экспертов от базовых подразделений может иметь и отрицательные последствия.

Они могут проявиться, когда недостаточно опытные эксперты попадают под влияние авторитетных кинологов с устоявшимися представлениями об оперативно-розыскной "выборке вещи и человека", основанной главным образом на доверии выучке собаки и заблуждении относительно непогрешимости подготовленных ими собак. Отступлению к этой несовершенной форме ольфакторного исследования способствует и бытующее иногда мнение относительно того, что тактика, а порой и методика применения в экспертном исследовании собак-детекторов должны определяться не экспертами, а привлекаемыми им в помощь кинологами. Очевидный противовес в преодолении этой негативной тенденции - соблюдение утвержденных в ЭКЦ МВД России методических рекомендаций <1> и действенный контроль этой ведущей организации над организационно-методической деятельностью региональных экспертных подразделений, что и предписывается требованиями ФЗ ГСЭД.

--------------------------------

<1> Исследование запаховых следов человека: Учеб. пособие. М.: ЭКЦ МВД России, 2008.

Необходимо остановиться на проблеме защиты от возможности проявления ошибочных сигналов собак-детекторов. Узнавание собаками объекта с заданным запахом при обнюхивании нескольких предъявленных пахучих проб воспринимается исследователями через основанные на рефлекторном поведении визуальные сигналы животных. Нужно отметить, что обоняние возникло в процессе эволюции как ответ на витальную потребность животных правильно реагировать на тот или иной химический раздражитель окружающей среды. Эта объективная закономерность базируется и на свойстве объектов пахнуть, и на естественном отборе животных, способных адекватно воспринимать запахи. О высокой степени надежности обонятельных и других врожденных свойств собаки можно судить по аналогии с надежностью таких ее и наших природных функций, как дыхание, сердцебиение и так далее. Возможны ли сбои подобных функций? В отдельных случаях - да, но связаны они с патологией, а в норме, как правило, не проявляются. Кроме того, они легко контролируются: отметим, что природная возможность собак узнавать и тонко дифференцировать слабые по концентрации запаховые следы определяется нами как базовое, но не решающее условие для их использования в судебной экспертизе. Автоматизм сигнального поведения собак отрабатывается многократным повторением одних и тех же манипуляций по выявлению заданных пахучих проб. Биологические закономерности, как правило, универсальны. Выработанные привычки и стереотипы в целом успешно определяют адекватность повседневного поведения не только животных с высокоразвитой психикой, таких как собаки, но и людей. Реализацию навыков биодетектора легко представить, глядя на отработанные движения человека - плотника, танцора, спортсмена, пилота и т.д.

Приходится учитывать, что хотя сигнальное поведение животных в отношении объектов, вызывающих те или иные запахи, вырабатывается условно-рефлекторным путем и лежит вне рассудочной деятельности, действия применяемых собак все же неоднозначны. Мотивация действий применяемых в исследовании собак-детекторов может не совпадать с устремлениями исследователей. Она определяется не только выработанными у собак автоматическими навыками, но и их сиюминутными потребностями: биологическими (выпросить лакомство, быстрее завершить поиск и т.д.) или социальными (стремление подстроиться, угодить человеку как социальному партнеру). Учитывая возможность подобных субъективных проявлений, наблюдаемые сигналы животных не следует принимать на веру. Для исключения ошибочного истолкования их сигнального поведения используют методический комплекс контрольных мероприятий. Основные принципы обеспечения контроля над сигнальным поведением собак-детекторов отражены в используемых экспертами методиках ольфакторного исследования и заключаются:

- в проведении ольфакторного исследования в специально оборудованном лабораторном помещении при максимальном устранении отвлекающих животных факторов, в оптимальных для реализации функций их обонятельного анализатора и рефлекторной деятельности условиях;

- в использовании в исследовании максимально свободных от посторонних пахучих включений достаточных и сопоставимых пахнущих образцов из крови и пота проверяемых субъектов;

- в использовании эталонных запаховых образцов, выполняющих биологические и контрольные функции (предотвращение дезавтоматизации навыка; оценка правильности ориентации животных в поиске объектов по исследуемым ольфакторным характеристикам, выявление качества их сигнальных реакций);

- в методически правильном подборе и моделировании контрольных объектов сравнительного ряда в соответствии с определяемыми целью, задачами и конкретным этапом ольфакторного исследования;

- в тестировании функциональной пригодности собак-детекторов, а также обязательной проверке объектов сравнительного ряда на наличие в них пахучих помех;

- в использовании тактических приемов применения собак-детекторов, обеспечивающих контроль над сигнальными реакциями животных в каждый момент их использования, а также стабильность выработанных у них специальных навыков в поиске и сигнальном обозначении объектов сравнительного ряда по заданной ольфакторной характеристике;

- в исключении возможного негативного влияния управляющего собакой специалиста на ее сигнальное поведение, заключающееся в проведении исследований в условиях "слепого" опыта (управляющего собакой-детектором специалиста не информируют о последовательности размещения объектов в сравнительном ряду до проявления в нем сигнальных реакций применяющегося животного);

- в устранении факторов, способствующих образованию у применяющихся животных нежелательных ситуационных связей на условия и ход проводимых в ольфакторном исследовании экспериментов;

- в использовании в ольфакторном исследовании корректного режима подкрепления требуемых поведенческих реакций собак-детекторов;

- в нивелировании индивидуальных особенностей обоняния и поискового поведения отдельных животных за счет применения статистически обоснованной группы собак-детекторов в независимых экспериментах.

Практикам известно, что подготовка собак-детекторов пахучих следов человека - долгий и трудоемкий процесс. Практические подразделения по этой причине постоянно испытывают нужду, как в подготовленных служебных собаках соответствующей специализации, так и в специалистах, способных их готовить и применять. При этом стремление ускорить ввод в строй собак-детекторов с незавершенной подготовкой ни к чему хорошему не приводит. Правда, попытка их использования не грозит получением ошибочных результатов, так как в каждом посыле на применение собака-детектор проходит контрольный тест (методическое требование). Помимо обнюхивания сопоставляемых проб ей требуется еще распознать эталонный дубликат исходной пробы с заданным для поиска запахом. Его нахождение подтверждает функциональную пригодность биодетектора в конкретной процедуре использования. Ненахождение же контрольных эталонов делает невозможным целевое применение такой собаки-детектора. Завершающий этап подготовки, как и проверка в дальнейшем целевой пригодности собак-детекторов - это их паспортизация: проведение приемной комиссией тестирования с выдачей, при положительном результате, свидетельства о пригодности в качестве биодетектора пахнущих следов сроком на два года <1>.

--------------------------------

<1> Практика, которой еще предстоит стать системой в нашей стране, успешно применяется польскими криминалистами.

Отметим, что природная способность собак узнавать и тонко дифференцировать запахи (собственные ощущения) определяется как базовое, но недостаточное условие по их использованию в судебной экспертизе. Судьба людей по этическим причинам не ставится в непосредственную зависимость от рефлексии животного. Современные методики ольфакторного исследования предусматривают обеспечение ведущей роли человека (эксперта) при проведении экспериментов, организацию эффективного контроля соответствия сигналов собак-детекторов при изучении с ними пахнущих следов.

Для усиления роли эксперта как субъекта исследования функции его и собак-детекторов разделены. Внимание собаки при каждом ее проведении вдоль ряда объектов акцентируют на узнавании заданного к поиску запаха, которым обладает одна из проб, непременно размещаемая в сравнительном ряду - так называемая эталонная проба. То есть в процессе экспертного исследования основная и обязательная для собаки функция состоит в нахождении не исследуемой (изъятой с места события), а этой эталонной пробы среди группы других. Эксперт строит работу с собаками так, чтобы при поиске эталонных проб собаки могли спокойно обнюхать и исследуемый экспертом, но второстепенный для собак объект. Этот изучаемый объект может быть отмечен сигнальным поведением биодетекторов в случае наличия изучаемой экспертом ольфакторной характеристики, а не потому, что он единственный в сравнительном ряду объект, обладающий запахом, более-менее схожим с искомым. Разделение поисковой задачи для собак и исследовательской задачи эксперта - краеугольный камень современного методического обеспечения ольфакторного исследования пахнущих следов человека.

В отличие от оперативно-розыскной выборки, в которой собаки рассматриваются как исследователи, чьим "показаниям" почти безоговорочно доверяют участники этого мероприятия, в экспертном исследовании им оставлена сугубо техническая роль биоиндикаторов в подконтрольной экспертам процедуре исследования ольфакторных объектов. В этом прослеживается определенная аналогия с приборными детекторами в физико-химическом анализе веществ. Это подчеркивал в своих работах и М.В. Салтевский: "Обоняние соответствующим образом дрессированной собаки следует интерпретировать как биологический "инструмент" в руках специалиста, исследующего запаховый источник. Подобно специалисту, применяющему, допустим, хроматограф, он тоже детектирует в источнике запаховое вещество с помощью своего "инструмента", которым владеет так же, как эксперт хроматографом. Поэтому извлеченная информация в обоих случаях должна иметь одинаковое процессуальное значение" <1>. Данный аргумент следует принять во внимание тем, кто, не вникая в методическое содержание процедуры ольфакторного исследования, все еще считает, что использовать собак наравне с лабораторными весами или микроскопом, "соответствующими ГОСТами и ежегодно поверяемыми, пока проблематично" <2>.

--------------------------------

<1> Салтевский М.В. Криминалистическое следоведение. Следы запаха человека (криминалистическая одорология) // Криминалистика: Учеб.-практич. пособ. Харьков: Рубикон, 1997. С. 289 - 290.

<2> http:// pravorub.ru/articles/9902/html; Евсеев Д.А. Комментарий от 30 декабря 2010 г.

Отметим важность соблюдения и процессуальных требований, определяющих достоверность ольфакторных исследований в судебной экспертизе, в первую очередь допустимость самого заключения эксперта, обусловливаемую выполнением ряда следующих положений, несоблюдение любого из которых равносильно совершению процессуальной ошибки:

- обеспечением процессуального порядка изъятия, упаковки и хранения объектов-носителей пахнущих следов человека, а также получения образцов для сравнительного исследования;

- процессуальным порядком назначения и производства экспертизы запаховых следов человека;

- компетентностью эксперта, определяемой его специальными знаниями в области ольфакторных исследований, и подтверждаемой правом производства судебной экспертизы пахнущих следов человека;

- оформлением заключения эксперта в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ, с указанием условий хранения носителей следов пахнущих веществ, подробным описанием процедуры исследования и логически обоснованными выводами.

- обеспечением возможности проведения в последующем дополнительных и повторных исследований представленных на экспертизу объектов.

Экспертам-стажерам ЭКЦ МВД России часто приводят следующий поучительный случай процессуальной ошибки. При осмотре такси с убитым водителем впервые участвовавший в таком следственном действии специалист из ВНИИ МВД России обнаружил под этим автотранспортным средством комок смятой газеты. Без должной фиксации в протоколе осмотра места происшествия газета была им привезена для ольфакторного исследования в лабораторных условиях. На ней оказались пятна крови и хорошо сохранившийся окрашенный кровью след большого пальца руки. Как позже стало известно, убийца таксиста вытер этой газетой окровавленные руки. Поставленный в известность следователь по данному уголовному делу вынес постановление о назначении судебной экспертизы пахнущих следов человека, представил для сравнения хлопчатобумажные салфетки с образцами пота двух проверяемых лиц. В результате ольфакторного исследования на газете были выявлены пахнущие следы одного из этих проверяемых, а эксперты-дактилоскописты установили, что на ней имеется окрашенный отпечаток именно его правой руки. Однако ни результаты обеих произведенных экспертиз, ни протокол допроса обнаружившего газету специалиста не были приняты к рассмотрению в суде из-за того, что попавшая в поле зрения следствия улика была получена непроцессуальным путем.

Как пример нарушения процессуального порядка отбора образцов крови для сравнения у проверяемых лиц можно привести негативную практику, сложившуюся в биологическом отделе ЭКЦ МВД России в начале 90-х гг. прошлого века. Выходя за рамки своей компетенции, с риском причинения ущерба здоровью подследственных эксперты, специализировавшиеся в области исследований пахнущих следов человека и других направлений судебно-биологических экспертиз, самостоятельно или с помощью имеющих медицинское образование коллег отбирали образцы крови и пота у подозреваемых и обвиняемых по расследовавшимся делам. В тот период в кабинетах экспертов-биологов нередко можно было встретить людей в наручниках в сопровождении оперуполномоченных уголовного розыска.

Из экспертной практики не исключены еще и случаи принятия поручения на производство экспертизы и материалов от неуполномоченных лиц. Отмечаются случаи, когда о назначении судебной экспертизы пахнущих следов человека в государственном центральном судебно-экспертном подразделении по своей инициативе ходатайствует руководитель экспертной службы из региона и пересылает объекты исследования; материалы дела и постановление о назначении экспертизы привозят иногда заинтересованные в исходе расследуемого дела лица (родственники подозреваемых или потерпевших).

В отдельных региональных лабораториях ольфакторных исследований отмечается и практика несанкционированного хранения экспертами предметов-носителей пахнущих следов человека по конкретным уголовным делам. Из-за отсутствия собственных мест хранения многие следователи по умолчанию приветствуют подобную инициативу экспертных подразделений. Накопления сотен единиц таких объектов руководители ряда региональных экспертных подразделений (ЭКЦ МВД по республикам Татарстан, Хакассия и др.) выдавали даже за некие вновь организованные ольфакторные оперативные учетные банки данных и экспертные коллекции пахнущих следов. Подобная порочная практика должна быть однозначно осуждена.

Создание "банка" пахнущих образцов лиц, склонных к совершению преступлений, о чем как о свершившемся факте регулярно сообщается в средствах массовой информации и специальных публикациях, - пока нереализованная мечта. Существуют пулегильзотека, дактилоскопические, ДНК и другие криминалистические учеты. С личными ольфакторными данными все не так. Пахнущие образцы при использовании выветриваются, для защиты от воздействия микрофлоры их надо хранить в морозильнике и время от времени обновлять: ведь в компьютер такую информацию не введешь. В стране сегодня больше 800 тыс. только заключенных, а сколько еще лиц, отбывших заключение, подозреваемых, задержанных? Проверить их возможную причастность к расследуемому отдельному событию практически невозможно. Пока полицейские экспертно-криминалистических подразделений в "камерах хранения" (морозильниках) содержат лишь пахнущие следы с мест нерасследованных происшествий по конкретным уголовным делам. Однако накопление изъятых пахнущих следов - это не достижение, а наоборот, повод для административного разбирательства - почему растет число неисследованных объектов. То же можно сказать и относительно скоплений не возвращенных следователям (дознавателям) предметов-следоносителей - после исследования они, как это указано в УПК, должны возвращаться инициаторам назначения судебной экспертизы и храниться при материалах расследуемых дел.

При оценке заключения эксперта по проведенной судебной экспертизе пахнущих следов человека важно обращать внимание на прилагаемые иллюстративные материалы, поясняющие последовательность и ход проведения ольфакторного исследования (этограммы исследования, фототаблицы, видеоматериалы). Отсутствие в приложении таких первичных данных следует расценивать как недостаточный уровень квалификации, деятельностную ошибку исполнителей, так как без первичных материалов специалистам невозможно провести основательный анализ составленного заключения эксперта. Анализу подлежит и возможность наличия логических ошибок в умозаключениях эксперта; правильность и обоснованность сделанных им выводов по результатам выявления ольфакторных характеристик исследуемых объектов; их логическую непротиворечивость и соответствие как промежуточным результатам, так и проведенному исследованию в целом. При рецензировании заключений эксперта по исследованию пахнущих объектов отмечаются и другие недочеты. В некоторых случаях в подготовленном заключении отсутствует ссылка на литературный источник, по которому можно было бы ознакомиться с использовавшимися при исследовании методическими рекомендациями, иногда в заключении эксперта методика его проведения и вовсе отсутствует. Не всегда в заключениях комиссионных экспертиз имеется синтезирующая часть, а выводы порой опираются лишь на результаты отдельных этапов исследования.

Еще один важный аспект. Экспертиза пахнущих следов человека, как и другие виды сложных и многообъектных экспертиз, даже первичных, в экспертных учреждениях выполняется, как правило, комиссиями экспертов. Проведение этапа работы с собаками-детекторами (непосредственно ольфакторного исследования) одним экспертом считается грубейшей ошибкой. Результаты такого исследования должны восприниматься критически, так как один человек не в состоянии обеспечить чистоту кинологических экспериментов, провести их в режиме "слепого опыта".

Давно известна способность животных (собака не исключение) предупреждать желания доминирующей в сообществе особи, в нашем случае - человека. Постоянный контакт с ним приучает животных различать даже непроизвольные, еле заметные и обычно неконтролируемые экспертом подсказки: напряженное ожидание, внимание к одному из объектов - все то, что определяется зоопсихологами феноменом "умный Ганс" <1>.

--------------------------------

<1> Зорина З.А., Полетаева И.И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных: Учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 78 - 80.

Проблема исключения непроизвольных подсказок собакам-детекторам решена применением их в режиме "слепого опыта". Лабораторное ольфакторное исследование пахнущих следов проводят с участием двух экспертов: один из них работает с исследуемыми объектами и направляет действия другого, который применяет собак-детекторов. При равной компетенции они могут меняться ролями на разных этапах проведения экспертизы. В процессе исследования кроме моментов непосредственного применения собак-детекторов специалисты совещаются между собой, определяют тактику проведения исследования, совместно обсуждают промежуточные и конечные результаты. Однако применяющий собак не должен знать мест нахождения исследуемых объектов среди контрольных. Для этого порядок расположения сопоставляемых объектов (проб пахнущих веществ) определяется другим экспертом, который готовит и располагает объекты для сравнения. Это исключает неумышленные подсказки собакам.

Используемая комиссионная форма исследования пахнущих следов обусловлена, таким образом, методической спецификой проведения этой экспертной фазы. Кроме пахучих объектов в процессе исследования требуется и постоянный анализ, тестирование самих средств исследования - собак-детекторов, контрольно-вспомогательных пахучих проб. Эффективно справиться с такой задачей в состоянии комиссия, состоящая, обычно, из двух экспертов одинаковой компетенции. Обладая равными правами, каждый из них после проведения исследования подписывает подготовленное с взаимным участием заключение эксперта. В целом комиссионная форма организации выполняемой экспертизы пахнущих следов человека носит не рекомендательный, а обязательный характер.

При штатной недостаточности и дефиците квалифицированных специалистов, а также в случае размещения экспертной лаборатории ольфакторных исследований на базе кинологического подразделения в состав комиссии исследователей нередко включают эксперта и применяющего собак-детекторов специалиста-кинолога. В этом случае следует иметь в виду, что специальные знания кинолога еще недостаточны и не позволяют ему участвовать в проведении ольфакторного исследования в процессуальном статусе судебного эксперта.

Поясним сказанное. Лица, специализирующиеся в области судебной ольфакторной экспертизы, конечно, должны проявлять заинтересованность к работе с собаками. Однако помимо названного качества они должны иметь специальные знания и навыки, определяющие экспертную квалификацию в области исследования следов пахнущих веществ пота (крови) человека, которые, в частности, предполагают:

- наличие необходимых знаний в области судебной экспертизы и уголовного процесса, криминалистической идентификации и диагностики;

- владение методиками исследования запаховых следов человека и частными приемами сопоставления пахучих проб;

- умение правильно спланировать, подготовить и реализовать этапы исследования пахнущих следов с коррекцией последующих действий в зависимости от получаемых по ходу исследования данных;

- навыки извлечения и концентрации пахучих веществ из предметов-следоносителей, получения адекватных сравнительных образцов для идентификационного исследования;

- умение оценить пригодность, выявить достаточность пахучих веществ в пробах, определить на соответствующем этапе анализа видовую и другие групповые характеристики анализируемых проб;

- умение выявить и нейтрализовать негативное влияние возможных пахучих помех;

- навыки подготовки и использования применяемых средств исследования (подбор пахнущих проб для тестирования исследуемых объектов и применяемых биодетекторов, специальная дрессировка и применение собак-детекторов);

- умение правильно оценить и перепроверить получаемые данные, обосновать выводы с использованием результатов проведенного исследования.

Действия кинолога, оказывающего помощь в экспертном исследовании, ограничиваются в основном работой с собаками, организацией их адекватного поведения. Заключение эксперта по результатам исследования кинолог не должен подписывать, подпись ставит только эксперт; в противном случае имеется основание говорить о процессуальной ошибке.

В работе экспертов, вероятно, чаще всего обнаруживаются ошибки методического характера. Так, пригодность подлежащих ольфакторному исследованию носителей пахнущих следов человека обеспечивается надлежащей их упаковкой и условиями хранения до предоставления на экспертное исследование и в процессе его проведения. Встречающееся еще на практике использование упаковки из полимерных материалов (пропускают через себя и впитывают пахнущие вещества), которая ошибочно рекомендуется во многих учебниках по криминалистике, следует считать серьезной методической ошибкой, следствием которой может стать обеднение (снижение концентрации) или полная утрата изъятых следов пахнущих веществ <1>.

--------------------------------

<1> Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Сергиевский Д.А. и др. Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методические рекомендации. М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2003.

Длительное хранение в тепле даже плотно укупоренных в стеклянных банках ольфакторных объектов - это еще одна методическая ошибка. Многолетняя практика и специально организованные опыты показали, что только при минусовых температурах на хранящихся объектах замирает жизнедеятельность разрушающей пахнущие вещества микрофлоры <1>. Методической экспертной ошибкой следует считать и нерациональное расходование исследовательского ольфакторного материала. Для возможности проведения дополнительных и повторной судебных экспертиз на подготовительной стадии должно быть проведено разделение порций (проб) собранных с объектов пахучих веществ, часть которых должна быть сохранена в условиях, обеспечивающих их возможное в последующем исследование, что согласуется со ст. ст. 85, 87, п. 1 ст. 206, ст. 207, п. 4 ст. 365 УПК.

--------------------------------

<1> Гриценко В.В., Обидин А.Б., Старовойтов В.И. Влияние фактора времени на образование, сохраняемость и возможность исследования запаховых следов человека: Методические рекомендации. М.: ЭКЦ МВД России, 2000.

Реализуя статус своей независимости, эксперт вправе по своему усмотрению выбрать наиболее адекватную, по его мнению, методику исследования пахнущих следов и наметить алгоритм решения поставленных перед ним вопросов. Однако его решение о производстве судебной экспертизы на основе методик оперативно-розыскной кинологии следует априори рассматривать как ошибочное. Используемая в розыскной работе "кинологическая выборка" - это, конечно, не экспертное исследование и даже не его этап, а только частный методический прием, применяемый в ольфакторном исследовании.

Надежды на специальные знания инспекторов-кинологов и любителей-собаководов, увы, нереальны, так как они не занимаются сбором следов пахнущих веществ, не знают правил их фиксации, транспортировки и хранения. Им процедура сопоставления пахнущих следов известна только в форме "кинологической выборки". Препарирование и лабораторное ольфакторное исследование диагностических и идентификационных признаков комплекса пахучих веществ, составляющих пахнущие следы человека, не входит в их компетенцию. Кроме того, собак по различению в следах видовых, половых, возрастных, иных диагностических характеристик человека в кинологических центрах, клубах и питомниках не готовят вообще.

При обсуждении проблемных вопросов ольфакторного исследования, особенно в 70-80 гг., в период активных споров противников и сторонников этого направления, в десятках многотиражных пособий, справочников, в юридической энциклопедии было зафиксировано множество мнений и предложений относительно организации процесса ольфакторного исследования. В практическом плане рассуждения касались в основном природных возможностей собаки, ее использования в процессе оперативно-розыскной кинологической "выборки вещи и человека". Хотя вопросы методического обеспечения судебной экспертизы пахнущих следов, процесса идентификации в рамках специального биологического эксперимента, исследовательской роли и функций специалистов в этих изданиях не рассматривались, множество зафиксированных там противоречивых, экспериментально не подтвержденных предложений и рекомендаций до сих пор остаются наиболее доступными источниками информации по данному направлению исследований.

Однако использование исследовательских средств и подходов, предложенных в 60 - 70 гг. разработчиками криминалистической одорологии, ориентирующими на эту технологию, к успеху опять же не приведут. Одорология с ее неудачно выбранными средствами работы с пахнущими следами (устройство "Шершень" <1>, шприцы, полиэтиленовые пакеты, приемы оперативно-розыскной кинологической выборки) также оказалась тупиковым эпизодом ольфакторики - исследовательского направления, опирающегося на использование обоняния. В поисках выхода неким рефреном большинства публикаций сторонников и критиков ольфакторного направления стали рассуждения о перспективе исследования пахнущих следов человека приборными методами <2>. Но поскольку ощущение запахов неотделимо от чувственного восприятия, отказ от использования обоняния в надежде на инструментальные средства автоматически поставил на одорологии как исследовательском направлении жирную точку.

--------------------------------

<1> Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Сергиевский Д.А. и др. Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методич. рекомендации. М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2003.

<2> Шиканов В.И., Тарнаев Н.Н. Запаховые микроследы: криминалистическое значение, процессуальный статус, возможность исследования на идентичность. Иркутск, 1974. См. также: Топорков А.А. Одорологические объекты как носители криминалистически значимой информации // Криминалистика: Учебник / Под ред. В.А. Образцова. М.: Юрист, 1997. С. 245 - 249.

И все же желаемое нередко до сих пор выдается за действительное: идея исследования запахов приборами рекламируется журналистами, а в ряде пособий по криминалистике подается как одна из новелл: "Принципиально новым и наиболее значимым в судебной экспертизе представляется использование методов ионной и электронной спектроскопии в одорологических исследованиях", - сообщается в пособии Д.М. Плоткина и Е.П. Ищенко <1>. Примером подачи учебного материала в старой застывшей форме может быть изложение данной тематики на кафедре криминалистики в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, где до сих пор информацию об ольфакторном направлении исследований студенты получают по источникам тридцатилетней давности, с позиции одорологии - его, можно сказать, романтического прошлого 60-80-х годов XX в. <2>.

--------------------------------

<1> Плоткин Д.М., Ищенко Е.П. Новейшие методы исследования вещественных доказательств в криминалистике: Науч.-практич. пособ. Рязань: Пресса, 2005. С. 200.

<2> Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. д.ю.н., проф. Е.П. Ищенко. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2006. С. 201 - 209.

Реализация мечты криминалистов о приборах для анализа индивидуализирующего фактора пахнущих следов человека находится за пределами современных научных и инженерных возможностей <1>. В целом рассуждения на тему "хорошо бы, если бы..." только отвлекают от реальности, и их едва ли следует включать в руководства для обучающихся и пособия для практиков. Ученые, работающие над новыми технологиями, "были бы счастливы заполучить прибор, только наполовину уступающий по эффективности обыкновенному собачьему носу" <2>. Попытки создать "нюхательный прибор" были и продолжаются, но четвероногие друзья человека для этих целей - вне конкуренции. В настоящее время приборные методы служат вспомогательным дополнением при решении задач биодетекции пахнущих следов человека <3>.

--------------------------------

<1> Старовойтов В.И., Чекунчикова Н.В., Сергиевский Д.А. и др. Проблемы технической и биологической детекции в криминалистическом исследовании ольфакторных следов человека // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: сб. науч. ст. М., 2003. С. 104 - 112.

<2> Шенк Д. Всевидящее око // National Geographic Россия. 2003. Ноябрь. С. 46 - 47.

<3> Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Сергиевский Д.А. и др. Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методич. рекомендации. М., 2003.

Сигнальное поведение применяемой в оперативной выборке собаки, как правило, объясняют одинаковым запахом сопоставляемой пары объектов. Однако эта "одинаковость" может определяться любыми общими пахучими включениями: от парфюмерии до профессиональных и различных групповых пахучих составляющих, а также интенсивностью пахнущих следов. Но опыт специалистов ЭКЦ МВД России, выверенный практикой трех десятилетий, показывает, что из-за смещения мотивации действия собак в отсутствие контроля могут привести к неадекватным результатам, сигналы могут быть и ложными. В экспертном исследовании пахнущих следов собаки привлекаются к детекции - узнаванию задаваемых к поиску запахов, но только специалисты на основании наблюдений, воспроизведения получаемых данных, процедуры анализа и системы перепроверок сигнального поведения собак осуществляют в конечном счете выявление того или иного ольфакторного свойства испытуемых объектов.

В криминалистических экспертизах необходимость использования контрольного материала всем очевидна. Как нельзя без получения контрольных образцов, лишь по стреляной гильзе или пуле установить единичное оружие, так и без образцов текста или подписей, выполненных проверяемым лицом, невозможно установить или исключить его авторство. В других же видах судебных экспертиз бывает недостаточно использование только контрольных образцов, характеризующих человека или предмет, оставивших исследуемые следы. Зачастую для получения адекватных результатов требуются дополнительные сравнительные материалы, характеризующие те или иные свойства предметов-носителей изучаемых следов.

Ошибкой, сопряженной с недостаточным контролем достоверности результатов исследований (критическим недостатком процедуры исследования пахнущих следов) характеризуются исследовательские методики как используемые в розыскной кинологии, так и предлагавшиеся апологетами криминалистической одорологии. Контрольные испытания - наиважнейший элемент экспертного исследования не только в экспертизе следов пахнущих веществ пота (крови) человека. В различных видах исследований они называются по разному: холостым опытом (ГЖХ, спектрофотометрия и др.), использованием "свидетелей" (ТСХ), отрицательным и положительным контролем (серологические исследования). Пренебрежение такой проверкой из-за стремления избежать дополнительной рутинной работы может привести к экспертным ошибкам и тяжелейшим последствиям. Примером тому - результаты судебно-медицинской экспертизы по всем известному резонансному делу серийного насильника и убийцы Чикатило. Судебный эксперт в этом случае не учел обстоятельства происхождения одного из выявленных антигенов, который мог характеризовать не только исследовавшиеся биологические следы преступника, но и носители этих биологических следов. Неверное определение группы крови преступника привело, как известно, к трагическим последствиям. А причиной стала невыполненная проверка следоносителей на присутствие антигенов.

Несмотря на отсутствие должного контроля, среднестатистические результаты кинологической выборки достоверны. Возможную среднестатистическую ошибку венгерские криминалисты определили в 3 - 5% <1>, а Голландские - как 30% <2>. Эти данные правильнее было бы соотнести с уровнем надежности применявшихся этими исследователями методик. Очевидно, однако, что для конкретного исследования и для каждого из проверяемых по делу лиц такая точность недостаточна. Это так же нелепо, как при определении состояния больного руководствоваться средней температурой всех больных, лежащих в одной с ним палате. Всегда важно исследовать конкретные особенности образцов, полученных от проверяемого лица.

--------------------------------

<1> Сцинак Я. Идентификация запахов: Сб. рефератов зарубежных публикаций. М.: ГИЦ МВД СССР, 1986. С. 39 - 40.

<2> Schoon GAA. A first assessment of the reliability of an improved scent identification line-up. Journal of Forensic Sciences 1998; 43 (1): 70 - 75.

Критерием оценки достоверности результатов современных экспертных методик, используемых в судебной экспертизе пахнущих следов человека, может служить их утверждение методическим советом Экспертно-криминалистического центра МВД России и многолетняя (более 15 лет) их апробация судебно-экспертной практикой. Более полутора тысяч судебных экспертиз и исследований пахнущих следов человека ежегодно производится девятью региональными экспертно-криминалистическими подразделениями МВД России. Заинтересованность органов предварительного расследования и дознания ОВД России, а также прокуратуры и Следственного комитета РФ во внедрении экспертизы запаховых следов человека определяется большой информационной емкостью получаемых результатов, позволяющих использовать ольфакторную информацию с мест происшествий для решения как идентификационных, так и диагностических задач, в том числе по преступлениям, совершенным в условиях неочевидности.

С использованием современных методик ольфакторного исследования в

судебной экспертизе, следуя данным расчетов, вероятность получения

ошибочного результата при категорическом положительном разрешении вопроса о

наличии на исследуемом объекте запаховых следов конкретного лица, с

применением в исследовании не менее трех собак-детекторов, сигнальное

поведение которых закономерно воспроизводится относительно проверяемого

-8

объекта, не превосходит величину - 1,02 x 10 . При получении тех же

результатов с использованием в аналогичных условиях четырех

собак-детекторов вероятность получения ошибочного результата не превосходит

-11

величину - 2 x 10 (уровень, соответствующий надежности ДНК-анализа).

Данные величины как обеспечивающие статистическую надежность ольфакторного

метода предлагается считать достаточными для обоснования категорических

выводов по результатам судебной экспертизы запаховых следов человека.




.


Перейти к оглавлению: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза: типичные ошибки. М.: Проспект, 2012. 544



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247