СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА (ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ): ОШИБКИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ТРАСОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ

Н.П. МАЙЛИС

Трасологическая экспертиза занимает важное место в расследовании и раскрытии преступлений, что объясняется не только многочисленными решаемыми задачами, которые ставятся перед экспертом, но главное широким диапазоном исследуемых объектов. Как известно, это и разнообразные следы человека, орудий и механизмов, транспортных средств и следов животных и многие объекты, относящиеся к группе редко встречающихся в экспертной практике.

Последние при исследовании вызывают затруднения у эксперта в силу различных причин. Как правило, это отсутствие методики, когда эксперт вынужден по ходу исследования проявлять творческий подход, решать задачи на эвристическом уровне и разрабатывать определенный алгоритм последовательности действий. Особый подход требуется при производстве экспертных экспериментов, когда детально продумывается каждый этап для получения достоверных данных в экспериментальных следах (оттисках). Сложности возникают при описании следов, так как не всегда удается подобрать и использовать нужную терминологию. По ходу исследования нередко требуется совершенствовать методики или алгоритмы решения поставленных задач. Имеются и другие трудности. Это может привести к ошибкам словесного выражения и вызвать не только непонимание у оценивающих заключение процессуальных субъектов, но и сомнение в объективности и достоверности полученных результатов.

Как свидетельствует обобщение экспертной практики, многие экспертные ошибки трасологической экспертизы, как и других судебных экспертиз, возникают вследствие ошибок или недобросовестного отношения к своим обязанностям, которые допускаются субъектами, назначившими экспертизу. В этой связи целесообразно кратко остановиться на ошибках процессуального характера, допускаемых следователями не только при назначении судебных экспертиз и получении сравнительных образцов, но и при производстве различных следственных действий.

К процессуальным ошибкам следователя относятся: неправильное хранение объектов, изъятых с места происшествия, что может при производстве экспертизы ввести эксперта в заблуждение. Так, например, продукты питания со следами зубов не были следователем помещены в холодильник или специальный раствор и в результате их порчи идентификационные признаки исказились и стали непригодными для идентификации.

Грубой ошибкой является неправильное изъятие и хранение одежды со следами крови, на которой имеются повреждения, когда эту одежду не просушили при комнатной температуре, вдали от источников тепла, а сразу упаковали в полимерную пленку, хотя объекты со следами биологического происхождения рекомендуется упаковывать только в бумажные пакеты. В результате в практически герметичной полимерной упаковке создалась среда, приведшая к гнилостным изменениям биологического материала (крови) и существенным изменениям края повреждения. В результате - повреждение линейной формы, образованное клинком ножа, приобрело овальную форму. Эксперт дал вывод о том, что повреждение на свитере образовано не ножом, изъятым у подозреваемого.

При расследовании уголовных дел, сопряженных с дорожно-транспортными происшествиями, следователи порой разрешают одному из участников ДТП, например владельцу транспортного средства, хранить это транспортное средство в своем гараже. Такого рода ошибки в зависимости от ситуации нередко приводят либо к умышленной утрате самого транспортного средства, либо к появлению на нем дополнительных повреждений, либо вообще к устранению повреждений на автомобиле. Соответственно, вопросы, необходимые для рассмотрения по делу, не могут быть в полном объеме разрешены по существу или эксперт отказывается от их решения ввиду непригодности объектов либо допускает экспертную ошибку.

Трасологическая экспертиза не является исключением, и при ее производстве эксперты нередко допускают ошибки процессуального характера. Так, по одной из экспертиз эксперт, определяя механизм повреждения поверхности водонапорной трубы, изготовленной из полипропилена, вышел за пределы своей компетенции в области трасологии, решая одновременно технические вопросы. В частности, на экспертизу был представлен фрагмент полипропиленовой водопроводной трубы с повреждениями. Перед экспертом был поставлен вопрос о механизме их образования. В целом эксперт правильно решил его с трасологической точки зрения. Но далее в заключении он произвел оценку выдвинутой ответчиком версии о механизме образования повреждения, признал ее несостоятельной и подробно описал механизм размягчения и оплавления материала. Следует подчеркнуть, что эксперт точно указал температурный режим, при котором наступают те или иные последствия, например, ослабление механической прочности стенки трубы и др., но сделал это на основании общих рассуждений, чисто умозрительно, не проводя экспериментов, подтверждающих выводы.

В другом случае эксперт-трасолог, исследуя повреждение на меховом изделии, установил состояние мездры (пересушена, рассыпается и т.п.) и определил, в силу каких причин это могло произойти, хотя такие данные должен был установить эксперт-товаровед.

Исходя из стадий экспертного исследования можно выделить ряд наиболее распространенных ошибок, относящихся ко всем видам исследуемых в трасологической экспертизе объектов.

На подготовительной стадии экспертного исследования:

- эксперт не заявляет ходатайство о предоставлении дополнительных материалов; качественных образцов для сравнительного исследования; сведений о хранении, эксплуатации объектов после совершения преступления и т.п.;

- не ставит вопросы в порядке экспертной инициативы, когда в этом есть необходимость; не уточняет поставленные вопросы в необходимой редакции, что приводит к логической ошибке, которая будет заключаться в неправильном уяснении поставленной перед экспертом задачи, в смешении условия и цели задачи;

- выходит за пределы своей компетенции;

- при производстве повторных экспертиз не запрашивает материалы первичной.

На аналитической стадии экспертного исследования:

- при изучении объектов и определении их пригодности для идентификации не учитываются: искажения частных признаков в момент следообразования, в том числе и характер следовоспринимающей поверхности, от которой зависит адекватность и полнота отображения общих и частных признаков;

- неправильно описываются детали исследуемых объектов;

- используется терминология, не соответствующая стандартизированным понятиям или не принятая ГОСТами и т.п.;

- осуществляется поверхностный осмотр исследуемых объектов, в результате которого не выявляется достаточный для целей идентификации комплекс признаков и след признается непригодным;

- не обнаруживаются имеющиеся микрочастицы, в том числе биологического происхождения, что приводит в последующем к неполноте исследования, невозможности осуществить комплексный подход.

При экспертном эксперименте:

- не подбирается аналогичная следовоспринимающая поверхность при получении экспериментальных следов-повреждений;

- не воспроизводятся или неточно воспроизводятся различные виды углов (встречный, фронтальный) при получении линейных (динамических) следов, что приводит к различию частных признаков и, соответственно, к неправильному выводу.

На стадии сравнительного исследования:

- редко используются такие приемы сравнения, как совмещение и наложение;

- не проводится сравнение микропризнаков;

- не производится статистическая обработка при измерении исследуемых и экспериментальных повреждений.

На оценочной стадии:

- не учитываются признаки эксплуатационного характера и признаки совместного хранения исследуемых объектов;

- не анализируются производственно-технологические признаки;

- не дается объяснение различающимся признакам и насколько они существенны в конкретном случае.

При оформлении фототаблиц, являющихся приложениями к заключению эксперта, допускаются следующие ошибки:

- не иллюстрируется общий вид представленных объектов;

- на детальных фотоснимках отсутствует масштабная линейка;

- фотоснимки для сравнительного исследования изготавливаются в разном масштабе;

- не делается разметка совпадающих признаков при идентификационном исследовании; а если таковая имеется, то не приводятся контрольные снимки.

Описанные недостатки, приводящие к экспертным ошибкам, в большей мере относятся к первичным экспертизам.

Что же касается повторных экспертиз, то для них можно выделить следующие экспертные ошибки:

- нарушается структура вводной части заключения (процессуальная ошибка);

- не указываются мотивы назначения повторной экспертизы;

- не приводятся выводы первичных экспертиз;

- не всегда анализируется и даже не называется причина расхождения выводов первичной и повторной экспертиз;

- отсутствует всесторонний анализ и правильное описание хода и результатов исследования;

- не уделяется должное внимание качеству фотоиллюстраций;

- в ряде случаев отсутствует инициатива эксперта в расширении исследования путем проведения комплексных исследований, позволяющих решать не только задачу, сформулированную следователем (судом), но и ряд важных дополнительных задач.

К ошибкам процессуального характера относятся и такие, когда производство повторной экспертизы проводилось тем же экспертом или той же комиссией экспертов, которыми была проведена и первичная экспертиза. Эксперт должен был отказаться от участия в ее производстве в соответствии со ст. 207 УПК.

Относительно комплексных экспертиз также можно выделить некоторые ошибки процессуального и деятельностного характера:

- в заключениях не указываются специальность и занимаемая должность каждого эксперта, входящего в комиссию;

- при изложении исследовательской части не указывается, кем из экспертов выполнена данная часть, отсутствует подпись эксперта под этой частью и др.

Рассмотрим экспертные ошибки при производстве трасологических экспертиз по некоторым видам объектов.

Большой процент от назначаемых трасологических экспертиз составляют следы ног. При их исследовании допускаются различного рода экспертные ошибки.

В трасологической экспертизе выделяют три вида: следы босых ног, следы обуви и следы ног, одетых в носки (чулки). Каждый из объектов по этим видам оставляемых следов имеет свои особенности, поэтому целесообразно кратко остановиться на наиболее характерных допускаемых ошибках.

При исследовании босых ног не учитываются заболевания кожного покрова ступни, которые отображаются в виде небольших овалов. Эксперт при оценке следов принимает такое отображение за неполное или нечеткое и формулирует вывод о непригодности их для идентификации, считая, что в нем не отобразилось достаточное количество частных признаков. Более того, при оценке частных признаков в следах босых ног не учитываются искривления пальцев, верхний край плюсны (линия в виде своеобразного изгиба), линия свода ступни и т.п. Эти признаки отражают индивидуальные особенности строения ступни человека, оставившего следы. При изучении сравнительных отпечатков босых ног подозреваемого эксперты не придают особого значения отображению отмеченных признаков, не запрашивают более качественные отпечатки и следы признаются непригодными для целей идентификации.

При исследовании следов обуви: не запрашиваются сведения о возможном ремонте или эксплуатации обуви, хотя эксперт и усматривает некоторые изменения, например, отсутствие набойки или деформации, трещины либо наличие признаков, свидетельствующих о недавнем ремонте и др. Без учета таких данных может быть сформулирован отрицательный вывод о том, что следы оставлены не обувью, изъятой у подозреваемого. В случае выделения общих, групповых признаков не выявляются микропризнаки производственного или эксплуатационного характера и вывод формулируется на уровне групповой принадлежности. Практика показывает, что в ряде случаев можно было бы сформулировать вывод о конкретном тождестве.

Более того, необходимо напомнить, что выводы на уровне групповой принадлежности часто оцениваются следователем или судом как категорические положительные о тождестве, особенно если эксперт отмечает узкую групповую принадлежность, что может привести к следственной или судебной ошибке. Особое место занимает формулирование выводов в вероятной форме, что часто встречается в экспертной практике по этому виду экспертиз. Такое заключение является косвенным доказательством, но вывод может быть интерпретирован как условно категорический.

Такой подход эксперта к выполнению своих обязанностей свидетельствует либо о недобросовестном или халатном отношении, либо о поверхностном исследовании, либо о низком профессиональном уровне.

При исследовании повреждений на одежде (например, колото-резаных, которые часто назначаются для решения вопроса об установлении конкретного клинка орудия, образовавшего их):

- не запрашиваются материалы судебно-медицинского исследования повреждений на теле трупа (акт судебно-медицинской экспертизы);

- при наличии проверяемого орудия не запрашиваются сведения о его эксплуатации или заточке после совершения преступления;

- не производится тщательный осмотр клинка ножа, вследствие такого поверхностного осмотра не обнаруживаются на его поверхности посторонние наложения волокон ткани, микрочастиц биологического происхождения и др. Это, в свою очередь, приводит к неполноте экспертного исследования. Более того, при получении в последующем этим клинком ножа экспериментальных повреждений неизбежно утрачиваются имеющиеся наложения. Это приводит к тому, что исключается проведение комплексного (трасолого-волокноведческого) исследования. Как известно из экспертной практики, при исследовании такого рода повреждений редко удается в рамках только трасологической экспертизы решить вопрос о конкретном тождестве орудия, их образовавшего. Поэтому в данном случае комплексный подход является наиболее эффективной формой использования специальных знаний при решении поставленных задач на уровне интеграции знаний.

Особое место в этом виде исследования занимает экспертный эксперимент. При образовании экспериментальных повреждений не соблюдаются правила и методические рекомендации, что приводит к различному отображению признаков. Не подбирается аналогичная следовоспринимающая поверхность, подложка, соответствующая той части тела, на которой имеются исследуемые повреждения (раны), не учитывается угол нанесения и т.п.

Кроме того, при исследовании механических повреждений одежды допускаются логические ошибки при оценке полученных результатов. Так, эксперт по ходу исследования формулирует промежуточный вывод на уровне узкой групповой идентификации, а окончательный вывод формулирует в категорической форме, т.е. повреждения на одежде образованы ножом, изъятым у подозреваемого. При этом эксперт не запрашивал судебно-медицинский акт, результаты исследования объектов волокнистой природы и т.д. Эти данные могли бы дополнить важными сведениями полученные результаты, и вывод был бы более достоверным и обоснованным.

При исследовании орудий преступления и объектов со следами взлома:

- объекты упаковываются вместе, что приводит к дополнительным следам или наслоению взаимопереходящих микрочастиц;

- неточно производятся измерения исследуемых следов и неправильно определяются встречный и фронтальный углы в линейных следах;

- неправильно в экспертном эксперименте воспроизводятся встречный и фронтальный углы при образовании линейных следов;

- точечные следы сравниваются с линейными;

- неправильно описываются детали частей механизмов и др.

При исследовании узлов:

- не описывается механизм завязывания узлов;

- неправильно определяется тип узла;

- не показывается на фотоиллюстрациях способ завязывания;

При исследовании следов транспортных средств:

- при определении типа шины, которой оставлен след, особенно в случаях переезда потерпевшего, не учитывается загрязненность элементов рисунка протектора, величина давления массы транспортного средства, структура текстильного материала;

- неправильно определяется направление движения транспортного средства;

- неточно измеряются и неправильно определяются повреждения на транспортном средстве;

- при осмотре одежды и транспортного средства не изымаются взаимопереходящие микрообъекты (волокна ткани, частицы лакокрасочного покрытия, следы горюче-смазочных материалов и другие посторонние наложения);

- не проявляется экспертная инициатива по возможности проведения комплексной экспертизы и др.

Перечень допускаемых экспертных ошибок только по некоторым обозначенным видам трасологических экспертиз свидетельствует не только об объективных причинах их возникновения, но и о субъективных.

Среди последних, как и в любом экспертном исследовании, можно выделить: некомпетентность эксперта; низкую квалификацию; физическое или психологическое состояние, обусловленное болезнью, переутомлением, снижением остроты зрения и другие. Ошибки субъективного характера могут быть результатом и неправильно проведенного экспертного эксперимента, неправильной оценки полученных результатов при формировании убеждения эксперта и т.д.




.


Перейти к оглавлению: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза: типичные ошибки. М.: Проспект, 2012. 544



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247