СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА (ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ): Ошибки в синтезирующей части заключения эксперта и в разделе "Выводы" об исследовании документов

К числу основных ошибок, допускаемых экспертами при обобщении результатов проведенных судебных экспертиз документов, относится низкий уровень аргументации суждений, подкрепляемых довольно скудными (вплоть до полного их отсутствия) описаниями совокупностей частных признаков (в идентификационных исследованиях) или симптокомплекса диагностических признаков (в диагностических исследованиях). В одном из рецензируемых заключений результаты сравнительного исследования подписей не были подкреплены описанием ни одного частного признака подписного почерка, что является грубейшим нарушением методики почерковедческого исследования. Кроме этого, отсутствовали и фотоснимки, иллюстрирующие выявленные различия. Игнорирование этих обязательных элементов заключения эксперта фактически свело на нет доказательственное значение представленного документа.

В заключениях экспертов-почерковедов можно встретить смешанное описание признаков почерка, если объектами изучения являются одновременно рукописный текст и подпись. Соответственно, и синтезирующая часть заключения приводится в общем виде. Это является методически неверным. В литературе подчеркивается, что "общим правилом является раздельное описание результатов исследования в отношении текстовых объектов (буквенных, цифровых) и подписей. Сначала излагается процесс решения экспертной задачи в отношении текстовых почерковых реализаций, а затем подписей" <1>.

--------------------------------

<1> Судебно-почерковедческая экспертиза: Общая часть. С. 490.

Категорическим требованием методики проведения экспертизы является также положение о том, что "положительный вывод не может считаться достаточно обоснованным без оценки различающихся признаков, если таковые обнаружены в процессе сравнительного исследования. Оценка различий заключается в объяснении причин их происхождения, и категорический положительный вывод возможен только тогда, когда они находят свое естественное объяснение" <1>. Игнорирование различий, которое имело место в большинстве изученных материалов экспертной практики, может явиться причиной ошибочного вывода эксперта.

--------------------------------

<1> Судебно-почерковедческая экспертиза. М.: Юрид. лит., 1971. С. 229 - 230.

Типичным методическим упущением является также то, что эксперты, формулируя отрицательный вывод, не указывают ни одного совпадения в сравниваемых почерковых объектах. Как правило, совпадения при проведении сравнения присутствуют, но признаются несущественными и находят свое объяснение. Особенно это относится к выводам, дающимся в вероятной форме. Именно устойчивые совпадения нередко снижают категоричность отрицательных суждений. В одном из рецензируемых заключений был выявлен довольно любопытный факт, когда эксперт пришел к выводу о выполнении подписей разными лицами лишь при наличии всего четырех различающихся признаков. И это при том, что совпадений было выявлено гораздо больше - девять. Объяснений этому никаких не приведено, поэтому вывод можно смело считать необоснованным. Другим экспертом в обоснование категорического отрицательного вывода приведено лишь пять различающихся признаков, три из которых относятся к таким малоинформативным группам, как "форма и направление движений". При этом эксперт ошибочно сослался на "совокупность признаков, достаточную для вывода", хотя известно, что в различающихся объектах должно быть по крайней мере две совокупности; если она одна, то вывод должен быть положительным. Эксперт не посчитал нужным дать оценку совпадениям подписей (похожим по внешнему строению). Не стали препятствием для категорического суждения краткость и простота строения почерковых объектов (подписи фактически состояли из стилизованной буквы "П" и 1-2 штрихов). Результаты исследования эксперта не были подкреплены иллюстративным материалом.

Обращают на себя внимание неубедительные, а порой и неверные объяснения причин появления различий при положительном решении вопроса относительно исполнителя, и наоборот - совпадений при общем отрицательном выводе. Так, в синтезирующей части одного из заключений в качестве объяснения причин появления совпадений исследуемых почерковых реализаций с образцами содержится указание на выполнение исследуемых записей и подписей "с подражанием". Данное утверждение эксперта следует считать голословным, не подкрепленным результатами исследования. Как известно, подражание как субъективный фактор необычного исполнения подписи (записи) может содержать в себе различные объемы диагностических признаков в зависимости от вида подражания (на глаз, по памяти, с предварительной тренировкой). Эксперт в своем заключении не привел ни одного признака, свидетельствующего о подобного рода необычном выполнении подписей и записей. При полном отсутствии признаков необычного выполнения в рукописях высказывать суждения о подражании нет никаких оснований.

Наблюдается определенный формализм в объяснении причин невозможности решения вопросов по существу, приводимых экспертами в заключениях. Анализируя копию одного из заключений эксперта-почерковеда, нельзя было согласиться с аргументом о недостаточности представленного ему графического материала - например, в исследуемой подписи <1> содержалось по крайней мере три графических элемента. Кроме того, судя по постановлению о назначении экспертизы, на исследование было представлено целых шесть подписей в спорных документах, что вполне дало бы возможность эксперту проследить устойчивость проявления признаков.

--------------------------------

<1> Инициатор задания представил помимо заключения эксперта копию исследуемого документа.

Оценивая в данном случае обоснованность отказа эксперта от ответа на поставленный вопрос, нужно отметить следующее. В законодательстве и экспертной практике различают две формы такого отказа - заключение эксперта с выводом о невозможности ответить на поставленный вопрос и сообщение о невозможности дачи заключения. В первом случае эксперт дает заключение по итогам исследования, которое им проводилось, но не дало результата (например, были выявлены и совпадающие, и различающиеся признаки, которые не могли быть положены в основу какого-либо определенного вывода). К сожалению, по имевшейся копии заключения эксперта оценить, правильно ли поступил эксперт, было нельзя - по причине полного отсутствия описания выявленных совпадений (различий).

Во втором случае при составлении сообщения о невозможности дачи заключения эксперт не приступает к исследованию, т.е. причина отказа очевидна без какого-либо изучения объекта. Но и в такой ситуации рекомендуется составлять документ по форме экспертного заключения <1>. Наконец, сообщение о невозможности дачи заключения, объясняемое "недостаточным количеством образцов", возможно лишь в том случае, если эксперту отказано в предоставлении соответствующих дополнительных материалов (ст. 16 ФЗ ГСЭД). Каких-либо упоминаний в копии заключения эксперта о заявленном им ходатайстве о предоставлении дополнительных материалов не имелось. Таким образом, отказ эксперта от ответа на поставленный перед ним вопрос следует признать необоснованным.

--------------------------------

<1> Судебно-почерковедческая экспертиза: Общая часть / ГУ РФЦСЭ при Минюсте России. М.: Наука, 2006. С. 540.

Разделы "Выводы" в заключениях экспертов далеко не всегда излагаются в виде четких, не допускающих двоякого толкования ответов на поставленные вопросы. Иногда эксперты произвольно, без объяснения причин, отвечают не на весь перечень вопросов, допускают необоснованную группировку вопросов. В раздел "Выводы" включаются суждения эксперта, прямо не относящиеся к поставленным перед ним вопросам. Несомненно, что обстоятельства, выявляемые в порядке экспертной инициативы, - это право эксперта. Однако подобные суждения должны также подкрепляться комплексом выявленных признаков.

В одном из рецензируемых заключений раздел "Выводы" содержал набор логически не связанных выдержек из федерального законодательства, ничем не обоснованных авторских суждений, например о том, что "частные судебные эксперты несут большую ответственность, нежели государственные", императивные высказывания о необходимости ограничения круга лиц, могущих поставить под сомнение выводы эксперта. Включение подобного рода отвлеченных рассуждений в раздел заключения, предназначенный для подведения итогов исследования, можно рассматривать как попытку замаскировать недостоверные и необоснованные выводы эксперта.

В другом заключении эксперт, по сути, не дал ответа на поставленный перед ним вопрос. Согласно определению суд предоставил образцы конкретного, установленного лица, от имени которого выполнены подписи в исследуемых документах, а эксперт дал обезличенные, причем взаимоисключающие ответы ("одним лицом", "разными лицами"). Естественно, следует считать, что задача экспертного исследования не выполнена и требуется повторное изучение всего объема предоставленных материалов. Нужно также отметить, что эксперт (сознательно или нет) в заключении вообще не упомянул предоставленные экспериментальные образцы подписи фигуранта по делу. Между тем известно, что эти образцы с точки зрения достоверности их происхождения от конкретного лица являются наиболее доброкачественными.

Выше упоминалось, что распространенными объектами почерковедческих исследований, проводимых вне государственных судебно-экспертных учреждений, являются копии документов. Нужно подчеркнуть, что в случае исследования ксерокопий, а также копий, полученных иными способами, носителем почерковой информации оказывается не оригинальный рукописный продукт, а его изображение, изготовленное (растиражированное) с помощью технических средств копирования. Это обстоятельство должно обязательно отражаться в разделе "Выводы". В рецензируемых заключениях экспертов выводы зачастую излагались таким образом, что создавалось ложное впечатление об исследовании оригиналов, а не копий документов. Это существенная методическая ошибка.




.


Перейти к оглавлению: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза: типичные ошибки. М.: Проспект, 2012. 544



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247