СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА (ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ): Гносеологические и деятельностные (операционные) экспертные ошибки

Гносеологические ошибки коренятся в сложностях процесса экспертного познания. Они могут быть допущены при познании сущности, свойств, признаков объектов экспертизы, отношений между ними, а также при оценке результатов познания, итогов экспертного исследования, их интерпретации.

Как известно, познание может быть содержательным и оценочным. Ошибки гносеологического характера связаны с процессом экспертного исследования, который строится с учетом законов логики и определенных правил. Они делятся на логические и фактические (предметные) <1>.

--------------------------------

<1> Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001. С. 188.

Логические ошибки связаны с нарушением в акте мышления законов и правил логики, некорректным применением логических приемов и операций, например смешение причинной связи с простой последовательностью во времени или обоснование тезиса аргументами, из которых данный тезис логически не вытекает. Такие ошибки обычно связаны с различными логическими операциями и видами умозаключений. Так, можно выделить ошибки в делении понятий, в определении понятий, ошибки в индуктивном выводе, ошибки в дедуктивных умозаключениях, ошибки в доказательстве: по отношению тезису, аргументу, демонстрации <1>.

--------------------------------

<1> Ивин А.А., Никифоров А.Л. Словарь по логике. М.: Гуманит. изд. центр "ВЛАДОС", 1997. С. 261.

В литературе приводятся и иные формально-логические ошибки, встречающиеся в экспертных заключениях, как, например:

- вывод не является логическим следствием осуществленного экспертом исследования;

- отсутствует логическая обусловленность последовательности стадий экспертного исследования;

- по одному и тому же предмету даны противоречивые выводы экспертов;

- заключение внутренне противоречиво;

- выводы эксперта недостаточно мотивированы <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Е.Р. Россинской, Е.И. Галяшиной "Настольная книга судьи: судебная экспертиза" включена в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2011.

<1> Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи. Судебная экспертиза. М., 2010.

Проиллюстрируем это примером. По делу о пожаре в универмаге в ходе комплексной экспертизы исследовались оплавленные медные провода. Эксперт-металловед сделал вывод, что причиной оплавления проводов явилось короткое замыкание, которое имело место до начала пожара. Основываясь только на этом, пожарно-технический эксперт заключил, что пожар возник из-за короткого замыкания в электропроводке. При оценке заключения эксперта судом был допрошен специалист, который показал, что короткое замыкание и возникновение пожара могли возникнуть последовательно, но независимо друг от друга. Эксперт пожарно-технической экспертизы должен был выявить наличие причинно-следственной связи между коротким замыканием в электропроводке и возникновением пожара. В частности, путем расчетов следовало установить возможность загорания от капель расплавленного металла объектов, находящихся непосредственно под проводом. А в случае положительного результата сопоставить полученную информацию со следовой картиной на месте пожара, например, очаговыми признаками или путями распространения огня. В данном же случае выводы эксперта были к тому же явно недостаточно мотивированы.

Распространенными логическими ошибками является несоответствие выводов и исследовательской части заключения. Здесь возможны следующие логические ошибки:

- исследовательская часть формулируется в вероятной форме, а выводы - в категорической, что из исследования не вытекает;

- исследовательская часть заключения не служит логическим основанием для экспертных выводов, т.е. отсутствует логическая обоснованность этих выводов промежуточными результатами;

- ответ на вопрос приведен только в выводах, а в исследовательской части обоснование этого ответа вообще отсутствует.

К логическим ошибкам нельзя причислять ошибки словесного выражения суждений эксперта. К числу последних относится широко известная омонимия - смешение или подмена понятий, происходящие вследствие того, что разные понятия часто выражаются похожими словами и словесными оборотами.

Логические ошибки следует отличать от фактических ошибок. Последние обусловлены не нарушением правил логики, а незнанием предмета, фактического положения дел. Фактические (предметные) ошибки проистекают от искаженного представления об отношениях между предметами объективной действительности. Следует подчеркнуть, что, как отмечают авторы учебника по криминалистике <1>, предметные ошибки, которые относятся к содержанию экспертного умозаключения, могут быть замечены и исправлены только тем, кто знаком с самим предметом, о котором идет речь. На практике имеют место случаи использования для обоснования экспертного вывода выявленных при исследовании одного объекта-носителя экспертами разных специальностей (или одним экспертом, владеющим специальными знаниями из разных специальностей) признаков, которые не могут образовывать совокупность, но должны анализироваться отдельно для каждого вида (рода) экспертиз. Поясним это на примерах.

--------------------------------

<1> Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов. Изд. 3-е, перераб. и доп. М., 2010. С. 397.

При идентификационном исследовании окурка со следами зубов и пальцев рук экспертом-трасологом, даже если он имеет право выполнять судебные дактилоскопические экспертизы и судебные трасологические экспертизы следов зубов, идентификационные признаки зубов в следах, которых недостаточно для категорического вывода об индивидуальном тождестве не могут быть дополнены признаками папиллярных узоров, также не образующих совокупность, необходимую для индивидуальной идентификации. Объектами исследования в данном случае будет не окурок, но следы. То же самое относится и к случаям, когда при идентификации орудия взлома по признакам следа-отображения вывод о тождестве делается и на основании исследования состава следов металлизации или следов лакокрасочного покрытия.

Деятельностные (операционные) ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями (процедурами) и могут заключаться в:

а) нарушении предписанной последовательности этих процедур; б) неправильном использовании средств исследования или использовании непригодных средств, например, использование аппаратуры, давно не проходившей поверку; в) получении некачественного сравнительного материала и т.п.

Во многих случаях фактические ошибки сопровождаются деятельностными, и наоборот, деятельностные - фактическими, поскольку и те и другие связаны с профессиональной компетенцией эксперта и могут быть выявлены, как правило, только лицами, обладающими соответствующими специальными знаниями. Поэтому целесообразно рассматривать эти ошибки в комплексе по стадиям экспертного исследования как совокупности осуществляемых в определенной последовательности операций, действий, выполняемых на основе специальных знаний в связи с проведением исследования каких-либо объектов, являющихся вещественными доказательствами в целях поиска ответов на поставленные перед экспертом вопросы.

Технология экспертного исследования складывается из ряда составляющих, а именно:

- знания методических основ экспертного исследования;

- структуры экспертного заключения;

- критериев оценки промежуточных данных, получаемых в ходе исследования;

- формирования убеждения эксперта в обоснованности выводов;

- формулирования окончательных выводов;

- оформления результатов экспертизы.

Экспертное исследование основывается на методиках производства экспертиз различных классов, родов и видов, являющихся результатом специальных научных разработок. Методика экспертного исследования представляет собой систему познавательных средств, определяющих содержание и структуру исследования.

Решение задачи, поставленной перед экспертом, как правило, происходит в проблемной ситуации, в которой исход исследования и ответ на поставленный вопрос неочевидны и эксперту предстоит альтернативный выбор. Проблемные ситуации предопределяют характер процесса исследования как мыслительный и творческий характер, поскольку этот процесс порождает новое знание о фактах, имеющих значение для расследования и судебного разбирательства. Сущность и содержание процесса экспертного исследования как творческого акта зависят от вида задачи, вида объекта, степени и характера методической обеспеченности этого процесса.

Задачи, решаемые экспертом, могут быть типовыми, стандартными (чаще всего встречающимися) и творческими (эвристическими), требующими нестандартного подхода, разработки новой или модернизации действующей методики. Если задача типовая и решается с помощью стандартной методики, то она поддается алгоритмизации, формализующей процесс экспертного исследования. Эвристическая задача требует от эксперта высокой квалификации, совершенного владения методиками, умения находить нестандартное ее решение. Таким образом, познавательная деятельность эксперта представляет собой соотношение творческого начала и стандартности, зависит от научного уровня разработанных методик и методов решения задач экспертизы определенного рода и вида.

На современном уровне развития судебно-экспертной науки полная стандартизация и алгоритмизация всего процесса экспертного исследования невозможны. На долю эксперта всегда будет оставаться первоначальный анализ исходных данных (проблемная ситуация) и осмысление результатов проведенных исследований перед формулированием окончательного вывода, даже если само исследование осуществлялось по стандартной методике с высоким уровнем программирования деятельности эксперта на этапе собственно исследования объекта.

Процесс экспертного исследования сочетает в себе как стандартизованные компоненты, так и компоненты, определяющие действия эксперта ориентировочно, приблизительно, в общих чертах. Методика всегда содержит рекомендации и обязательные правила по узловым моментам, определяющим схему исследования. Все содержание конкретного экспертного исследования не может предусмотреть ни одна методика. Поэтому творческие компоненты обычно присутствуют в каждом экспертном исследовании.

Рассмотрим основные фактические и деятельностные экспертные ошибки по четырем стадиям экспертного исследования.

На подготовительной стадии эксперт знакомится с постановлением о назначении экспертизы, другими исходными материалами, уясняет задачи экспертизы, производит предварительный экспертный осмотр объектов исследования и сравнительных образцов и устанавливает их пригодность и достаточность для решения поставленных вопросов, выдвигает экспертные версии, намечает план экспертного исследования и выбор метода, группы методов или типовой методики, необходимой для осуществления судебной экспертизы.

Наиболее распространенные ошибки этой стадии:

- непригодность объектов для исследования;

- неверное представление об объектах исследования;

- недостаточное количество или низкое качество сравнительных образцов;

- ошибочные экспертные версии, которые впоследствии не были уточнены;

- выбор методов или методик исследования, не соответствующих объектам.

Ошибки этой стадии обычно трудно исправить на последующих стадиях экспертного исследования. Например, при исследовании больших объемов вязких, порошкообразных и жидких объектов неоднородной консистенции (нефтепродуктов, пищевых продуктов и пр.) недостаточно бывает отобрать образец только с одного участка, но отбирается несколько образцов с разных участков объема (с середины, края и т.д.) и средняя проба: взятые части объема объектов смешиваются, и эксперту передается часть этой смеси. В противном случае об объекте может сложиться неправильное представление.

В вышеприведенном примере, где исследовались оплавленные медные провода, пожарно-технический эксперт допустил не только логическую, но фактическую ошибку, не связав данные провода с электропроводкой универмага, т.е. не проверил, являлись ли представленные на исследование фрагменты частью электропроводки универмага. С этой целью он должен был запросить у следователя дополнительные материалы: электросхему объекта и характеристики электропроводки, фрагмент протокола осмотра места пожара с описанием процесса обнаружения и изъятия фрагментов электропроводов.

При производстве комплекса экспертиз по одному и тому же объекту, например, вышеуказанному окурку, ошибки могут быть связаны с неверной последовательностью проведения различных экспертиз, когда один эксперт, осуществляя свое экспертное исследование, разрушает невольно следы-объекты исследования другой экспертизы. Это ошибки руководителя экспертного учреждения или эксперта-организатора (ведущего эксперта), руководящего работой.

Здесь уместно остановиться на проблеме выбора метода экспертизы с точки зрения наименьшего разрушения объекта исследования. Одну и ту же информацию об объекте можно получить, применяя различные общеэкспертные методы. Например, элементный состав металлической частицы можно установить методами химического микроанализа, рентгеноспектрального анализа, эмиссионного спектрального анализа и др. Однако возможности методов неодинаковы. Методы обладают различной чувствительностью, избирательностью, могут быть качественными и количественными, относительными, требующими паспортизованных стандартных образцов и методами абсолютных измерений. Очевидно, что в зависимости от задачи, стоящей перед экспертом при производстве экспертиз, и существования соответствующих методик он должен в каждом конкретном случае выбирать метод или комплекс методов экспертного исследования.

Обеспечение сохранности объектов исследования диктуется прежде всего тем, что эти объекты, изучаемые при производстве судебных экспертиз и исследований, могут получить статус вещественных доказательств по уголовному или гражданскому делу, делу об административном правонарушении, и их согласно принципу непосредственности, действующему при судебном разбирательстве, необходимо представить в суд в неизменном виде (ст. 157 ГПК; ст. 10 АПК; ст. 240 УПК; ст. 26.6 КоАП). Сохранность вещественных доказательств обусловливает также возможность назначения повторных и дополнительных экспертиз.

Поэтому законодатель вменяет в обязанность судебному эксперту обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела, а также уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу <1>. Аналогичная норма содержится в п. 3 ч. 4 ст. 57 УПК, где указывается, что эксперт не вправе проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств. Попутно заметим, что под повреждениями объектов исследования законодатель понимает изменение их свойств и состояния в результате применения физических, химических, биологических методов при проведении исследований <2>. Будет ли разрушение или видоизменение объекта экспертной ошибкой? Возможно ли вообще исследование без какого-либо воздействия на объект?

--------------------------------

<1> Статья 16 ФЗ ГСЭД.

<2> Статья 9 ФЗ ГСЭД.

В литературе обычно даются рекомендации применять в первую очередь неразрушающие (недеструктивные) методы. Но понятие разрушающего и неразрушающего методов более детально не конкретизируется, хотя применительно к объектам судебных экспертиз оно далеко не однозначно. В связи с этим неясно: если объект можно многократно исследовать одним методом, но после первого из этих исследований данный объект будет уже непригоден для анализа другим методом, будет ли первый метод разрушающим? Возможен и обратный вариант: второй раз исследование данным методом повторить нельзя, но можно использовать вместо него множество других.

Так, метод оптической микроскопии при исследовании волокон для установления их родовой (групповой) принадлежности требует изготовления тонких срезов, не разрушающих целостность объекта. Для реализации метода растровой электронной микроскопии, формально также неразрушающего, часто требуется либо создание электропроводящего покрытия, либо фиксация образца в слое электропроводящего материала (например, графита).

Методы рентгеноанализа, применение которых не вызывает убыли образца, в ряде случаев требуют пробоподготовки, при которой нарушается целостность всего объекта. Так, при больших размерах объекта для рентгеноспектрального или рентгеноструктурного анализа берется его часть в соответствии с размерами держателя для проб. Условием успешного проведения анализа может быть приготовление образца в виде мелкодисперсного порошка (рентгенофазовый анализ) или шлифование объекта до получения гладкой плоской поверхности (металлография).

В некоторых случаях при исследовании многофазных образований, например частиц многослойных лакокрасочных покрытий, само исследование может не требовать пробоподготовки, однако для успешной расшифровки спектрограмм объект разделяется на отдельные слои. И хотя при этом они не изменяются, самого объекта - частицы лакокрасочного покрытия как вещественного доказательства - уже не существует.

Может быть, однако, и такой вариант, когда не происходит даже изменения формы и внешнего вида объекта, но в результате исследования изменяются какие-то его свойства или параметры. Это особенно характерно для методов изучения отдельных физических и химических свойств. Так, при использовании дифференциально-термического метода, суть которого заключается в определении тепловых эффектов различных фазовых превращений в материалах и установлении соответствующих им температур или интервалов температур (критических точек), зависящих от состава и структуры материала, фазовые переходы при нагревании или охлаждении могут иметь необратимый характер. Возможно также снятие макронапряжений и изменение тонкой рентгеновской структуры (размеров рентгеновских блоков и величин микронапряжений).

Таким образом, многие считающиеся неразрушающими общеэкспертные методы, строго говоря, не являются таковыми согласно критериям "большой науки". При их использовании может остаться неизменным состав, но в результате пробоподготовки нарушается целостность, изменяются характеристики объекта. Все это делает внешне неизмененный объект по сути другим, и возможность многих исследований, в том числе и повторных, безвозвратно утрачивается.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что разрушающим является метод экспертного исследования, который при своей реализации приводит либо к разрушению объекта в целом или исследуемого образца, либо к необратимым изменениям состава, структуры или отдельных свойств объекта при сохранении его формы и внешнего вида. В соответствии с градацией методов экспертного исследования в зависимости от степени сохранности объекта они подразделяются на методы:

а) никак не влияющие на объект и не требующие для реализации пробоподготовки;

б) не разрушающие объект, но изменяющие его состав, структуру или отдельные свойства;

в) не разрушающие образец, но требующие для его изготовления разрушения или видоизменения объекта;

г) полностью или частично разрушающие образец или объект исследования.

Сказанное выше относится к объектам, имеющим определенную форму. Что касается жидких и сыпучих тел, то если объект имеется в достаточном количестве, разрушение незначительной его части не имеет большого значения. Необходимо только до начала отбора проб точно определить количество объекта, его вес, объем. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяет условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим. Например, на месте происшествия обнаружен пакет вещества, похожего на наркотическое. После взвешивания и фотографирования пакета незначительную часть вещества можно использовать для тестового исследования с помощью стандартного набора для выявления наркотических веществ путем химических капельных реакций. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяют условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим.

В то же время, если наркотическое вещество обнаружено в следовых количествах, подобное предварительное исследование, безусловно, будет разрушающим и не должно проводиться ни в коем случае до вынесения постановления о назначении экспертизы. В противном случае вещество будет истрачено, а результаты исследования не будут иметь никакого доказательственного значения.

Вернемся теперь к случаю, когда один и тот же объект, например окурок, является носителем следов - объектов разных судебных экспертиз. Здесь ошибки фактические и операционные могут быть допущены как на подготовительной стадии экспертного исследования при выборе последовательности действий, методов и методик методов, так и на аналитической стадии исследования и в ходе экспертных экспериментов при применении этих методов и методик.

Следует подчеркнуть, что применение неразрушающих методов - не самоцель и может быть неэффективным в данном конкретном случае, когда полную информацию об объекте экспертного исследования удается получить только при его разрушении. Выбор методики исследования иногда зависит не только от объекта, но и от сложившейся ситуации. Использование только неразрушающих методов (при отсутствии необходимой аппаратуры) может привести к затягиванию сроков выполнения судебных экспертиз и иметь негативные последствия при раскрытии и расследовании преступлений, судебном рассмотрении уголовных и гражданских дел, дел об административных правонарушениях. В заключении судебной экспертизы следует мотивировать необходимость частичной или полной деструкции объекта исследования; если же объект только видоизменен, указать, какие его свойства и признаки изменились. Объект должен быть как можно подробнее описан, сфотографирован по правилам узловой и детальной съемки.

Что же касается требования законодателя о получении разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, на уничтожение либо существенное изменение свойств объектов судебных экспертиз, то в условиях современного судопроизводства оно представляется декларативным и далеким от существующих реалий экспертной практики.

На аналитической стадии в процессе раздельного исследования для решения идентификационных задач осуществляется сначала тщательное изучение объектов экспертизы, анализируются общие и частные признаки объектов, производятся экспертные эксперименты. Результатом этой стадии является выделение наибольшего количества идентификационных признаков каждого из сравниваемых объектов, изучение его идентификационного поля.

При диагностическом исследовании решаются простые диагностические задачи, для чего также изучаются признаки объекта и по ним определяются его свойства и состояние, например, устанавливается химический состав микрочастиц взрывчатого вещества с места происшествия.

Для изучения этих свойств и признаков применяются различные методы и методики экспертного исследования. Здесь экспертные ошибки связаны как с выбором этого инструментария, так и с особенностями его применения.

В идеале для исследования каждого вида объектов в судебной экспертизе должна существовать методика судебно-экспертного исследования, т.е. система категорических или альтернативных научно обоснованных предписаний по выбору и применению в определенной последовательности и в определенных существующих или создаваемых условиях методов, приемов и средств (приспособлений, приборов и аппаратуры) для решения экспертной задачи <1>. Категорический или альтернативный характер методики, т.е. отсутствие или наличие у эксперта возможности выбора, зависит от существа избираемых методов и средств. В содержание методики могут входить и ожидаемые результаты или их варианты, а в последнем случае, и рекомендации по оценке значения каждого варианта.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. М., 2006; Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник / Под ред. Е.Р. Россинской. М., 2009.

Следует подчеркнуть, что целью создания судебно-экспертной методики является не просто получение новой информации об объекте исследования, а решение определенных экспертных задач, и в этом ее отличие от научных методик исследования аналогичных объектов, часто использующих те же методы. Отсюда использование без какой-либо модификации и критического переосмысления для исследования вещественных доказательств методик, разработанных в "большой науке", нередко приводит к экспертным ошибкам. Эти ошибки, связанные с незнанием специфики объектов, допускают обычно эксперты-выпускники естественно-научных факультетов университетов и технических вузов, не имеющие специального экспертного образования и опыта практической экспертной деятельности.

Наиболее типичной такой ошибкой является отсутствие четких представлений о микрообъектах, их природе и связи с макрообъектами. Заметим, что далеко не всегда микрообъект позволяет охарактеризовать все свойства и признаки макрообъекта. А при решении идентификационных задач очень важно правильно выбрать именно те признаки, которые позволят осуществить идентификацию. Проиллюстрируем этот тезис на примере.

По следу металлизации на кости необходимо было идентифицировать один из пяти самодельных ножей, которым совершено убийство. Ножи принадлежали пяти подозреваемым и были изготовлены кустарно, из полотен напильников. Эксперт, использовав рентгено-флуоресцентный спектральный анализ, установил, что след металлизации образован железом и не нашел в железе необходимых примесей легирующих элементов (хрома, марганца, вольфрама, молибдена и пр.), характерных для легированной стали. На этом основании он сделал вывод, что ни один нож не мог оставить этот след металлизации. Но приглашенный следователем специалист разъяснил, что в таком случае нож был изготовлен из низкосортной стали и им не могли быть оставлены такие следы металлизации. Ошибка эксперта состояла в том, что микрообъект был слишком мал и концентрация в нем легирующих элементов не соответствовала средней концентрации этих элементов в макрообъекте. В ходе повторной экспертизы был использован метод рентгеноструктурного фазового анализа, который позволил по кристаллическим фазам железа идентифицировать один из ножей.

Заметим, что экспертом должны соблюдаться и указанные в методике так называемые граничные условия ее применения, т.е. те условия, при которых использование методики допустимо, а полученные результаты отвечают критериям достоверности, надежности, точности и обоснованности. Эти условия могут касаться объектов исследования, используемых методов, аппаратуры. Например, экспертная методика установления причин оплавления алюминиевых проводников (пожар или аварийный режим) может использоваться только в том случае, если проводники не нагревались до температуры свыше 650 град. C.

Экспертные ошибки на этапе индивидуализации каждого объекта в отдельности связаны с выявлением и анализом общих (групповых) и частных признаков.

Для диагностического исследования, когда простая задача служит для решения более сложной, на основании результатов решения простых задач и полученных в результате диагностических признаков производится построение типовой модели (реконструкция) процесса, способа действия, события, явления. Например, на основании состава взрывчатого вещества и анализа повреждений производится моделирование условий взрыва. Здесь могут быть допущены ошибки моделирования.

На стадии сравнительного исследования ошибки допускаются при выявлении совпадений или различий признаков сравниваемых объектов между собой, со сравнительными образцами или эталонами, сопоставлении выявленных идентификационных признаков, присущих каждому объекту, и установлении совпадающих и различающихся. При сравнительном исследовании следует сопоставлять только аналогичные сравниваемые признаки. Однако в ряде случаев точечный след сравнивается с линейным, прямое отображение с зеркальным и т.д. Сравнительное исследование при решении сложной диагностической задачи заключается в выведении следствий из полученной модели и сравнении гипотетических следствий с реально установленными признаками объектов диагностирования.

Хотя данная стадия заканчивается установлением совпадений и различий признаков сравниваемых объектов (моделей), но совпадение признаков еще не говорит о тождестве (установлении механизма события, явления. процесса), а их различие - об его отсутствии. Ошибкой является завершение исследования констатацией совпадений или различий, отсутствие в экспертном заключении описания стадии оценки признаков, на которой происходит суммирование результатов исследования, подведение его итогов и формулирование выводов.

Экспертные эксперименты можно производить практически на всех промежуточных стадиях экспертного исследования. В ходе экспертных экспериментов в контролируемых и управляемых условиях исследуются объекты или явления. Эксперимент состоит в производстве опытов в целях установления конкретного факта и причинной связи между фактами, явлениями; выяснения механизма следообразования; получения образцов для сравнительного исследования (например, получение образцов пуль для сравнительного исследования следов близкого выстрела); установления причинно-следственной связи аварийного режима в электропроводке и возникновения пламенного горения в пожарно-технической экспертизе; исследования свойств изделия (например, при установлении твердости или упругости материала). Однако результаты экспертного эксперимента получают доказательственное значение лишь при их отражении в выводах эксперта.

При проведении экспертного эксперимента допускаются ошибки в воспроизведении признаков проверяемого объекта, неверно толкуется механизм следового взаимодействия и его возможности в конкретных условиях (ситуациях). Ошибки экспертных экспериментов связаны также с выбором методов исследования, определением последовательности действий, т.е. с экспертными технологиями.

На завершающей стадии экспертного исследования при формулировании выводов помимо логических ошибок, о которых упоминалось выше, могут быть допущены фактические и операционные ошибки. К таким ошибкам относится отсутствие синтезирующей части в заключении комиссионной или комплексной экспертизы. При производстве комплексных экспертиз неверная интерпретация одними членами комиссии экспертов признаков или промежуточных выводов, выявленных другими экспертами.

Остановимся подробнее на ошибках при формулировании выводов судебной экспертизы.

Идентификационные категорические положительные или отрицательные выводы формулируются как при установлении общеродовой или групповой принадлежности, так и при решении вопроса об индивидуально-конкретном тождестве.

Диагностические выводы формулируются в случаях, когда объект известен, т.е. существующий класс его четко определен, и необходимо уяснить свойства и состояние объекта; время (давность) изготовления объекта, каково было его первоначальное состояние; механизм события, явления, процесса, например способ и последовательность, в том числе направление нанесения повреждений или образования следов, динамику возникновения и развития пожара и т.п.

Вероятные выводы формулируются, например, в случаях недостаточности информации, полученной при изучении выявленных признаков при идентификации, касающейся единичного, конкретного объекта (факта).

Нередко эксперты смешивают категорический вывод о родовой (групповой) принадлежности с вероятным выводом. Более того, вывод в вероятной форме дается чисто умозрительно, без всякого обоснования, хотя так же как и при категорическом суждении, такой вывод должен основываться на достаточной совокупности достоверно установленных промежуточных данных и высокой степени вероятности их существования. В противном случае следует отказаться от решения вопроса. Хотя использование таких выводов правоприменителем и ограниченно, но они не должны быть голословными, поскольку могут оказать помощь при выдвижении и проверке версий, установлении существования фактов и пр.

В формулировках выводов независимо от той или иной их формы недопустимо использовать такие выражения, как "не исключено", "не обнаружено", "не выявлено", "не отмечается" и т.п., так как они вызывают либо неправильное (в том числе двоякое) толкование, либо сомнение в выводе эксперта в целом. При употреблении, например, слов "не обнаружено" неясность напрашивается по нескольким основаниям. Не обнаружено, т.е. не имеется, либо эксперт не смог обнаружить в силу его недостаточной квалификации либо отсутствия соответствующих технических средств, неразработанности методик исследования. Также недопустимо употребление таких выражений, как "эксперт не нашел... не усматривает" и т.п.




.


Перейти к оглавлению: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза: типичные ошибки. М.: Проспект, 2012. 544



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247