СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Банкротство: НЕПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТЬ КАК ОСНОВАНИЕ ПРИЗНАНИЯ ДОЛЖНИКА БАНКРОТОМ. Выбор между двумя основаниями для признания должника банкротом

Цель данного раздела - описание источников и суждений относительно того, какой критерий должен быть положен в основу признания лица банкротом - неоплатность или неплатежеспособность.

A) Историческое развитие законодательства (с некоторыми комментариями).

A.1. Устав о банкротах 1800 г. В соответствии с § 1 ч. I Устава о банкротах 1800 г. банкрот есть тот, кто не может сполна заплатить своих долгов.

Это определение касалось торговой несостоятельности.

Такое определение дало основания Г.Ф. Шершеневичу указать, что "в основание понятия о несостоятельности легла неоплатность, недостаточность имущества на покрытие всех долгов" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. IV: Торговый процесс. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2003. С. 152.

В соответствии с § 87 ч. II Устава в отношении несостоятельности неторговой речь шла о случаях, когда "дворянин или чиновник покажет или/и без того известны сделаются многие на нем незаплаченные обязательства и взыскания, уравнивающиеся или/и превосходящие все известное его имение".

По мнению Г.Ф. Шершеневича, в данном случае также речь идет о неоплатности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Там же.

A.2. Устав о торговой несостоятельности 1832 г. Устав о торговой несостоятельности являлся частью Устава судопроизводства торгового.

В соответствии со ст. 386 названного Устава торговой несостоятельностью признается, когда кто-либо по торговле, присвоенной лицам, взявшим промысловые свидетельства, придет в такое положение дел, что не только не имеет наличных денег на удовлетворение в сроки своих долгов в важных суммах, более 1500 руб., но и есть определенные признаки, по коим можно заключить, что долги его неоплатны, т.е. что всего имущества его для полной их оплаты будет недостаточно.

Г.Ф. Шершеневич полагал, что критерием для открытия конкурсного процесса должна служить именно неплатежеспособность, а не неоплатность, так как "недостаточность имущества, как основание конкурсного производства, не соответствует условиям экономического оборота" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 163.

Ученый писал: "Удостоверение недостаточности имущества требует оценки его актива и проверки пассива. Это обстоятельство является крайне затруднительным на практике ввиду того, что при разбросанности имущества не легко собрать сведения о его существовании, а тем более о его ценности. С другой стороны, проверка пассива затрудняется невозможностью без содействия самих кредиторов определить величину долгов, лежащих на имуществе, особенно в больших торговых предприятиях. Кредиторы могут находиться вдалеке от места жительства должника, их требования могут не оставить следов в бумагах должника. Какое основание при таких условиях для установления недостаточности имущества как вывода из превосходства пассива над активом?" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 163.

Между тем Г.Ф. Шершеневич рассматривал платежную неспособность в качестве предполагаемой неоплатности. Так, он писал: "Для наличности несостоятельности, открывающей конкурсный процесс, можно признать одно из двух начал: недостаточность имущества, т.е. установленное превышение актива над пассивом, или платежную неспособность, т.е. предполагаемое превышение актива над пассивом" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 162.

При этом важно, что он прямо признавал отсутствие юридической зависимости между неплатежеспособностью и неоплатностью: "Указанные два основания несостоятельности в значительном числе случаев совпадают: платежная неспособность есть верный показатель недостаточности имущества. Но совпадение их юридически не необходимо. Платежная неспособность может наступить, несмотря на действительную достаточность имущества. Недостаточность имущества, существующая в действительности, совместима с платежной способностью при значительном доверии кредиторов" <1>.

--------------------------------

<1> Там же.

А. Трайнин, будучи сторонником признака неплатежеспособности, также отмечал: "В современных торговых отношениях аккуратные платежи - необходимое условие правильного торгового оборота. Неплательщик не только сам прекращает платежи, но создает платежные затруднения для ряда за ним стоящих лиц (напр., для бланконадписателей, при неплатеже векселедателя). Крупные банкротства чаще всего вызываются именно большими поступлениями неожиданно опротестованных векселей, которые ранее были учтены и которых затем нечем выкупить. При таких условиях, когда каждый неплатеж чреват печальными последствиями для круга связанных с неплательщиком лиц, необходимо признать, что факт прекращения платежей - факт серьезного значения, факт, дающий основание признавать человека несостоятельным, как бы актив его ни относился к пассиву. Необходимо отчетливо подчеркнуть, что человек, не умеющий оправдывать свои обязательства, несостоятелен в ведении своих дел" <1>.

--------------------------------

<1> Трайнин А. Указ. соч. С. 14.

Вызывают интерес высказывания ученого по поводу так называемой неразрывной связи неоплатности с несостоятельностью: "Эта предполагаемая неразрывная связь неоплатности с несостоятельностью опровергается прежде всего такими случаями, когда кредиторы несостоятельного должника получают полностью, несмотря на существование конкурса. Такие случаи редки, но все же возможны. Таково, например, дело о несостоятельности барона Гинзбурга, по которому кредиторы получили полное удовлетворение даже с процентами, и дело о несостоятельности Чернова, где за покрытием всех долгов осталось 100 тыс. руб. Эти случаи вскрывают поучительное явление: хотя действующий закон в основание несостоятельности кладет не предположение о несостоятельности, а доказанный факт неоплатности, в действительности несостоятельность открывается и там, где (как в делах Гинзбурга и Чернова) актив превышает пассив, где, следовательно, нет неоплатности фактической. Такое же значение имеет и обратное явление, когда, несмотря на фактическую неоплатность, несостоятельность все же не открывается. Случаи последнего рода особенно часты. Действительно, как бы пассив должника ни превышал его актива, вопроса о несостоятельности не будет возбуждено, пока должник аккуратно оправдывает свои обязательства. Следовательно, не всякая неоплатность, а неоплатность, проявившаяся в неплатежах, служит обычным основанием несостоятельности. Отсюда ясно, что возможен ряд случаев, когда фактически неоплатность налицо, но несостоятельности за ней не следует. Таким образом, краеугольный камень действующего конкурсного устава - фактическая неоплатность в качестве основания несостоятельности - с двух сторон оказывается подточенным жизнью: не каждой несостоятельности предшествует фактическая неоплатность, и не за каждой фактической неоплатностью следует несостоятельность. В этом бессилии закона связать несостоятельность с неоплатностью - лучшее доказательство того, что этой связи - в смысле постоянной и неустранимой зависимости - и не существует" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 11 - 12.

И далее, о сочетаниях неплатежеспособности и неоплатности: "Если, т.о., за прекращением платежей должно быть признано значение самостоятельного основания несостоятельности, то, с другой стороны, нельзя не учесть того факта, что по общему правилу невозможность платить (неоплатность) и неспособность платить (прекращение платежей) не только не противоречат друг другу, а, наоборот, находятся в теснейшей внутренней зависимости: именно те предприятия, у которых пассив превышает актив, чаще всего и вынуждаются прекращать платежи. В этом смысле можно сказать, что прекращение платежей лишь печальная развязка, к которой приводит роковая болезнь предприятия - его неоплатность. В связи с этими, составляющими огромное большинство случаями замена неоплатности неспособностью платить, в сущности, не означает отказа от первого принципа в пользу второго: закон оперирует здесь с той же неоплатностью, но схваченной не во внутреннем и трудно уловимом соотношении актива и пассива, а в ее внешнем отчетливом проявлении - прекращении платежей. Таким образом, за принципом неспособности платить следует признать преимущества двоякого рода: будучи сам по себе достаточным основанием несостоятельности, он в то же время находит опору в старом основании как внешнее выражение начала неоплатности" <1>.

--------------------------------

<1> Трайнин А. Указ. соч. С. 14 - 15.

A.3. Закон о несостоятельности (банкротстве) предприятий 1992 г. Следующим значимым нормативным актом в сфере несостоятельности стал Закон РФ от 19.11.1992 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий".

В соответствии со ст. 1 Закона под несостоятельностью (банкротством) предприятия понималась неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника.

Внешним признаком несостоятельности (банкротства) предприятия является приостановление его текущих платежей, если предприятие не обеспечивает или заведомо не способно обеспечить выполнение требований кредиторов в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения.

При этом под неудовлетворительной структурой баланса понималось такое состояние имущества и обязательств должника, когда за счет имущества не может быть обеспечено своевременное выполнение обязательств перед кредиторами в связи с недостаточной степенью ликвидности имущества должника. При этом общая стоимость имущества может быть равна общей сумме обязательств должника или превышать ее (абз. 16 преамбулы к Закону).

Как видно, в данном случае неспособность удовлетворить требования кредиторов (неплатежеспособность) должна была быть следствием либо неоплатности, либо неудовлетворительной структуры баланса.

Стоит согласиться с теми учеными, которые видят за неплатежеспособностью самостоятельное основание для признания должника банкротом, которое не должно быть обосновано тем, что оно является следствием неоплатности. В данном случае частую фактическую связь нельзя переводить в юридический признак, так как данная фактическая связь не является необходимой для признания несостоятельности. Как отмечалось выше, несостоятельным может быть и оплатный должник, а неоплатный должник не всегда является несостоятельным. В силу именно отсутствия сущностной зависимости между данными понятиями представляется ошибочным ограничивать неплатежеспособность только случаями, когда она вызвана неоплатностью.

Вместе с тем неудовлетворительная структура баланса как причина неплатежеспособности является более точной "приметой" реальной несостоятельности. Ниже будет показано, что такое определение находится ближе к определению неплатежеспособности, используемому в Германии. Правда, отдельный вопрос, насколько применимо данное определение в правоприменительной практике. Возможно, стоило неплатежеспособность, вызванную хроническим недостатком ликвидности, выразить в более простых признаках (юридических фактах).

Немного по-иному оценивает Закон о несостоятельности (банкротстве) предприятий 1992 г. В.В. Витрянский, "отказывая" в положительной оценке и такому основанию признания должника банкротом, как неплатежеспособность, вызванная неудовлетворительной структурой баланса. Он пишет: "Понятие и признаки банкротства, которыми оперировал ранее действовавший Закон 1992 г., не отвечали современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам. Согласно указанному Закону под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника.

Мало того что должник длительный срок (свыше трех месяцев) не платил по долгам, что он в принципе был неспособен заплатить, чтобы признать его банкротом, суд должен был проверить состав и стоимость его имущества, оценить структуру его баланса с точки зрения ликвидности его активов. И только в том случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех активов, такой должник мог быть признан банкротом. Данный подход допускал, что участниками имущественного оборота могут являться лица (организации и предприниматели), неспособные оплачивать получаемые ими товары, работы и услуги и в силу этого делающие неплатежеспособными своих контрагентов по договорам. Работал "принцип домино", что, конечно же, стимулировало кризис платежей, господствовавший над российской экономикой" <1>.

--------------------------------

<1> Витрянский В.В. Предисловие // Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 23.

A.4. Закон о несостоятельности (банкротстве) 1998 г. В соответствии с абз. 2 ст. 2 Закона о несостоятельности (банкротстве) 1998 г. несостоятельность (банкротство) - признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

При этом в соответствии с п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве 1998 г. гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

А в соответствии с п. 2 указанной статьи юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.

В данном случае видно, что формулировки Закона о банкротстве 1998 г. идентичны таковым по действующему Закону о банкротстве 2002 г., т.е. основания и признаки банкротства должников в Законе 2002 г. не менялись.

Надо сказать, что уже после вступления в силу Закона о банкротстве 1998 г. были предприняты попытки пересмотреть основания для признания должника банкротом. Так, по этому поводу В.В. Витрянский, указывая, что российское законодательство пошло по пути применения в качестве основного критерия неплатежеспособности и только для целей выбора вида процедуры - ликвидационной или реорганизационной - критерия неоплатности, пишет: "Однако в настоящее время мы являемся свидетелями попытки реанимировать пресловутый принцип неоплатности и внедрить его в современное российское законодательство о несостоятельности (банкротстве). В 2000 г. Государственной Думой был принят в трех чтениях, а впоследствии и одобрен Советом Федерации проект Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". Указанный законопроект называл в качестве основания несостоятельности должника-организации неоплатность последней. Причем в редакции законопроекта, прошедшей первое чтение, принцип неоплатности был реализован в своем классическом виде, когда основанием банкротства признавалось превышение кредиторской задолженности над стоимостью имущества должника, а в окончательном варианте законопроекта можно было обнаружить норму о том, что юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей при условии, что "краткосрочные пассивы указанного юридического лица превышают балансовую стоимость его оборотных активов на дату представления в налоговые органы последнего балансового отчета" (?!). К счастью, - отмечает В.В. Витрянский, - мы не сможем на практике убедиться в совершенной непригодности такого основания несостоятельности, поскольку Президент Российской Федерации наложил вето на указанный законопроект, вполне резонно указав его сторонникам, что введение в состав признаков банкротства условия о том, что сумма краткосрочных пассивов должна превышать балансовую стоимость оборотных активов должника, сделает нереальным осуществление на практике процедуры банкротства и будет ориентировать организации на наращивание дебиторской задолженности (наиболее легкий способ увеличения балансовой стоимости активов), что, в свою очередь, отрицательно скажется на ситуации с неплатежами в экономике" <1>.

--------------------------------

<1> Витрянский В.В. Указ. соч. С. 25 - 26.

Стоит отметить, что неплатежеспособность действительно должна выявляться через соотношение созревших и предъявленных к погашению требований и наличной ликвидности (в Германии даже учитывается возможность беспрепятственного кредитования должника). Но в предложенном законопроекте, о котором пишет В.В. Витрянский, почему-то сравниваются, с одной стороны, все краткосрочные обязательства, а не только созревшие и предъявленные требования, а с другой стороны, во внимание принимается балансовая стоимость всех оборотных активов, а не наличных и ликвидных на данный конкретный момент. Более того, неплатежеспособность есть признак, проявляющийся именно в момент проверки ее наличия, а не по "последнему балансу". В таком случае неплатежеспособность если и проверяется, то почему-то на отчетную дату, а не тогда, когда должник не смог исполнить конкретное денежное требование.

B) Действующее законодательство.

В соответствии с абз. 2 ст. 2 Закона несостоятельность (банкротство) - признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Действующее законодательство исходит из того, что основанием для признания банкротом должника - юридического лица либо индивидуального предпринимателя является неплатежеспособность должника. Именно так следует понимать неспособность удовлетворить требования кредиторов (абз. 2 ст. 2, п. 2 ст. 3, ст. 214 Закона о банкротстве).

В отношении же граждан важны два основания: неплатежеспособность и неоплатность (п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве). Скорее всего, имелось в виду, что гражданин признается банкротом, если он неплатежеспособен в связи с его неоплатностью. Но это не очевидно, так как неоплатность перечисляется через союз "и", т.е. наряду с неплатежеспособностью, а не как ее причина.

Здесь надо также отметить некоторую невыдержанность действующего российского Закона. Давая определение несостоятельности как неспособности удовлетворить требования кредиторов, Закон отождествил несостоятельность и неплатежеспособность. В то же время не всегда только неплатежеспособность будет являться основанием для признания должника банкротом. Так, для признания банкротами граждан наряду с неплатежеспособностью важна неоплатность. Но существеннее другое: Закон содержит случаи, когда основанием для возбуждения дела о банкротстве будет именно неоплатность (недостаточность имущества), а не неплатежеспособность. В частности, руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если должник отвечает признакам недостаточности имущества (абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве). А в соответствии с п. 1 ст. 224 Закона в случае, если стоимость имущества должника - юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, такое юридическое лицо ликвидируется в порядке, предусмотренном настоящим Законом. В соответствии с п. 2 ст. 224 при обнаружении обстоятельств, предусмотренных п. 1 настоящей статьи, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Возникает вопрос: что явится в таком случае основанием для признания юридического лица банкротом? Ведь, во-первых, недостаточность имущества не есть несостоятельность в терминах Закона. Во-вторых, в признаках банкротства юридического лица, указанных в ст. 3 Закона о банкротстве, также есть только прекращение платежей (неплатежеспособность), но нет недостаточности имущества. Получается, что, руководствуясь ст. 53 настоящего Закона, суд не сможет признать должника банкротом только на том основании, что у него недостаточно имущества, так как он обязан проверить наличие признаков, указанных в ст. 3 Закона. Между тем обязанность подать заявление у должника есть. Противоречивость такого положения дел очевидна.

C) Некоторый зарубежный опыт.

Примечательно, что в Германии общим основанием для возбуждения производства является неплатежеспособность (Zahlungsunfahigkeit). Должник считается неплатежеспособным, если он не в состоянии выполнить подлежащие оплате денежные обязательства. По общему правилу неплатежеспособность признается, если должник приостановил осуществление платежей (§ 17 Положения о несостоятельности (Закон о регулировании порядка производства по делам о несостоятельности) от 5 октября 1994 г.). Сверхзадолженность (Uberschuldung) является дополнительным основанием для возбуждения производства и то только для юридических лиц. Это вызывает интерес, так как российское регулирование, напротив, исходит из того, что сверхзадолженность (превышение суммы обязательств над стоимостью принадлежащего имущества) - это основание для признания банкротом гражданина.

В соответствии с § 19 Положения о несостоятельности основанием для возбуждения производства по делу о несостоятельности юридического лица является также сверхзадолженность. Сверхзадолженность имеет место, если имущество должника не покрывает его обязательства. Вместе с тем при оценке имущества должника во внимание принимается продолжение деятельности предприятия, если в силу конкретного обстоятельства оно представляется вероятным <1>.

--------------------------------

<1> См.: Папе Г. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарий к действующему законодательству // Пер. с нем. М.: БЕК, 2002.

Показательно также, что немецкое Положение о несостоятельности вообще не содержит определения несостоятельности.

D) Неплатежеспособность и вид несостоятельности: торговая или неторговая.

В данном случае интересует, является ли неплатежеспособность имманентной торговой несостоятельности либо она также может применяться и в отношении несостоятельности неторговой.

По свидетельству Г.Ф. Шершеневича, в странах с разделением несостоятельности на торговую и неторговую (т.е. несостоятельность субъекта предпринимательской деятельности и иных субъектов) неплатежеспособность была основанием для признания банкротом лица, занимающегося торговой деятельностью, а неоплатность применялась к неторговой несостоятельности. Так, ученый указывал: "Иностранные законодательства в основание торговой несостоятельности кладут платежную неспособность, тогда как недостаточность имущества или неоплатность имущества должника служит основанием для несостоятельности лиц, непричастных к торговле, там, где закон вообще признает неторговую несостоятельность" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 165.

Думается, что те же мотивы имелись и при принятии Закона о банкротстве 2002 г. Хотя реализована идея была в первую очередь не через вид деятельности должника, а через его юридический статус - гражданин или юридическое лицо. И только через толкование особенностей признания банкротами индивидуальных предпринимателей можно выйти на основную идею: предприниматели банкротятся в силу неплатежеспособности, обычные граждане - в силу неоплатности. Отдельный вопрос о банкротстве некоммерческих организаций. Российский Закон, так как берет за основу субъектный критерий, а не критерий вида деятельности, применяет к ним принцип неплатежеспособности. Хотя, строго говоря, эти лица не занимаются торговой деятельностью.

Стоит также отметить, что правовое решение признавать граждан банкротами в силу неоплатности, а предпринимателей - в силу неплатежеспособности не является единственно возможным. Так, выше было показано, что в Германии общим основанием для открытия производства по делу о несостоятельности является именно неплатежеспособность независимо от того, занимается ли должник торговой деятельностью или нет.

Таким образом, неплатежеспособность может одинаково применяться и к неторговой несостоятельности. При этом ее применение к торговой несостоятельности не оспаривается. Напротив, в таком именно решении видят определенный смысл. Так, Г.Ф. Шершеневич, обобщая суждения относительно различий между торговой и неторговой несостоятельностью, отмечал: "Утверждают, что точность в исполнении обязательств имеет преимущественное значение в торговом быту, а потому только здесь прекращение платежей может быть допущено, как основание к открытию конкурсного производства" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 182.

Это лишний раз подтверждает, что для признания индивидуального предпринимателя банкротом должна иметь значение именно неплатежеспособность, а не неоплатность, так как несостоятельность индивидуального предпринимателя есть несостоятельность торговая.

E) Неплатежеспособность и вид должника: физическое или юридическое лицо.

Зависит ли применение критерия неплатежеспособности от того, является ли физическим или юридическим лицом должник? Как было показано выше, такой зависимости нет. В первую очередь было важно, торговая или неторговая несостоятельность имеется в виду. При этом был не важен статус самого должника.

Немецкое Положение о несостоятельности, как указывалось выше, вообще поступает наоборот, разрешая сверхзадолженность как дополнительное основание для признания должника банкротом только для юридических лиц. Физические лица могут быть признаны банкротами только при неплатежеспособности.

Так, Г. Папе пишет: "Процедура несостоятельности в первую очередь предполагает наличие причины, обосновывающей ее открытие. Данное правило действует независимо от того, кто подает заявление о возбуждении производства: кредитор или должник. Не играет роли и вопрос принадлежности имущества: физическому или юридическому лицу, либо это имущественные массы, перечисленные в абз. 2 параграфа 11 ПН. В зависимости от категории должника: физическое или юридическое лицо - различаются и основания для возбуждения дела о несостоятельности. Положение о несостоятельности расширяет их перечень и частично дает новое определение. Применительно к физическим лицам в качестве основания для возбуждения производства по-прежнему учитывается только неплатежеспособность, в то время как несостоятельность юридических лиц может быть вызвана, наряду с неплатежеспособностью, также балансовой сверхзадолженностью" <1>.

--------------------------------

<1> Папе Г. Указ. соч. С. 24 - 25.

Интересно, что в проекте федерального закона "О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника" основанием для признания гражданина банкротом будет названа именно неплатежеспособность, а не неоплатность. Так, в соответствии с п. 1 ст. 3 законопроекта должник признается арбитражным судом банкротом, если установлена его неплатежеспособность, т.е. неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей <1>.

--------------------------------

<1> http:// www. economy.gov.ru/ minec/ resources/ cd98f900409be550 abe2eb2c73e16b99/ o_ reabilitazion_ procedurah.doc




Е.Д. СУВОРОВ


Витрянский В.В. Банкротство.Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения. М: Статут, 2010, 336 с.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247