СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Банкротство: НЕПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТЬ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ПРИЗНАНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ БАНКРОТОМ, Предлагаемое толкование законодательства

В соответствии с абз. 2 ст. 2 Закона несостоятельность (банкротство) - признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Из данного определения видно, что под несостоятельностью понимается именно неспособность удовлетворить требования кредиторов. Это важно, так как неспособность удовлетворить требования кредиторов - это неплатежеспособность, а не неоплатность.

Неспособность есть неплатежеспособность, неоплатность есть не неспособность, а невозможность. При этом стоит уточнить: неплатежеспособность есть реальная неспособность удовлетворить созревшие требования, а неоплатность есть потенциальная невозможность удовлетворить все денежные требования по мотиву того, что их общий объем превышает стоимость принадлежащего должнику имущества.

О различении неспособности платить и невозможности платить писал еще А. Трайнин: "Не только технические соображения - соображения быстроты конкурсного производства, но и правильно понятые интересы экономического оборота, говорят о необходимости отказаться от неоплатности, как основания несостоятельности. Чем же ее заменить? То новое начало, которое капиталистическим развитием выдвигается на первый план, есть не невозможность платить (Ueberschuldung, I'insovabilite), а неспособность платить (Zahlungsunfahigkeit, I'impossibilite depayer), конкретно выражающаяся в прекращении платежей" <1>.

--------------------------------

<1> Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. Доклад, читанный в Санкт-Петербургском юридическом обществе. СПб., 1913. С. 13.

Таким образом, употребляя термин "неспособность" по отношению к удовлетворению требований кредиторов, законодатель признает неплатежеспособность за несостоятельность, при этом оставляя в стороне неоплатность.

Но далее начинается несогласованность в определениях.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

Как видно, законодатель, определяя неспособность удовлетворить требования кредиторов, смешал такую неспособность с невозможностью удовлетворить требования кредиторов, указав на такой признак неспособности, как превышение пассива над активом. Думается, что здесь кроется одна из причин несогласованности в толковании. Ведь таким определением фактически дезавуируется то определение несостоятельности, которое было дано в ст. 2 Закона о банкротстве.

Думается, что целью законодателя в данном случае было указать на то, что гражданин может быть признан банкротом не только при неплатежеспособности, но и при неоплатности, т.е. превышении суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества. Но это можно было сделать не путем определения неспособности удовлетворения требований кредиторов, т.е. неплатежеспособности, а путем выведения данного признака неоплатности "за скобки" определения неплатежеспособности, указав, что гражданин может быть признан банкротом не только при неспособности удовлетворить требования кредиторов, но и при превышении суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества. Отдельный вопрос, насколько обоснованно вводить такое ограничение для признания гражданина банкротом, но в данном случае важно, что законодательно представлять это решение необходимо было по-другому.

Таким образом, если определить общую цель законодателя, то можно уяснить: по общему правилу гражданин может быть признан банкротом, если он не способен удовлетворить требования кредиторов (неплатежеспособен), а также если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества (неоплатен).

Далее обратимся к правилам о банкротстве граждан-предпринимателей.

В соответствии со ст. 214 Закона о банкротстве основанием для признания индивидуального предпринимателя банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Является ли ст. 214 специальной нормой по отношению к признакам банкротства, указанным в ст. 3 Закона? Думается, что да. В данном случае видно, что законодатель хотел установить какие-то особенности признания банкротами индивидуальных предпринимателей. Иначе помещать статью в текст Закона вообще не имело бы смысла. Ведь статья касается именно оснований признания индивидуальных предпринимателей банкротами. Значит, она направлена на регулирование тех же вопросов, что и ст. 3 Закона. В таком случае lex specialis derogat generalis. Следовательно, для целей признания индивидуальных предпринимателей банкротами руководствоваться нужно именно ст. 214 Закона о банкротстве.

Статья 214 Закона устанавливает, что предприниматель может быть признан банкротом при неспособности удовлетворить требования кредиторов. Если понимать неспособность так, как это делается выше, то получается, что предприниматель может быть признан банкротом при его неплатежеспособности без общего для всех граждан дополнительного признака неоплатности. В этом и есть специальное регулирование. Но здесь стоит вспомнить то противоречие Закона, о котором говорилось выше. Закон, давая определение неспособности удовлетворить требования кредиторов, вводит в такое определение неоплатность. Получается порочный круг. С одной стороны, признаком банкротства предпринимателя является неспособность удовлетворить требования кредиторов, т.е. неплатежеспособность. С другой стороны, сама неплатежеспособность еще "более точно" определяется через ее признаки в ст. 3. В нее "контрабандой" попадает неоплатность. Это и позволяет в некоторых судебных актах указывать на то, что ст. 214 Закона о банкротстве фактически отсылает к ст. 3 Закона о банкротстве, где и определяется неспособность удовлетворить требования кредиторов. А уже в этой статье неспособность гражданина понимается особо, в том числе как неоплатность. Думается, что порочность такого подхода очевидна. Ведь в таком случае получается, что ст. 214 Закона о банкротстве не несет никакой юридической нагрузки, не устанавливает никаких особенностей регулирования банкротства индивидуальных предпринимателей. Так ли это? Однозначно нет. Достаточно обратить внимание на место данной статьи в Законе, чтобы понять, что речь идет именно об особенностях признания индивидуального предпринимателя банкротом. Указанная статья расположена в § 2 гл. X Закона о банкротстве и именуется "Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей". Следовательно, именно в ней должны содержаться специальные нормы, которые отменяют общее регулирование. Таким специальным законодательным решением и является отказ от признака неоплатности в отношении граждан - индивидуальных предпринимателей.

Технически проблемы возникают еще в связи со следующим.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве, если иное не предусмотрено настоящим Законом, производство по делу о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее 100 тыс. руб., к должнику-гражданину - не менее 10 тыс. руб., а также имеются признаки банкротства, установленные ст. 3 настоящего Закона.

В соответствии с абз. 6 п. 3 ст. 48 Закона определение о признании требований заявителя обоснованными и введении наблюдения выносится в случае, если требование заявителя соответствует условиям, установленным п. 2 ст. 33 настоящего Закона, признано обоснованным и не удовлетворено должником на дату заседания арбитражного суда или заявление должника соответствует требованиям ст. ст. 8 или 9 настоящего Закона.

В соответствии с п. 1 ст. 53 Закона о банкротстве решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства принимается в случаях установления признаков банкротства должника, предусмотренных ст. 3 настоящего Закона, при отсутствии оснований для оставления заявления о признании должника банкротом без рассмотрения, введения финансового оздоровления, внешнего управления, утверждения мирового соглашения или прекращения производства по делу о банкротстве.

Как видно из данных статей, везде речь идет о признаках банкротства, закрепленных именно в ст. 3 Закона о банкротстве. Получается, что для того, чтобы принять решение о признании индивидуального предпринимателя банкротом, необходимо обращаться к признакам, закрепленным именно в ст. 3 Закона. В данной же статье даются общие признаки банкротства гражданина, не учитывающие специального регулирования банкротства индивидуальных предпринимателей. Представляется, что это недостаток законодательной техники.

Во-первых, в таком случае ст. 214 Закона фактически не имеет юридического значения, что вряд ли обоснованно.

Во-вторых, о том, что для предпринимателей должна применяться именно неплатежеспособность без неоплатности, свидетельствует исторический опыт <1>.

--------------------------------

<1> О зависимости неплатежеспособности как основания для признания банкротом от вида несостоятельности (торговая, неторговая), а также от вида должника (физическое или юридическое лицо) см. далее.

Названный недостаток законодательной техники должен быть исправлен толкованием по смыслу Закона о банкротстве, однозначно выраженному в ст. 214.




Е.Д. СУВОРОВ


Витрянский В.В. Банкротство.Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения. М: Статут, 2010, 336 с.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247