СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


КВАЛИФИКАЦИЯ И УСТАНОВЛЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ ПО ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ ПЛАТЕЖАМ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ I. Квалификация требований

С принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Федеральный закон N 296-ФЗ) из перечня текущих требований была исключена такая категория, как требования из возникших до возбуждения дела о банкротстве денежных обязательств (по обязательным платежам), срок исполнения по которым наступает после введения соответствующей процедуры банкротства.

Соответственно, для цели квалификации требований по обязательным платежам, устанавливаемым по делам, возбужденным после вступления в силу названного Закона (после 31 декабря 2008 г.), а также по делам хотя и возбужденным до 1 января 2009 г., но соответствующая процедура банкротства по которым вводилась после указанный даты, имеет значение только дата возникновения обязанности по уплате соответствующих обязательных платежей, которая и соотносится с датой возбуждения дела о банкротстве.

1. Для требований по уплате налогов под этой датой понимается дата окончания налогового периода, поскольку именно к этой дате окончательно формируется объект налогообложения как совокупность налогозначимых операций (фактов), совершенных (имевших место) в течение налогового периода. Возникновение обязанности по уплате налога определяется наличием объекта налогообложения и налоговой базы, а не наступлением последней даты срока, в течение которого соответствующий налог должен быть исчислен или уплачен. Соответствующая правовая позиция нашла отражение в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве" (далее - Постановление N 25).

Для квалификации рассматриваемых требований дата выявления недоимки налоговым органом правового значения не имеет.

Вынесение налоговым органом после возбуждения дела о банкротстве решения о доначислении налогов, налоговый период по которым окончился до принятия заявления о признании должника банкротом, не влечет за собой квалификацию требований об уплате доначисленных обязательных платежей как текущих. Поскольку деление требований на текущие и подлежащие включению в реестр требований кредиторов основывается исключительно на объективном критерии - дате окончания налогового периода, то, соответственно, рассматриваемые требования являются реестровыми, так как обязанность по уплате доначисленных налогов объективно возникла до возбуждения дела о банкротстве.

Необходимо также учитывать, что проведение налоговой проверки и вступление решения инспекции о доначислении налогов в законную силу (с учетом сроков, установленных п. 9 ст. 101 НК РФ) после закрытия реестра требований кредиторов в условиях действующего регулирования влекут за собой необходимость квалификации требований в отношении доначисленных сумм обязательных платежей как опоздавших и, как следствие, удовлетворение этих требований за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

Статья 142 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Федеральный закон о банкротстве), как представляется, не содержит положений, которые позволили бы занять позицию относительно того, что срок закрытия реестра для рассматриваемых требований подлежит исчислению не с даты публикации сведений о признании должника банкротом, как того требует норма п. 1 указанной статьи, а с иного момента - с даты вступления в силу решения налогового органа о доначислении обязательных платежей по итогам налоговой проверки. Изложенная позиция о необходимости специального порядка исчисления срока закрытия реестра для рассматриваемой ситуации (учитывая, что причиной несвоевременного заявления требования является не просрочка управомоченного лица в реализации имеющегося у него права, а неосведомленность данного лица о наличии этого права в силу сокрытия должником соответствующей обязанности) заслуживает внимания, однако, как представляется, данное правило должно быть специально закреплено в разбираемом Законе.

2. Квалификация требований об уплате авансовых платежей.

Федеральный закон о банкротстве, определяя понятие обязательного платежа (ст. 2), а также устанавливая критерии отнесения платежей к категории текущих (ст. 5), не упоминает об авансовых платежах, необходимость уплаты которых предусматривается налоговым законодательством в отношении ряда налогов, по которым установлен годичный налоговый период (например, налог на имущество организаций, земельный налог, транспортный налог, единый социальный налог). Применительно к этим налогам в судебной практике возник вопрос о том, необходимо ли при квалификации соответствующих требований принимать во внимание только дату окончания налогового периода (31 декабря) либо правовое значение имеют также и даты окончания отчетных периодов, по итогам которых уплачиваются авансовые платежи. При первом подходе при принятии заявления о признании должника банкротом, например, 18 декабря 2009 г. требования об уплате указанных налогов, исчисленных в целом за 2009 г., подлежат отнесению к категории текущих требований, что представляется не вполне обоснованным с учетом того, что основной объем налогозначимых операций (фактов), совершение (наличие) которых учитывается при определении объекта налогообложения, сформировался до возбуждения дела о банкротстве.

Разрешая поставленный вопрос, Пленум ВАС РФ в п. 9 Постановления N 25 закрепил позицию, основанную на допустимости квалификации авансовых платежей, уплачиваемых по итогам отчетных периодов, в качестве как текущих платежей, так и платежей, подлежащих включению в реестр требований кредиторов. Соответственно, например, если дело о банкротстве было возбуждено 10 октября 2009 г., то требование об уплате авансового платежа, исчисленного за отчетный период - девять месяцев, подлежало включению в реестр требований кредиторов; в качестве же текущего необходимо было квалифицировать только требование об уплате суммы, рассчитанной как разница между исчисленной суммой налога и суммой указанного авансового платежа.

При подготовке изложенных разъяснений были приняты во внимание только авансовые платежи, уплачиваемые по итогам отчетных периодов, поскольку в силу п. 1 ст. 55 НК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2007 г.) установление обязанности по уплате данных платежей предполагалось именно по итогам отчетных периодов. Глава 8 НК РФ, регулирующая вопросы исполнения обязанности по уплате налогов, не предусматривала возможности взимания авансовых платежей, исчисляемых внутри отчетных периодов. В последующем в п. 1 ст. 55 НК РФ были внесены изменения, вступившие в силу 1 января 2007 г., а именно из него было исключено правило об исчислении авансовых платежей по итогам отчетных периодов. В силу действующего регулирования (п. 3 ст. 58 НК РФ) взимание рассматриваемых платежей не ставится в зависимость от истечения отчетного периода.

Соответственно, как представляется, правовая позиция, изложенная в п. 9 Постановления N 25, подлежит применению с учетом изложенных изменений, в силу чего при квалификации требований по обязательным платежам, порядок уплаты которых предусматривает исчисление внутри отчетного периода (квартала) ежемесячных авансовых платежей, во внимание должна приниматься дата окончания соответствующего месяца (а не отчетного периода). Данное правило подлежит применению в отношении весьма ограниченного круга обязательных платежей, поскольку взимание ежемесячных авансовых платежей внутри отчетного периода действующим законодательством предусмотрено лишь по налогу на прибыль (что не актуально для рассматриваемой темы) и страховым взносам во внебюджетные фонды, уплачиваемым в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования" (далее - Федеральный закон N 212-ФЗ) (до 1 января 2010 г. - соответственно по единому социальному налогу и страховым взносам на обязательное пенсионное страхование).

3. В отношении штрафов, налагаемых за совершение налоговых и административных правонарушений, Федеральный закон о банкротстве не содержит норм, устанавливающих деление требований о взыскании указанных штрафов на текущие и подлежащие включению в реестр требований кредиторов (п. 30 Постановления N 25). В силу п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве такие требования независимо от даты совершения правонарушения или даты привлечения должника к ответственности учитываются отдельно в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди и удовлетворяются после погашения требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Возможно, законодателю следовало бы ввести деление требований об уплате санкций на текущие и подлежащие включению в реестр, дополнив ст. 5 Федерального закона о банкротстве положением о таком квалифицирующем признаке, как дата совершения правонарушения.

Достаточно часто высказывается точка зрения о том, что и в рамках действующего регулирования нуждается в обсуждении вопрос о возможности дифференцированного подхода при квалификации требования об уплате штрафа, предусмотренного ст. 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия). Обоснование допустимости квалификации требования об уплате штрафа за указанное правонарушение видится в том, что он установлен за неисполнение обязанности по уплате налога, платежи во исполнение которой в соответствии со ст. 5 Федерального закона о банкротстве могут квалифицироваться как текущие или подлежащие включению в реестр требований кредиторов в зависимости от даты возникновения указанной обязанности.

Позиция об обусловленности квалификации рассматриваемого требования в отношении штрафа, предусмотренного ст. 122 Кодекса, режимом самого требования об уплате налога (является ли оно текущим или реестровым) соответствовала бы подходу относительно квалификации требований о применении мер ответственности за нарушение гражданско-правовых обязательств. Согласно данному подходу, нашедшему отражение в п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63 "О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве", требования о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств (о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, о взыскании неустойки, процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами), подлежащих включению в реестр требований кредиторов, не являются текущими платежами, и, соответственно, наоборот, требования о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, относящихся к текущим платежам, следуют судьбе указанных обязательств.

Изложенный вопрос о возможности исключения из области действия общего режима, предусмотренного п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве, требований о взыскании штрафов за отдельные виды налоговых правонарушений обсуждался при подготовке Постановления N 25, и на тот момент возобладала точка зрения, согласно которой введение ответственности за все предусмотренные НК РФ составы налоговых правонарушений в той или иной мере направлено на обеспечение исполнения обязанности по уплате налогов и выделение отдельных составов по принципу наиболее тесной связи с исполнением этой обязанности и наиболее непосредственного регулирующего воздействия не основано на положениях Федерального закона о банкротстве.

Как представляется, решение поставленного вопроса и установление деления требований о взыскании санкций за публичные правонарушения в зависимости от даты их совершения либо введение данной квалификации относительно отдельных составов правонарушений должно осуществляться путем внесения соответствующих изменений в Федеральный закон о банкротстве. В настоящее время в силу правовой позиции, отраженной в п. 30 Постановления N 25, требования о взыскании санкций вне зависимости от состава правонарушения, даты его совершения или даты привлечения к ответственности учитываются в реестре требований кредиторов и погашаются в очередности, установленной п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве.

4. Вопрос о возможности начисления пеней за несвоевременное исполнение обязанности по уплате обязательных платежей (ст. 75 НК РФ, ст. 349 ТК РФ, ст. 25 Федерального закона N 212-ФЗ) решается прежде всего в зависимости от квалификации самого основного требования.

В отношении требований, являющихся текущими, Федеральный закон о банкротстве не содержит каких-либо ограничений для начисления пеней за просрочку их исполнения. Федеральным законом N 296-ФЗ действие абз. 3 п. 1 ст. 126 Федерального закона о банкротстве, предусматривавшего прекращение начисления неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций по всем видам задолженности должника, было исключено в отношении текущих требований. С учетом данного изменения закрепленная в п. 29 Постановления N 25 правовая позиция, основанная на толковании ранее действовавшей редакции указанной нормы, по поводу неначисления в период конкурсного производства пеней в отношении текущей задолженности, возникшей до введения этой процедуры, применению не подлежит (при проведении процедуры конкурсного производства, осуществляемой по правилам Федерального закона о банкротстве (в редакции Федерального закона N 296-ФЗ)).

Пени за просрочку исполнения обязательных платежей, подлежащих включению в реестр требований кредиторов, подлежат начислению только в период наблюдения, так как ст. 63 Федерального закона о банкротстве, определяя последствия введения этой процедуры банкротства, не предусматривает такого последствия, как прекращение начисления пеней. При этом поскольку основное требование не является текущим, то и пени, начисленные в период наблюдения за просрочку его исполнения, не могут удовлетворяться как текущие; рассматриваемое требование подпадает под режим, предусмотренный п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве.

С введением процедур финансового оздоровления, внешнего управления или конкурсного производства пени в отношении требований по обязательным платежам, подлежащим включению в реестр требований кредиторов, в силу положений абз. 10 п. 1 ст. 81, абз. 3 п. 2 ст. 95, абз. 3 п. 1 ст. 126 Федерального закона о банкротстве начислению не подлежат. Вместо начисления пеней данный Закон предусматривает начисление процентов, рассчитываемых исходя из ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ на день введения соответствующей процедуры (п. 2 ст. 81, п. 2 ст. 95, п. 2.1 ст. 126 Федерального закона о банкротстве).

5. Отдельные виды требований.

5.1. Требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (далее - страховые взносы).

Вырабатывая правовую позицию, основанную на необходимости выделения специального правового режима для требований об уплате страховых взносов, подлежащих включению в реестр (п. 15 Постановления N 25), ВАС РФ исходил из назначения этих взносов и необходимости нивелирования негативных последствий, возникавших для застрахованных лиц при их неуплате работодателем.

При этом учитывалось, что применение к рассматриваемым требованиям общего режима, установленного Федеральным законом о банкротстве для обязательных платежей, повлечет ограничение конституционных прав и свобод лиц, находящихся в трудовых отношениях с должником, признанным банкротом, поскольку при неуплате страховых взносов за период выполнения названными лицами трудовых обязанностей этот период не будет учтен при исчислении страхового стажа (ст. 10 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"); начисленные, но не уплаченные взносы не подлежат учету на лицевом счете застрахованного лица.

Рассматриваемые страховые взносы по своей социально-правовой природе являются не налоговыми, а индивидуально-возмездными платежами (см. Постановление КС РФ от 23.12.2004 N 19-П), имеют персональное целевое назначение, что выражается в обеспечении права гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на его индивидуальном лицевом счете (ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации").

Соответственно, исходя из действовавшего регулирования, к требованиям по страховым взносам невозможно было применить тот же режим, который был установлен Федеральным законом о банкротстве в отношении налогов и сборов. По существу, путем анализируемого разъяснения Пленум ВАС РФ попытался восполнить имевшийся в Федеральном законе о банкротстве пробел в правовом регулировании режима исполнения рассматриваемых требований, который обусловлен их особой правовой природой.

В последующем соответствующие нормы (п. 1 ст. 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", абз. 3 п. 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал (утверждены Постановлением Правительства РФ от 12.06.2002 N 407)), послужившие основанием для выработки рассматриваемой позиции, были признаны КС РФ (Постановление от 10.07.2007 N 9-П) не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Указанные нормы были признаны неконституционными в той мере, в какой они - при отсутствии в действующем регулировании достаточных гарантий беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, на случай неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц - позволяют не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении (перерасчете) трудовой пенсии размер ее страховой части.

Ввиду изложенного, как представляется, отпали основания, послужившие причиной выработки рассматриваемой правовой позиции, и как следствие, необходимость ее сохранения. Как представляется, разъяснения, содержащиеся в абз. 4 п. 15 Постановления N 25, могут быть исключены.

До внесения изменений в данное Постановление рассматриваемые требования подлежат включению в третью очередь реестра требований кредиторов (см. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 138 "Об очередности требований об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в деле о банкротстве"). К данным требованиям подлежит применению режим, установленный Федеральным законом о банкротстве для требований по обязательным платежам, за единственным исключением, сделанным в настоящее время абз. 4 п. 15 Постановления N 25, что, как представляется, означает следующее. Требования по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, будучи включенными в третью очередь, подлежат приоритетному удовлетворению по отношению к иным платежам данной очереди после завершения расчетов с кредиторами второй очереди.

5.2. Требования к должнику как к налоговому агенту.

В силу правовой позиции, изложенной в п. 10 Постановления N 25, требование к налоговому агенту, не исполнившему обязанность по перечислению в бюджет удержанного налога, имеет особую правовую природу, не подпадает под определяемое положениями ст. ст. 2 и 4 Федерального закона о банкротстве понятие обязательного платежа и не может быть квалифицировано как требование об уплате обязательных платежей. Данное требование независимо от момента его возникновения в реестр не включается и удовлетворяется в установленном налоговым законодательством порядке.

В силу изложенной позиции налоговый орган вправе осуществлять принудительное взыскание с должника удержанных им сумм налогов в порядке, предусмотренном ст. ст. 46 и 47 НК РФ, независимо от того, когда имел место факт выплаты соответствующего дохода, с которого был удержан налог, - до или после возбуждения дела о банкротстве. Определяя порядок исполнения требований, необходимо учитывать, что Федеральный закон о банкротстве не закрепляет положения о первоочередном удовлетворении требования о перечислении должником удержанных им сумм налогов, а именно об исполнении этого требования ранее текущих требований.

Норма, регулирующая очередность удовлетворения денежных требований, предъявленных к счету должника, содержится в п. 2 ст. 134 Федерального закона о банкротстве, в силу чего ст. 855 ГК РФ, определяющая очередность списания денежных средств со счета при их недостаточности для удовлетворения всех предъявленных к счету требований, к рассматриваемым отношениям не применяется (п. 40 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)").

Ввиду изложенного требование о взыскании не перечисленной должником суммы удержанного им налога исходя из назначения данного платежа, как представляется, подлежит удовлетворению в четвертую очередь в соответствии с абз. 5 п. 2 ст. 134 Федерального закона о банкротстве. Очередность удовлетворения требований, относящихся к одной очереди, определяется исходя из даты поступления в банк расчетного документа.

Решая вопрос о порядке удовлетворения пеней, начисляемых в силу п. 7 ст. 75 НК РФ за несвоевременное исполнение обязанности по уплате удержанной суммы налога, как представляется, трудно согласиться с подходом, согласно которому данное удовлетворение должно производиться в том же порядке, что и исполнение основного требования. Специальный режим требования об уплате удержанной суммы налога предопределен тем, что исполнению должником подлежит не собственная обязанность, а обязательство иного лица за счет средств, причитавшихся этому лицу. Допуская просрочку в исполнении этой обязанности, должник уже совершает собственное правонарушение, за которое предусмотрены взимание пеней и привлечение к налоговой ответственности.

Требование об уплате штрафа, наложенного на основании ст. 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом обязанности по перечислению удержанной суммы налога, равно как и требование об уплате пеней, как представляется, подпадает под режим, установленный п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве. Данный пункт, как уже было отмечено выше при рассмотрении соответствующего вопроса, не содержит положений, устанавливающих деление требований о применении мер ответственности на текущие и подлежащие включению в реестр требований кредиторов в зависимости от даты совершения правонарушения.

Соответственно, требования о взыскании штрафа, наложенного по ст. 123 НК РФ, а также об уплате пеней за несвоевременное исполнение обязанности по перечислению удержанной суммы налога подлежат учету в реестре требований кредиторов и погашению в очередности, установленной п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве, независимо от того, когда имел место факт выплаты дохода, с которого должником был удержан налог, - до или после возбуждения дела о банкротстве.




В.В. БАЦИЕВ


Витрянский В.В. Банкротство.Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения. М: Статут, 2010, 336 с.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247