СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Банкротство: Стечение залога по чужому долгу и поручительства

Самым сложным из известных сегодня примеров является случай, когда третье лицо, оказавшееся впоследствии в банкротстве, предоставило залог по обязательствам должника и выступило поручителем за него же.

Проще была бы ситуация, когда лицо выступило бы поручителем и в обеспечение своих обязательств как поручителя стало бы залогодателем. Такая ситуация укладывалась бы в рамки традиционного залога по собственному долгу и не требовала бы отдельного рассмотрения.

К сожалению, простые ситуации в настоящее время встречаются редко, и судам приходится иметь дело преимущественно со сложными ситуациями. Рассмотрим, какие могут иметь место варианты решения задачи.

Первый вариант - включение требования залогового кредитора в реестр как если бы залог был дан по собственным долгам. Недостатки такого подхода лежат на поверхности. Во-первых, и залог, и поручительство являются акцессорными способами обеспечения по отношению к обеспечиваемому долгу, но не по отношению друг к другу. Иными словами, если недействителен залог, поручительство сохраняется. И наоборот. Но при предлагаемом варианте получится, что недействительность поручительства (оно ведь принимается за "обеспечиваемое залогом" обязательство) повлечет за собой недействительность залога. А это в данном случае неверно, противоречит обеспечительной конструкции, избранной сторонами. Во-вторых, залог и поручительство могут иметь разные режимы: одно и то же обстоятельство на залоге будет сказываться одним образом, а на поручительстве - другим. Например, перевод долга на иное лицо без согласия поручителя прекратит поручительство, а залог - нет (допустим, потому, что суд сочтет норму п. 2 ст. 367 ГК РФ неприменимой к залогу даже по аналогии, или потому, что в договоре залога будет содержаться заранее данное согласие отвечать за определенного нового должника предметом залога).

Второй вариант - включение в реестр требований кредитора дважды: первый раз просто в третью очередь как кредитора по денежному обязательству (как кредитора поручителя), второй раз в ту же очередь, но как залогового кредитора. Основной недостаток этого варианта связан с тем, что создается видимость невозможного - не может быть двойного голосования на собрании кредиторов, не может быть двойного удовлетворения при расчетах в конкурсном производстве и т.п.

Третий вариант - предоставление кредитору права выбора: становится он залоговым кредитором (налицо залог по чужому долгу) или обыкновенным кредитором по денежному обязательству третьей очереди (как кредитор поручителя).

Этот вариант нельзя поддержать без существенных оговорок. Каждый аспект имеет свои плюсы и свои минусы. Если лицо является обыкновенным кредитором третьей очереди, оно не имеет привилегий, основанных на залоге, но зато не утрачивает возможности получить удовлетворение из иного имущества должника при гибели или недостаточной выручке от продажи заложенного имущества. Напротив, залоговый кредитор (при залоге по чужому долгу) имеет первые привилегии, но несет риски гибели или недостаточной ликвидности предмета залога. Это означает, что, оказавшись перед выбором, каким статусом воспользоваться (статусом денежного кредитора или статусом залогодержателя), он одновременно оказывается перед выбором, какие риски на себя принять. Но ведь он, выговорив в свое время себе и поручительство, и залог, защитился и от первых рисков, и от вторых. Насколько справедливо теперь (в банкротстве, от которого он защищался) какие-то из этих рисков "возвращать" обратно? По-видимому, если и принимать обозначенный вариант, то только с оговоркой: каким-то образом кредитор должен и сохранить привилегии залогового кредитора, и не утратить статус кредитора третьей очереди, если предмет залога погибнет или выручки от его продажи будет недостаточно для удовлетворения требований кредитора в полном объеме.

Третий вариант уже встречается в практике арбитражных судов: см. Постановление 19 ААС от 03.03.2010 по делу N А14-5843/2009 (с той поправкой, что выбор за кредитора сделал сам арбитражный суд). Банк заявил требования о включении в реестр кредиторов дважды: во-первых, как кредитора поручителя и, во-вторых, как залогодержателя. Должник и ряд иных кредиторов возражали против этого, и суд апелляционной инстанции признал эти возражения обоснованными. Приведем доводы коллегии судей подробнее.

"Судебная коллегия считает, что в силу дополнительного характера поручительства и залога как способов обеспечения исполнения обязательства они сами по себе не порождают денежного обязательства и не могут рассматриваться в отрыве от основного обязательства, исполнение которого они обеспечивают, поскольку именно основное обязательство определяет объем ответственности как залогодателя, так и поручителя.

Вместе с тем для целей квалификации заявленного конкурсным управляющим требования нельзя разделять способы обеспечения исполнения основного обязательства. Наличие договора поручительства свидетельствует о денежном обязательстве поручителя как солидарного должника по обязательству, вытекающему из кредитного договора. Наличие обеспечения исполнения по кредитному обязательству в виде залога дает кредитору право на включение в реестр требований должника как кредитора, чье требование обеспечено договором залога.

Учитывая, что должник в одном лице совпадает как лицо, предоставившее в обеспечение исполнения обязательств по двум кредитным договорам, как в виде залога, так и в виде поручительства, то у кредитора возникает право выбора основания для включения в реестр требований к такому должнику в пределах суммы требования по основному обязательству...

Наличие у денежного обязательства такого признака, как обеспеченность его залогом, позволяет кредитору претендовать на определенные особенности при удовлетворении этого требования, установленные ст. 138 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", но не предоставляет ему права быть дважды включенным в реестр требований кредиторов в состав требований, подлежащих удовлетворению в третью очередь.

Иное толкование указанных норм нарушает права других кредиторов должника, требования которых залогом не обеспечены, в том числе при определении количества голосов на первом собрании кредиторов, на котором голоса всех кредиторов, включенных в третью очередь реестра, в том числе кредиторов, обязательства которых обеспечены залогом, суммируются".

На первый взгляд может показаться, что суд выбрал статус кредитора как залогодержателя (со всеми вытекающими из него рисками, упомянутыми выше). Но дальнейшее ознакомление с текстом судебного акта показывает поспешность подобного вывода, и прежде всего потому, что суд отклонил доводы должника, основанные на п. 20 Постановления N 58. И действительно, если требования установлены как требования залогодержателя, они не могут превышать действительную стоимость заложенного имущества, о чем говорится в указанном пункте Постановления. Однако суд посчитал ссылку на п. 20 Постановления ошибочной, указав следующее: "В случае, когда кредитор имеет право требования исполнения денежного обязательства, в соответствии с условиями договора или в силу закона от должника (в том числе солидарного должника) и исполнение такого обязательства обеспечено залогом имущества должника, обязательство должника признается обеспеченным залогом в целом независимо от оценки предмета залога, если иное не установлено договором залога".

Как видим, судом использована та же самая логика, которая применялась бы в том случае, если бы залогом было обеспечено обязательство должника как поручителя по обязательствам основного должника (первый вариант). Определенные недостатки данного варианта были отмечены выше. Отношение суда к ним в рассматриваемом случае неизвестно, поскольку они носят предположительный характер и в данном деле необходимые условия, в которых могли проявиться указанные недостатки, отсутствовали. Тем не менее показательна попытка суда найти в указанной непростой ситуации выход, который сгладил бы острые углы и позволил справедливо распределять риски: с одной стороны, не может быть двойного голосования; с другой - требования обеспечиваются залогом в полном объеме, а не только в пределах стоимости заложенного имущества.

Двигаясь в том же направлении, можно предложить и несколько иное решение.

Понимая недостатки указанных вариантов, попытаемся построить модель, основанную на принципе: сумма в реестре одна, а режимы разные. Без очередного разрыва достоверности реестра требований кредиторов здесь точно так же не обойтись, как и при обычном залоге по чужим долгам. Это в данном случае не должно никого удивлять, ведь рассматриваемая ситуация еще сложнее. Требования кредитора должны включаться в реестр требований в размере обеспечиваемого обязательства, существующем на дату установления требований кредитора, с удовлетворением в третью очередь. Этой суммой кредитор может голосовать в полном объеме, не обращая внимания на то, что у него есть залог, даже в конкурсном производстве, поскольку это требование адресовано должнику как поручителю и оно было бы таким и при отсутствии залога.

Однако после продажи заложенного имущества требования кредитора должны погашаться из выручки от продажи заложенного имущества, как при обыкновенном залоге по чужим долгам (п. 20 Постановления N 58). В связи с этим целесообразно сделать какую-то отметку в реестре требований кредиторов.

Вместе с тем требования кредитора как залогового не должны отдельно отражаться в реестре (но устанавливаются и проверяются они судом, разумеется, как обычно). Не требуется и исследовать оценочную стоимость предмета залога, поскольку в данном случае не существует того риска, ради которого указанная стоимость изучается при обычном залоге по чужим долгам. Раз кредитор имеет право голоса в полном объеме обеспечиваемого обязательства, он будет его иметь и в том случае, если оценка залога окажется ниже этого объема.

И только если обязательства поручителя отпадут по каким-либо причинам (например, договор поручительства будет оспорен в самостоятельном процессе), в реестре должны быть в общем порядке отражены требования залогового кредитора, основанные на залоге по чужим долгам.

Как видим, предлагаемое решение напоминает второй вариант, с той лишь разницей, что одна сумма не учитывается в реестре дважды. С этой точки зрения можно было бы принять и второй вариант, модифицировав его так, чтобы платеж одной суммы прекращал бы обе записи (и о залоговом требовании, и о требовании из поручительства).

В любом случае судебной практике предстоит определиться, и, раздумывая над выбором модели, судья прежде всего должен избежать отмеченных выше негативных проявлений того или иного варианта.




А.В. ЕГОРОВ


Витрянский В.В. Банкротство.Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения. М: Статут, 2010, 336 с.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247