СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


ТЕКУЩИЕ ПЛАТЕЖИ ПО ДЕНЕЖНЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ

После принятия заявления о признании должника банкротом и введении в отношении его процедур банкротства на требования кредиторов распространяется особый правовой режим, целью которого является справедливое распределение конкурсной массы между кредиторами. По общему правилу требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного законодательством о несостоятельности (банкротстве) порядка их предъявления, включаются в реестр требований кредиторов и удовлетворяются в соответствии с очередностью, предусмотренной законодательством о банкротстве.

В то же время, в связи с тем что хозяйственная деятельность должника после принятия судом заявления о признании должника банкротом, как правило, продолжается, у должника, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, могут возникать новые расходы, связанные с осуществлением текущих коммунальных и эксплуатационных платежей, платой за арендуемые должником помещения, оборудование и т.д., кроме того, нередко у должника возникает потребность в привлечении заемных (кредитных) средств <1>. Для платежей по обязательствам такого рода - так называемых текущих платежей - законодательство о банкротстве предусматривает исключение из общих правил о порядке предъявления и удовлетворения требований кредиторов. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов, а сами кредиторы по таким платежам не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве. Главной же сущностной особенностью текущих платежей является то, что относящиеся к ним требования удовлетворяются вне очереди, т.е. даже до удовлетворения требований кредиторов первой очереди <2>.

--------------------------------

<1> Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. проф., д-ра юрид. наук В.В. Витрянского. М.: Статут, 2003. С. 94 (автор комментария - Л.А. Новоселова).

<2> См.: Новоселов А.Л. Эволюция текущих платежей в отношениях по банкротству // Корпоративный юрист. 2009. N 4. С. 26.

Экономический смысл выделения законодателем данной категории требований состоит в том, что для обеспечения минимальной хозяйственной деятельности должника в той мере, в какой это требуется исходя из целей применяемых к нему процедур банкротства, необходимо стимулирование контрагентов должника к вступлению с ним в хозяйственные отношения (или продолжению с ним таковых) после принятия заявления о признании должника банкротом. Очевидно, что если бы на платежи по любым денежным обязательствам должника независимо от момента их возникновения распространялся общий режим пропорционального удовлетворения требований кредиторов в соответствии с установленной законодательством о несостоятельности очередностью, то контрагенты должника в большинстве случаев никак не были бы мотивированы на продолжение с ним хозяйственных отношений после возбуждения дела о банкротстве, поскольку существовал бы значительный риск недостаточности имущества должника для удовлетворения их требований <1>. В свою очередь, такая ситуация привела бы к тому, что во многих случаях деятельность должника была бы парализована, а это не только исключало бы всякую возможность восстановления его платежеспособности, но и существенно затруднило бы формирование конкурсной массы для справедливого удовлетворения требований кредиторов.

--------------------------------

<1> Как справедливо отмечается в литературе, "если требованиям, возникшим после принятия заявления о банкротстве должника, такую льготу не предоставить, то никто с должником не захочет иметь общих дел" (см.: Фурсов Д.А. Рассмотрение и разрешение дел о банкротстве: Учебное пособие. М.: Статут, 2009. С. 40).

Обобщенное понятие текущих платежей в деле о банкротстве впервые появилось в нашем законодательстве в ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Федеральный закон о банкротстве). Ранее действовавший Федеральный закон от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" общего понятия текущих платежей не содержал. Вместе с тем в п. 1 ст. 106, регулировавшей очередность удовлетворения кредиторов в деле о банкротстве, он устанавливал, что вне очереди покрываются судебные расходы, расходы, связанные с выплатой вознаграждения арбитражным управляющим, текущие коммунальные и эксплуатационные платежи должника, а также удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам должника, возникшим в ходе наблюдения, внешнего управления и конкурсного производства.

Для реализации изложенной выше идеи стимулирования контрагентов должника к продолжению с ним хозяйственных отношений после возбуждения дела о банкротстве потребовалось законодательное закрепление критериев, позволяющих определить круг платежей, на которые не распространяется общий режим предъявления и удовлетворения требований кредиторов и которые должны погашаться вне очереди. Под влиянием сложившейся судебной практики применения законодательства о банкротстве <1> в первоначальной редакции п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве были закреплены два таких критерия - момент возникновения денежного обязательства и момент наступления срока его исполнения, исходя из чего выделялись две категории текущих платежей:

--------------------------------

<1> См., например, п. 21 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 14.06.2001 N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"; Постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2001 N 2588/01.

1) денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом (так называемые абсолютные текущие платежи, или "текущие требования в отношении дела о банкротстве");

2) денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до принятия заявления о признании должника банкротом, но срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства (так называемые относительные текущие платежи, или "текущие требования в отношении отдельных процедур банкротства") <1>.

--------------------------------

<1> См.: Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. проф., д-ра юрид. наук В.В. Витрянского. С. 95 (автор комментария - Л.А. Новоселова); Новоселов А.Л. Эволюция текущих платежей в отношениях по банкротству. С. 26.

В связи с этим в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 29) разъяснялось, что после введения следующей процедуры банкротства платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, перестают быть текущими платежами. Напротив, платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, относятся к текущим платежам независимо от смены процедуры банкротства.

Дальнейшая практика применения арбитражными судами п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве в его первоначальной редакции показала, что вышеназванные критерии не позволили в полной мере реализовать основную экономическую цель законодательного выделения категории текущих платежей - обеспечение минимума нормальной деятельности должника посредством стимулирования его контрагентов к продолжению с ним хозяйственных отношений. Иногда возникали ситуации, когда формальное применение данных критериев приводило к тому, что под категорию текущих платежей не подпадали требования кредиторов, которые исходя из данной экономической цели очевидно целесообразно было бы удовлетворять вне очереди, и, наоборот, в некоторых случаях среди текущих платежей оказывались такие требования, внеочередное удовлетворение которых выглядит явно несправедливым и экономически неоправданным.

Судебная практика, столкнувшись с данной проблемой, стала вырабатывать подходы к ее решению. Важнейшим шагом в этом направлении стало принятие Постановления Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 N 9658/07. В соответствующем деле возник спор о квалификации в качестве текущих платежей требований об оплате электрической энергии, потребленной должником за периоды, когда в отношении его уже было возбуждено дело о банкротстве, но поставлявшейся по договору энергоснабжения, заключенному до принятия заявления о признании должника банкротом.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, придя к выводу о том, что истец требует исполнения текущих денежных обязательств, срок исполнения которых наступил после возбуждения в отношении должника производства о несостоятельности.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и оставил исковое заявление без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, определив момент возникновения соответствующего денежного обязательства как дату заключения сторонами договора энергоснабжения. Руководствуясь условиями договора о сроках исполнения обязательства по оплате электроэнергии с 1-го по 12-е число месяца, следующего за расчетным, ст. ст. 2, 5, п. 1 ст. 126 Федерального закона о банкротстве, а также разъяснениями, содержащимися в п. 3 Постановления N 29, суд пришел к выводу о том, что истребуемые истцом платежи являлись текущими только для процедуры наблюдения и в процедуре конкурсного производства эти платежи таковыми не являются, в связи с чем требования истца подлежат рассмотрению в деле о банкротстве.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменил, а решение суда первой инстанции оставил в силе исходя из того, что денежные обязательства ответчика возникли после принятия к производству заявления о признании предприятия банкротом и по смыслу Федерального закона о банкротстве являются текущими платежами, подлежащими погашению вне очереди за счет конкурсной массы.

Президиум ВАС РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, оставил без изменения судебные акты первой и кассационной инстанции и указал, что для целей квалификации платежа в качестве текущего по законодательству о банкротстве определяющим фактором служит момент возникновения денежного обязательства. Понятие денежного обязательства для целей Федерального закона о банкротстве является специальным и предусматривается ст. 2 данного Закона. Под денежным обязательством понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке или иному основанию, предусмотренному ГК РФ. Таким образом, в качестве денежного обязательства по двустороннему договору Федеральный закон о банкротстве рассматривает обязанность уплатить определенную денежную сумму за предоставленное исполнение.

Отсюда Президиум ВАС РФ сделал вывод, что денежные обязательства должника в отношении спорных периодов возникли не в момент заключения договора энергоснабжения, а тогда, когда в соответствии с условиями договора возникла его обязанность оплатить потребленную электрическую энергию за эти периоды (в данном случае договор предусматривал, что окончательный расчет по показаниям приборов учета на конец каждого отчетного месяца производится с 1-го по 12-е число следующего месяца). Исходя из этого, соответствующие требования были квалифицированы как текущие платежи, что является совершенно обоснованным с точки зрения раскрытой выше экономической цели законодательного выделения этой категории требований.

Вслед за правоприменителем попытался решить обозначенную выше проблему и законодатель. Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ в ст. 5 Федерального закона о банкротстве были внесены существенные изменения. В настоящее время под текущими платежами в целях данного Закона понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом (абз. 1 п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве). Таким образом, категория так называемых относительных текущих платежей исключена из Закона о банкротстве. На это обращается внимание в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 60), где говорится, что в связи с внесением в п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве упомянутого изменения денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до возбуждения дела о банкротстве, независимо от срока их исполнения не являются текущими ни в какой процедуре <1>.

--------------------------------

<1> В том же п. 1 Постановления N 60 дополнительно отмечается, что если денежное обязательство или обязательный платеж возникли до возбуждения дела о банкротстве, но срок их исполнения должен был наступить после введения наблюдения, то такие требования по своему правовому режиму аналогичны требованиям, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, поэтому на них распространяются положения новой редакции Федерального закона о банкротстве о требованиях, подлежащих включению в реестр. Указанные требования подлежат предъявлению только в деле о банкротстве в порядке, определенном ст. ст. 71 и 100 Федерального закона о банкротстве, а в случае предъявления иска о взыскании соответствующей задолженности в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, суд оставляет исковое заявление без рассмотрения на основании ч. 4 п. 1 ст. 148 АПК РФ.

В то же время в абз. 2 п. 1 ст. 5 данного Закона теперь дополнительно указано, что являются текущими возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ.

Очевидно, что целью внесения в ст. 5 Федерального закона о банкротстве данных изменений было законодательное закрепление изложенных выше подходов, сформировавшихся в судебной практике. Однако формулировки норм, избранные для этого законодателем, оказались не вполне удачными ввиду возможности их неоднозначного толкования.

Так, буквальное прочтение абз. 2 п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве может привести к выводу о том, что содержащаяся в нем норма лишь повторяет положение абз. 1 того же пункта об отнесении к текущим платежам требований, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом (т.е. после возбуждения дела о банкротстве), но только применительно к более узкому кругу требований кредиторов, а именно к требованиям об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ. Однако изложенное толкование абз. 2 п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве выглядит абсурдным - неясно, зачем законодателю потребовалась конкретизация уже имеющейся общей нормы абз. 1 того же пункта.

В связи с этим правильным является другое толкование нормы абз. 2 п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве, которое изложено в абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63 "О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве" (далее - Постановление N 63) и гласит, что по смыслу этой нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение договоров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника банкротом <1>. Именно при таком прочтении данная норма способствует созданию условий для обеспечения нормального функционирования должника в период применения к нему процедур банкротства.

--------------------------------

<1> См. также п. 2 Постановления N 60, согласно которому из абз. 2 п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве следует, что если договоры были заключены до даты возбуждения производства по делу о банкротстве, а поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг произошли после этой даты, то требования кредиторов об их оплате независимо от смены процедуры, применяемой в деле о банкротстве, являются текущими.

Помимо данного разъяснения, связанного со вступлением в силу новой редакции п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве, Постановление N 63 содержит ответы на многие вопросы, возникавшие и ранее в практике арбитражных судов при квалификации тех или иных видов требований в качестве текущих платежей. При этом, как видно уже из самого названия Постановления N 63, его содержание ограничено положениями, касающимися текущих платежей по денежным обязательствам, и не затрагивает проблематику обязательных платежей <1>.

--------------------------------

<1> Некоторые разъяснения, касающиеся текущих обязательных платежей, содержатся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве" и в Постановлении N 60.

Прежде всего в п. 1 Постановления N 63 обращается внимание на то, что если речь идет о требованиях по денежным обязательствам (а не об обязательных платежах), то в качестве текущего может быть квалифицировано только такое требование, которое охватывается понятием денежного обязательства для целей Федерального закона о банкротстве (абз. 4 ст. 2) как обязанности должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному основанию, предусмотренному ГК РФ, бюджетным законодательством Российской Федерации.

Исходя из этого Пленум ВАС РФ отмечает, что в качестве текущего может быть квалифицировано только такое обязательство, которое предполагает использование денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга. Данное разъяснение дано в русле правовой позиции, высказанной в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", где, кроме того, указывалось, что не являются денежными, в частности, обязательства, в которых денежные знаки используются не в качестве средства погашения денежного долга (обязанность клиента сдавать наличные деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, обязанность перевозчика, перевозящего денежные знаки, и т.д.). Очевидно, что в отношении требований по такого рода обязательствам в принципе не может возникать вопрос о квалификации их в качестве текущих или подлежащих включению в реестр требований кредиторов (так называемых реестровых требований).

Кроме того, в п. 1 Постановления N 63 разъясняется, о каких денежных обязательствах, возникающих по основаниям, предусмотренным бюджетным законодательством, идет речь в действующей редакции абз. 4 ст. 2 Федерального закона о банкротстве (первоначальная редакция этой нормы упоминания о бюджетном законодательстве не содержала) - под ними понимаются только обязательства, носящие гражданско-правовой характер, например вытекающие из отношений по предоставлению бюджетного кредита юридическому лицу, выдаче государственной или муниципальной гарантии и т.п.

В силу того что, как было отмечено выше, согласно новой редакции п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве критерием для отнесения обязательства к текущим платежам является момент его возникновения, большинство других разъяснений, содержащихся в Постановлении N 63, посвящены вопросу определения момента возникновения денежных обязательств применительно к разным их видам.

При этом нетрудно заметить, что изложенные в данных разъяснениях подходы к толкованию норм гражданского законодательства для целей квалификации денежных обязательств в качестве текущих платежей концептуально исходят из того, что законодатель, выделяя такую категорию платежей, удовлетворяемых во внеочередном порядке, стремился реализовать идею обеспечения нормального функционирования должника в период применения к нему процедур банкротства (о чем уже говорилось выше).

В п. 2 Постановления N 63 помимо толкования абз. 2 новой редакции п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве содержится разъяснение по вопросу о квалификации в качестве текущих платежей требований по так называемым длящимся обязательствам, т.е. обязательствам, предусматривающим периодическое внесение должником платы за пользование имуществом (договоры аренды, лизинга), длящееся оказание услуг (договоры хранения, оказания коммунальных услуг и услуг связи, договоры на ведение реестра ценных бумаг и т.д.), а также снабжение через присоединенную сеть электрической или тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой, другими товарами (за фактически принятое количество товара в соответствии с данными учета). Ввиду содержащегося в абз. 2 п. 2 Постановления N 63 разъяснения о том, что текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве (независимо от даты заключения соответствующего договора), мог возникнуть вопрос, когда следует считать предоставленным исполнение по упомянутым выше длящимся обязательствам, особенно если дата принятия заявления о признании должника банкротом пришлась на середину периода, требование об оплате за который предъявлено к должнику. Во избежание неопределенности в данном вопросе Пленум ВАС РФ указал, что в такой ситуации текущими являются требования об оплате за те периоды времени, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве.

Пункты 3 и 4 Постановления N 63 посвящены вопросам квалификации в качестве текущих платежей требований по денежным обязательствам, вытекающим из договоров займа или кредита, а также возникших в связи с так называемым коммерческим кредитованием (ст. 823 ГК РФ).

В п. 3 разъяснено, что для целей применения п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве обязательство возвратить денежную сумму, предоставленную по договору займа (ст. 810 ГК РФ) или кредитному договору (ст. 819 ГК РФ), возникает с момента предоставления денежных средств заемщику. Очевидно, что, пока заемщик не получил денежные средства по договору займа или кредита, не могла возникнуть и обязанность их возврата.

Что касается требований об уплате денежных сумм, предоставленных должнику в качестве коммерческого кредита в виде отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ и услуг (ст. 823 ГК РФ), то согласно п. 3 Постановления N 63 они возникают с момента исполнения кредитором соответствующей обязанности по передаче товаров, выполнению работ либо оказанию услуг. Таким образом, если договором купли-продажи, заключенным до возбуждения дела о банкротстве, было предусмотрено коммерческое кредитование покупателя в виде отсрочки оплаты товара, то требование продавца к покупателю-должнику об уплате соответствующей суммы будет текущим, если товар был ему передан продавцом уже после возбуждения дела о банкротстве.

В п. 4 Постановления N 63 содержатся разъяснения по вопросу о квалификации в качестве текущих платежей требований об уплате процентов за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа, кредитному договору либо в качестве коммерческого кредита.

Данный вопрос нередко возникал в судебной практике при применении ст. 5 Федерального закона о банкротстве, при этом в ней получили отражение разные подходы к определению момента возникновения и срока исполнения обязательств по уплате процентов за пользование заемными (кредитными) средствами (как уже было отмечено выше, в первоначальной редакции данной статьи срок исполнения обязательства, возникшего до возбуждения дела о банкротстве, имел значение для его квалификации в качестве текущего платежа).

Согласно первому подходу, обязательство по уплате процентов возникает в момент заключения кредитного договора, а дата начисления процентов рассматривалась как дата наступления срока исполнения обязанности по их уплате <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Уральского округа от 20.02.2008 N Ф09-8893/06-С4.

Другой подход состоял в том, что сама обязанность по уплате соответствующей суммы процентов за пользование заемными (кредитными) средствами возникает с даты начисления процентов <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.03.2007 N А10-13141/05-Ф02-1513/07.

Третий подход заключался в том, что проценты, которые подлежат уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа, кредитному договору либо в качестве коммерческого кредита, ввиду их дополнительного характера имеют одинаковую природу с основным долгом и для целей их квалификации в качестве текущих платежей следуют судьбе основного обязательства. Таким образом, для квалификации требований об уплате процентов нужно исходить из даты возникновения основного обязательства и сроков его исполнения <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 21.05.2007 N А48-3256/06-9.

При этом каждый из трех названных подходов предполагал, что на сумму требований о возврате заемных (кредитных) средств, включенных в реестр требований кредиторов, предусмотренные договором проценты за пользование этими средствами продолжают начисляться, ввиду чего возникали вопросы о квалификации таких требований об уплате процентов, как текущих или реестровых.

Однако Пленум ВАС РФ в п. 4 Постановления N 63 обратил внимание на то, что при решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований об уплате процентов за пользование заемными (кредитными) средствами необходимо учитывать, что указанные проценты наряду с подлежащей возврату суммой займа (кредита), на которую они начисляются, образуют единую сумму задолженности по соответствующему денежному обязательству должника. Если это обязательство возникло до принятия заявления о признании должника банкротом (т.е. оно подлежит включению в реестр требований кредиторов), то и требования об уплате процентов по нему не являются текущими платежами. Состав и размер этого обязательства определяются по общим правилам п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве.

В соответствии с этими правилами, когда речь идет о требовании кредитора, обратившегося с заявлением о признании должника банкротом, то состав и размер соответствующего денежного обязательства определяются на дату подачи в арбитражный суд этого заявления, если иное не предусмотрено Федеральным законом о банкротстве (абз. 1 п. 1 ст. 4).

Состав и размер денежных обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления, но до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства (абз. 2 п. 1 ст. 4).

Наконец, состав и размер денежных обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату открытия конкурсного производства (абз. 3 п. 1 ст. 4) <1>.

--------------------------------

<1> См. также п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Пленум ВАС РФ в абз. 2 п. 4 Постановления N 63 указывает, что по смыслу приведенных норм п. 1 ст. 4 Федерального закона о банкротстве проценты, подлежащие уплате на сумму займа (кредита) соответственно на дату подачи в суд заявления о признании должника банкротом или на дату введения соответствующей процедуры банкротства, присоединяются к сумме займа (кредита). В реестр требований кредиторов подлежит включению требование об уплате получившейся денежной суммы, размер которой впоследствии не изменяется.

При этом в абз. 3 п. 4 Постановления N 63 отмечается, что если требование по денежному обязательству, возникшему до возбуждения дела о банкротстве, заявляется кредитором в ходе процедуры наблюдения, то его размер (включая проценты) определяется на дату введения наблюдения, в том числе и в случаях, когда срок исполнения обязательства должен был наступить после введения наблюдения. К этому можно добавить, что на дату введения наблюдения определяется и размер денежных обязательств, требования по которым заявлены в процедурах финансового оздоровления и внешнего управления. Такой вывод следует из системного толкования абз. 2 п. 1 ст. 4 во взаимосвязи с п. 3 ст. 63 Федерального закона о банкротстве, согласно которому для участия в деле о банкротстве срок исполнения обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, после вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения считается наступившим.

Содержащиеся в п. 4 Постановления N 63 разъяснения означают, что после включения в реестр требования по заемному (кредитному) обязательству (в состав которого входят как возврат суммы займа (кредита), так и уплата процентов на нее) размер задолженности по нему раз и навсегда фиксируется и предусмотренные договором проценты на сумму займа (кредита) больше не начисляются. Ни в текущей, ни в последующих процедурах доначислить эти проценты на сумму займа (кредита) и дополнительно включить их в реестр требований кредиторов нельзя. То есть в рамках дела о банкротстве кредитор по такому обязательству может получить указанные проценты только в том размере, в котором они начислены соответственно либо на дату подачи им заявления о признании должника банкротом, либо на дату введения наблюдения, либо на дату открытия конкурсного производства (в зависимости от того, когда было предъявлено соответствующее требование к должнику).

Таким образом, у кредиторов по заемным (кредитным) обязательствам есть возможность выбора. Они могут предъявить свое требование к должнику пораньше, пожертвовав при этом частью процентов, которые могли бы быть начислены на сумму займа (кредита), и получить все преимущества, связанные со статусом конкурсного кредитора и лица, участвующего в деле о банкротстве (право голосовать на собрании кредиторов, подавать различные ходатайства, обжаловать действия арбитражного управляющего и т.д.). Либо кредиторы могут с целью получения большей суммы процентов не заявлять о включении своего требования в реестр до открытия конкурсного производства, но тогда они, не обладая статусом конкурсных кредиторов, будут лишены возможности влиять на ход дела о банкротстве в предшествующих процедурах.

Вместе с тем нужно принимать во внимание, что само обязательство по уплате процентов, подлежащих начислению в соответствии с условиями договора на сумму займа (кредита) в период после даты, на которую согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона о банкротстве определяется состав и размер денежного обязательства для целей включения его в реестр требований кредиторов, после установления требования кредитора в реестре не погашается, а лишь не может быть исполнено в рамках дела о банкротстве в силу специального порядка удовлетворения требований конкурсных кредиторов. В случае же, если платежеспособность должника будет восстановлена и дело о банкротстве будет прекращено, такой кредитор будет вправе получить предусмотренные договором проценты в полном объеме за все время пользования займом (кредитом).

Что касается требований об уплате процентов за пользование заемными (кредитными) средствами, которые вытекают из денежных обязательств, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом, то они являются текущими платежами (абз. 4 п. 4 Постановления N 63). Такие проценты начисляются в соответствии с условиями договора и уплачиваются вне рамок дела о банкротстве во внеочередном порядке.

Пункт 5 Постановления N 63 посвящен вопросам квалификации в качестве текущих платежей требований, возникающих в рамках вексельных отношений. Так, в абз. 1 данного пункта отмечается, что обязательство векселедателя уплатить денежную сумму, удостоверенное векселем (в том числе выданным сроком по предъявлении), возникает с момента выдачи векселя. Следовательно, если вексель был выдан должником до возбуждения дела о банкротстве, то требование об оплате по нему не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов <1>.

--------------------------------

<1> См. Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 05.03.2007 N Ф04-799/2007(31747-А03-36), от 19.03.2007 N Ф04-871/2007(31811-А03-22) и от 13.11.2007 N Ф04-6738/2007(39958-А27-24).

В абз. 2 п. 5 Постановления N 63 указано, что обязательство акцептанта оплатить переводный вексель считается возникшим с момента совершения акцепта. При этом, имея в виду, что вексельное законодательство не требует, чтобы при акцепте векселя обязательно указывалась дата его совершения, Пленум ВАС РФ применительно к ситуации, когда акцепт не датирован, сформулировал презумпцию возникновения обязательства акцептанта в момент выдачи векселя, которая может быть опровергнута, если будут представлены доказательства, подтверждающие иную дату совершения акцепта.

В абз. 3 п. 5 Постановления N 63 воспроизводится правовая позиция, ранее обозначенная Президиумом ВАС РФ в надзорном Постановлении от 30.06.2009 N 2673/09, по вопросу о квалификации с точки зрения п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве требования авалиста, оплатившего после даты возбуждения дела о банкротстве вексель, выданный должником-векселедателем до этой даты, и предъявившего в связи с этим требование к последнему об уплате соответствующей денежной суммы на основании п. 47 Положения о простом и переводном векселе, введенного в действие Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341. Президиум ВАС РФ, отменяя судебные акты нижестоящих судов, опроверг их вывод о том, что, совершив платеж по векселям, авалист приобрел право регрессного требования к должнику-векселедателю, у которого, в свою очередь, возникло новое вексельное обязательство перед авалистом. Президиум ВАС РФ указал, что в силу п. 32 Положения о простом и переводном векселе авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль; оплачивая вексель, авалист вступает в права кредитора по нему, новое обязательство при этом не возникает. Поддерживая эту правовую позицию, Пленум ВАС РФ разъяснил, что, если платеж по векселю, выданному до даты возбуждения дела о банкротстве должника-векселедателя, обеспечен полностью или в части вексельной суммы посредством аваля и авалист оплатил вексель после указанной даты, то требование авалиста против должника-векселедателя, за которого он дал аваль, не является текущим платежом и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Очевидно, что при противоположном подходе открывалась бы возможность для злоупотреблений: кредитору по векселю, выданному до возбуждения дела о банкротстве, чье требование относится к требованиям кредиторов третьей очереди, достаточно было бы привлечь аффилированного авалиста, который, уплатив соответствующую сумму кредитору, приобрел бы текущее требование на эту сумму к должнику, подлежащее удовлетворению уже во внеочередном порядке.

На борьбу с подобными манипуляциями, совершаемыми с целью искусственного превращения реестровых требований в текущие, направлены разъяснения, изложенные в целом ряде других пунктов Постановления N 63.

Так, применительно к отношениям, возникающим в связи с выдачей банковской гарантии, в п. 7 Постановления N 63 разъясняется, что в тех случаях, когда банковской гарантией было обеспечено исполнение обязательства, возникшего до даты возбуждения дела о банкротстве должника-принципала, и гарант уплатил бенефициару сумму, на которую выдана гарантия, после этой даты, следует исходить из того, что требование гаранта к должнику-принципалу о возмещении указанной суммы не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Пункт 12 Постановления N 63 посвящен вопросу применения п. 1 ст. 5 Федерального закона о банкротстве в ситуациях перемены кредитора в обязательстве. Пленум ВАС РФ в данном пункте разъясняет, что переход права требования к другому лицу путем уступки или на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ) не изменяет статус данного требования с точки зрения его квалификации в соответствии со ст. 5 Федерального закона о банкротстве. Например, при переходе к поручителю, исполнившему обеспеченное поручительством обязательство, требование по которому подлежит включению в реестр требований кредиторов, прав кредитора по этому обязательству в силу п. 1 ст. 365 ГК РФ, требование поручителя остается реестровым и не может быть удовлетворено во внеочередном порядке <1>. Аналогичная ситуация имеет место при переходе к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба согласно ст. 965 ГК РФ (суброгации). Логика разъяснения, содержащегося в п. 12 Постановления N 63, понятна - очевидно, что при противоположном толковании, исходящем из того, что при перемене кредитора в обязательстве у нового кредитора возникает самостоятельное требование к должнику, для превращения реестрового требования во внеочередное (текущее) достаточно было бы совершить его уступку <2>.

--------------------------------

<1> В судебной практике встречались примеры противоположного подхода, который не может быть признан правильным (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.09.2007 N Ф04-3844/2007(38202-А67-20)).

<2> Примером правильного подхода к квалификации требования в случае его уступки является Постановление ФАС Центрального округа от 26.07.2007 N А68-7194/06-621/Б, где сделан вывод, что датой возникновения соответствующего обязательства является не дата уступки, а дата заключения основного договора, право по которому уступлено.

Очень удобной лазейкой для подобного рода манипуляций могли бы стать нормы гражданского законодательства о новации (ст. 414 ГК РФ) при строго формальном их толковании без учета специфики отношений, возникающих при банкротстве. Действительно, при совершении новации первоначальное обязательство прекращается и возникает новое. Исходя из этого, для превращения долга, относящегося к требованиям, подлежащим включению в реестр, во внеочередной (текущий) платеж нужно было бы всего лишь новировать его. Во избежание злоупотреблений в п. 13 Постановления N 63 разъясняется, что, поскольку в силу ст. 414 ГК РФ новация является основанием прекращения уже ранее существовавшего обязательства, то в случае прекращения обязательства новацией для квалификации в соответствии со ст. 5 Федерального закона о банкротстве нового денежного обязательства в целях данного Закона следует принимать дату возникновения первоначального обязательства.

Аналогичным образом в п. 15 Постановления N 63 указано, что для целей квалификации в качестве текущих платежей требований, основанных на утвержденном судом мировом соглашении, предусматривающем сроки, порядок и способы исполнения ранее возникшего обязательства (например, отсрочку или рассрочку его исполнения), следует принимать дату возникновения этого обязательства <1>.

--------------------------------

<1> Примером такого подхода является Постановление ФАС Поволжского округа от 12.01.2007 N А65-14462/06.

Той же логике следуют разъяснения, изложенные в п. п. 8 и 14 Постановления N 63, где рассмотрены ситуации, когда изначально у кредитора имелось требование к должнику, не носящее денежный характер (например, требование о передаче товара или о выполнении тех или иных работ, оказании услуг по договору), однако впоследствии оно преобразовалось в денежное обязательство и в связи с этим встал вопрос о квалификации последнего в качестве текущего или подлежащего включению в реестр требований кредиторов.

Такая ситуация возникает, в частности, в случае расторжения договора, по которому должнику, обязавшемуся поставить товар, выполнить работы или оказать услуги, кредитором была предоставлена предварительная оплата, но должник оговоренного исполнения не произвел. У кредитора после расторжения такого договора вместо имевшегося ранее требования о передаче должником товара, выполнении работ или оказании услуг возникает денежное требование к нему о возврате внесенной предварительной оплаты.

С формальной точки зрения это означало бы, что в ситуации, когда предварительная оплата по договору была произведена до даты принятия заявления о признании должника банкротом, при расторжении договора после этой даты возникающее у кредитора денежное требование о возврате суммы предварительной оплаты попадало бы в разряд текущих платежей и удовлетворялось вне очереди <1>, что выглядело бы несправедливым по отношению к тем кредиторам, которые также до возбуждения дела о банкротстве, наоборот, поставили должнику товары, выполнили работы или оказали ему услуги и не получили от него оплаты за произведенное исполнение. Поэтому Пленум ВАС РФ в п. 8 Постановления N 63 разъяснил, что при расторжении договора, исполнение по которому было предоставлено кредитором до возбуждения дела о банкротстве, в том числе, когда такое расторжение произошло по инициативе кредитора в связи с допущенным должником нарушением, все выраженные в деньгах требования кредитора к должнику квалифицируются для целей Федерального закона о банкротстве как требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов. В частности, если кредитор до возбуждения дела о банкротстве произвел должнику предварительную оплату по договору, то требование кредитора о ее возврате в связи с расторжением данного договора не относится к текущим платежам независимо от даты его расторжения <2>.

--------------------------------

<1> См., например, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 10.04.2008 N А05-10300/2006, от 22.01.2008 N А56-33366/2006 и от 15.02.2007 N А05-14539/2004, а также Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.07.2007 N Ф04-3178/2007(36209-А75-36).

<2> См., например, Постановление ФАС Уральского округа от 27.09.2007 N Ф09-7893/07-С5.

В том же ключе в п. 14 Постановления N 63 говорится, что если способ исполнения судебного акта о понуждении к передаче истцу имущества ответчика в силу обязательства между ними (например, в силу ст. 398 ГК РФ) был изменен на взыскание денежной суммы, то для целей квалификации соответствующего требования в качестве текущего платежа следует исходить из даты возникновения обязательства по передаче имущества <1>.

--------------------------------

<1> Примером такого подхода является Постановление ФАС Московского округа от 28.04.2008 N КГ-А40/3400-08. Встречаются и судебные акты, где сделан противоположный вывод (см. Постановление ФАС Центрального округа от 27.04.2007 N А48-1194/05-17б(18)).

В п. 6 Постановления N 63, посвященном вопросу квалификации в качестве текущих платежей требований, вытекающих из договоров поручительства, разъяснено, что обязательство поручителя отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства (ст. 361 ГК РФ) возникает с момента заключения договора поручительства. Таким образом, если договор поручительства заключен должником после возбуждения в отношении его дела о банкротстве, то требование к нему как к поручителю попадет в категорию текущих платежей. Вместе с тем, предвидя возможные злоупотребления, Пленум ВАС РФ обращает внимание судов на то, что в силу п. 2 ст. 64 Федерального закона о банкротстве в процедуре наблюдения органы управления должника могут совершать сделки, связанные с выдачей поручительств, исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме. Таким образом, договор поручительства, заключенный во время процедуры наблюдения с нарушением данной нормы, может быть признан недействительным по иску временного управляющего (абз. 2 п. 1 ст. 66 Закона), на котором лежит обязанность по контролю соблюдения интересов кредиторов должника при совершении им различных сделок.

Пункты 9 и 10 Постановления N 63 касаются требований по внедоговорным обязательствам - кондикционным и деликтным.

В соответствии с п. 9 Постановления N 63 денежное обязательство должника по возврату или возмещению стоимости неосновательного обогащения для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшим с момента фактического приобретения или сбережения имущества должником за счет кредитора (ст. 1102 ГК РФ) <1>.

--------------------------------

<1> См., например, Постановление ФАС Московского округа от 13.03.2008 N КГ-А40/1361-08.

Согласно п. 10 Постановления N 63 датой возникновения обязательства по возмещению вреда, за который несет ответственность должник в соответствии со ст. 1064 ГК РФ, признается для целей квалификации соответствующего требования в качестве текущего платежа дата причинения вреда кредитору. При этом не имеет значения, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника <1>.

--------------------------------

<1> Ранее в практике арбитражных судов встречались судебные акты, в которых момент возникновения деликтного денежного обязательства для целей квалификации его в качестве текущего платежа привязывался к дате принятия судом решения о взыскании вреда (см. Постановление ФАС Уральского округа от 14.06.2007 N Ф09-4381/07-С4).

Что касается требований о применении мер ответственности за нарушение обязательств (возмещение убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, взыскание неустойки, проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами), то ввиду их дополнительного характера вопрос об их квалификации в качестве текущих платежей в п. 11 Постановления N 63 решается в зависимости от того, к какой категории требований (текущих или подлежащих включению в реестр) относится то обязательство, нарушение которого повлекло применение данных мер ответственности.

Как указывает Пленум ВАС РФ, требования о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, относящихся к текущим платежам, следуют судьбе указанных обязательств, т.е. тоже признаются текущими и подлежат удовлетворению вне очереди <1>.

--------------------------------

<1> См. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.11.2007 N Ф04-7223/2007(39295-А46-17).

Если же речь идет о требованиях о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, подлежащих включению в реестр требований кредиторов, то такие требования не являются текущими платежами. При этом на указанные требования распространяется особый правовой режим, предусмотренный п. 3 ст. 137 Федерального закона о банкротстве, при котором эти требования учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Такие требования в силу п. 3 ст. 12 Федерального закона о банкротстве не учитываются при определении числа голосов на собрании кредиторов.

Наконец, в п. 16 Постановления N 63 разъясняется, что обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины и т.д.), понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов. Такой подход направлен на защиту интересов кредитора, который, неся судебные расходы при рассмотрении судом их с должником спора уже после того, как в отношении последнего возбуждено дело о банкротстве, будет знать, что у него имеется реальная перспектива взыскания в дальнейшем этих расходов с должника во внеочередном порядке.

Говоря о текущих платежах, нельзя не обратить внимание также на то, что новая редакция Федерального закона о банкротстве, в отличие от ранее действовавшей, предоставила кредиторам по таким платежам право участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве при рассмотрении вопросов, связанных с нарушением прав кредиторов по текущим платежам (абз. 4 п. 2 и п. 3 ст. 35 Закона). В рамках реализации данного права кредиторы по текущим платежам могут обжаловать действия или бездействие арбитражного управляющего, нарушающие их права и законные интересы (п. 4 ст. 5 Федерального закона о банкротстве).

Разъясняя эти нормы, Пленум ВАС РФ в п. 3 Постановления N 60 указал, что данные жалобы подлежат рассмотрению в порядке, установленном ст. 60 Федерального закона о банкротстве. Вместе с тем он отметил, что указанное право кредиторов по текущим платежам не отменяет общего правила, в соответствии с которым они не являются лицами, участвующими в деле о банкротстве, и их требования подлежат предъявлению в суд в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, вне рамок дела о банкротстве (п. п. 2 и 3 ст. 5 Федерального закона о банкротстве). В связи с этим при рассмотрении в деле о банкротстве жалобы кредитора по текущему платежу, в том числе в конкурсном производстве, суд не вправе оценивать по существу обоснованность его требования, в том числе по размеру, а также выдавать исполнительный лист на взыскание суммы текущей задолженности с должника.

При этом, как отмечается в п. 18 Постановления N 60, кредиторы по текущим платежам, реализуя свое право на участие в арбитражном процессе по делу о банкротстве (п. 2 ст. 35 Федерального закона о банкротстве), осуществляют свои процессуальные права только в части, необходимой им для рассмотрения вопросов, указанных в названной норме (т.е. вопросов, связанных с нарушением прав таких кредиторов).

Важным нововведением является также установление в п. 2 ст. 134 Федерального закона о банкротстве специальной очередности удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам. В связи с этим в п. 40 Постановления N 60 разъясняется, что ст. 855 ГК РФ, определяющая очередность списания денежных средств со счета при их недостаточности для удовлетворения всех предъявленных к счету требований, к этим отношениям теперь не применяется.

Несмотря на то что специальные правила об очередности удовлетворения текущих платежей закреплены только в нормах о конкурсном производстве, Пленум ВАС РФ в п. 40 Постановления N 60 рекомендовал судам применять их также и в иных процедурах банкротства при недостаточности имеющихся у должника денежных средств для удовлетворения всех требований по текущим платежам, что представляется вполне оправданным.




Д.В. НОВАК


Витрянский В.В. Банкротство.Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения. М: Статут, 2010, 336 с.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247