СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Финансово-правовые предпосылки неосновательного обогащения работодателя

Неосновательное обогащение работодателя означает нарушение таких принципов обмена, как эквивалентность, симметричность и компенсация в отношениях труда и капитала. В социальном смысле неосновательное обогащение работодателя следует рассматривать как вторую, русскую, форму эксплуатации рабочей силы, чужого труда. Поэтому главным моментом в таком «сотрудничестве» труда и капитала является присвоение работодателем денежных средств, принадлежащих работнику на основании нарушений трудового и коллективного договора, а также трудового законодательства о гарантиях, выплатах и компенсациях.

Что касается способов неосновательного обогащения, то работодатель изобретает их с большой фантазией и каких-либо пределов в этом не знает. Многое выглядит как игровая манипуляция, которую работник не всегда может обнаружить, а поэтому не знает, как против таких способов защищаться, как противостоять им, как оказать достойное сопротивление агрессивному работодателю. У работодателя целый легион приемов неосновательного обогащения и присвоения чужого труда без какого-либо обмена и без компенсации. Они включают: трудовой договор с недействительными или кабальными условиями; гражданско-правовые договоры, фактически регулирующие трудовые отношения между работником и работодателем; использование принудительных форм наемного труда; применение внеэкономических форм принуждения к труду и т. п.

Эти приемы окутаны обычно спекуляцией и демагогией со стороны работодателя. И выглядят в одних случаях как благотворительность, в других как игра в доктора (в которой работнику отводится роль больного), а в иных как попытка одного слепого вести другого слепого, как притворство и т. п.

Самым распространенным способом неосновательного обогащения является неисполнение работодателем денежных обязательств по трудовому договору. Такой подход выглядит парадоксально, так как речь идет о договоре. Глубокое изучение конструкции трудового договора показало, что в ней содержатся фикции договора [1]. В нем отсутствуют свобода, соглашение, равенство сторон и работник как сторона. Такой подход к природе трудового договора позволяет оценить его как видимость, квазидоговор (obligatione quasi ex contractu), в котором сами обязательства сторон также представлены как видимость. Поэтому последствия неисполнения денежных обязанностей работодателями по трудовым договорам следует разрешать по модели неосновательного обогащения.

Главным аргументом для нарушения трудового договора работодателем является отсутствие финансово-экономических средств. Информация о таком «бедственном» экономическом положении работодателя относится к сведениям, составляющим коммерческую тайну. Государство здесь оказывает содействие работодателю в его неосновательном обогащении за счет присвоения денежных средств работников. Работник в такой ситуации оказывается потерпевшим и вынужден испытывать состояние рэкета.

Самостоятельным способом неосновательного обогащения работодателем являются так называемые «серые зарплаты» в конвертах. Здесь работодатель ведет себя как Соловей-разбойник! Его не стесняют никакие правовые нормы, никакие органы надзора и контроля, ни само государство. Этот способ обогащения постоянно совершенствуется. Страдают государство и наемные работники, которые опять превращаются в потерпевших и снова испытывают чувство рэкета.

Обогащение работодателя происходит и путем нарушения денежных обязательств по коллективным договорам. Здесь нарушаются имущественные права совокупной рабочей силы, которая по указанной причине лишается необходимых условий социального развития.

Наличие коллективного договора с формальной стороны исключает применение модели неосновательного обогащения в случаях его нарушения. Однако на практике коллективный договор как правовая форма социального партнерства заключается с нарушением принципов партнерства (ст. 24 ТК РФ), поэтому он теряет свою природу и представляет собой квазидоговор.

Стороны коллективного договора по своей природе явно не равны ни экономически, ни социально, поэтому никакого равенства между ними нет. Согласование интересов сторон отсутствует, так как доминирующим является интерес работодателя. Обязательства работодателя не имеют реального характера, они формируются как заманчивые, слабо выполнимые обещания, красивые слова, от которых, как от вина, кружится голова.

Такое поведение работодателя в сфере социального партнерства приводит к тому, что работодатель обязательства перед работниками, как правило, выполняет ненадлежащим образом, по минимуму, постоянно их переносит и при этом никакой имущественной и материальной ответственности не несет. Нарушение принципов социального партнерства и оппортунистическое поведение работодателя по исполнению обязательств договора приводит к тому, что коллективный договор исчезает, остается его видимость. В этих условиях вполне правомерно к такому «кодексу обещаний работодателя», которые очень редко соблюдаются, применять модель неосновательного обогащения. Такой подход позволит в определенной степени возместить ущерб, возникающий при ненадлежащем исполнении обязательств по коллективному договору.

Что касается неосновательного обогащения работодателя при неисполнении денежных обязательств по коллективному договору, то здесь, на первый взгляд, отсутствуют правовые нормы. Но это совсем не означает, что работодателю по этой причине можно уклониться от ответственности. В этой ситуации следует использовать аналогию закона и по ст. 232 и 233 ТК РФ применить правовые нормы о возмещении ущерба по трудовому договору, а также нормы об ответственности по коллективным договорам.

Сам способ неосновательного обогащения работодателя путем неисполнения или ненадлежащего исполнению денежных обязанностей по трудовому и коллективному договору определяет вид материальной ответственности.

Это договорная ответственность работодателя при неосновательном обогащении перед работником-потерпевшим. Такой вид ответственности в Трудовом кодексе следует определить однозначно, с указанием порядка такой ответственности, ее условий, а также способов возмещения ущерба работодателем [2] примерно так, как это прописано при материальной ответственности работника, причинившего ущерб имуществу работодателя.

Правовые нормы о деликтах работодателя впервые описаны в гл. 37 и 38 Трудового кодекса РФ. Однако они не охватывают всех случаев деликтного поведения работодателей. Формулировка в названии ст. 236 ТК «и других выплат, причитающихся работнику» является не совсем корректной. Это не правовая норма, следовательно, она не может быть использована в механизме правового регулирования об ответственности работодателей при совершении деликтов денежного характера, приводящих к неосновательному обогащению.

Бибилиографический список

Мордачев В. Д. Теория обмена труда. Екатеринбург : ИД «Ажур», 2009. Кн. 4. Правовая форма обмена. С. 155-185.

Романов А. Н. Неосновательное обогащение работодателя в России. Способы обогащения. Ответственность. XXI век : [монография]. С. 85-105.




А. Н. Романов Уральский государственный экономический университет г. Екатеринбург


Достойный труд - основа стабильного общества [Текст] : материалы IV Междунар. науч.-практ. конф. Часть 2 (Екатеринбург, 15-17 ноября 2012 г.) : [в 2 ч.]. / [отв. за вып. Э. В. Пешина, Н. З. Шаймарданов]. - Екатеринбург : Изд-во Урал. гос. экон. ун-та, 2012. - Ч. 2. - 228 с.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Стратегическое планирование': 601