СТАТЬИ АРБИР
 

  2017

  Июль
  Август   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
   

  
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?


Стр. 15 | 4. АНАЛИЗ РЕШЕНИЙ ПО ИНВЕСТИЦИОННЫМ СПОРАМ, ПРИНЯТЫМ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ: НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ СПОРОВ |

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Например, ДИД между Украиной и США предусматривает, что "каждая из Сторон оставляет за собой право отказать в пользовании преимуществами, предоставляемыми данным ДИД любому юридическому лицу, если подданные любой третьей страны контролируют такую компанию, а также когда дело касается компании другой Стороны, в случае если такая компания не ведет существенной хозяйственной деятельности на территории другой Стороны". Аналогичное положение закреплено в ДИД между Аргентиной и США.

Подобным же образом Соглашение об Энергетической хартии, сторонами которого являются Украина и Литва, позволяет каждой из Сторон отказать в пользовании преимуществами, предоставляемыми данным Соглашением "юридическому лицу в случае, если граждане или подданные третьей страны владеют или контролируют указанное юридическое лицо, а также если это юридическое лицо не ведет никакой существенной хозяйственной деятельности в пределах Договаривающейся Стороны, в которой оно учреждено".

При решении данного вопроса состав арбитров исходил из того, что истец предоставил арбитражному трибуналу существенную информацию о своей деятельности в Литве, включая финансовые показатели, информацию о штате сотрудников, а также каталог материалов, произведенных в период с 1991 по 1994 год. В решении было указано, что, так как указанная деятельность со всей необходимостью образует "существенную хозяйственную деятельность", нет необходимости выносить подтверждающее решение о том, что она таковой является, так как это не имеет отношения к нашему определению юрисдикции.

Более того, в соответствии с условиями украино-литовского ДИД, интерпретируемыми согласно своему нормальному значению и в их контексте, а также в свете целей и задач ДИД, единственным вопросом, имеющим отношение к рассматриваемой проблеме, является вопрос о том, является ли истец юридическим лицом, учрежденным в соответствии с законодательством Литвы. По мнению состава арбитров, истец таковым является. Поэтому в решении констатировалось, что истец является литовским инвестором в соответствии со статьей 1(2)(b) ДИД.

В подтверждение свей позиции состав арбитров обратил внимание на то, что Договаривающиеся Стороны свободны в достижении своего согласия в отношении юрисдикции, сфера которой может быть широкой или узкой; они могут предусмотреть тест на подконтрольность или оставить за собой право отказать в защите тем истцам, которые в других случаях подпадают под действие ДИД. Однако, как только соглашение достигнуто, арбитражные трибуналы должны придать ему действие, если только это не приведет к использованию Конвенции ИКСИД в целях, для которых она очевидным образом не предназначалась.

В решении подчеркивалось, что арбитражный трибунал, следуя определению корпоративного подданства, данному в украино-литовском ДИД, выполняет ожидания сторон, усиливает предсказуемость процедур урегулирования споров, а также предоставляет возможность инвесторам структурировать свои инвестиции для того, чтобы использовать правовую защиту, предоставляемую ДИД.

Арбитры сослались на решение по делу "Amco Asia Corp. против Индонезии", в котором было дано разъяснение о том, что Конвенция МЦУИС содержит классическую концепцию определения национальности (подданства) юридического лица, основанную на законе, по которому юридическое лицо было учреждено, на законе места его инкорпорации и/или на законе места социального позиционирования. В данной концепции имеется исключение в отношении юридических лиц, чье подданство определяется в связи с тем Договаривающимся Государством, являющимся стороной спора, на территории которого указанные юридические лица находятся под иностранным контролем. Однако никакого исключения в данной классической концепции не допускается, когда дело касается подданства иностранного лица, осуществляющего контроль, даже если предположить - что совсем не установлено ясным образом в Конвенции, - что должен быть принят во внимание тот факт, что лицо, осуществляющее контроль, является подданным того или иного иностранного государства. Выводом из этих рассуждений явился вывод о том, что данное решение данного арбитражного трибунала по вопросу подданства истца соответствует решению по Amco Asia и другой юридической практике Конвенции ICSID.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Комарова А.С. Международные инвестиционные споры, 2009



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247