СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Стр. 7 | 2.3. Заключение договора о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества | § 2. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества как основание возникновения обязательственно

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

--------------------------------

<1> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 14 декабря 2004 г. N Ф09-4127/04-ГК.

Приведенный пример довольно ярко, на наш взгляд, демонстрирует необходимость устранения разрыва во времени между принятием решения о наделении конкретного лица (физического или юридического) полномочиями единоличного исполнительного органа и заключением договора с ним.

Один из вариантов решения указанной проблемы разрыва во времени представлен в законопроекте об ответственности членов органов управления, в соответствии с которым "с момента принятия решения об избрании (назначении) руководителя общества или решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему и до заключения обществом с ним договора... между обществом и руководителем считается заключенным безвозмездный гражданско-правовой договор, права, обязанности и ответственность по которому определяются настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами". В экспертном заключении по законопроекту об ответственности членов органов управления, принятом на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 19 апреля 2010 г. (Протокол N 80), в отношении данного законодательного предложения сказано, что "такой подход не учитывает возмездного характера отношений между указанными лицами и может привести к возникновению у общества заинтересованности в затягивании подписания договора, что приведет к ущемлению интересов избранного руководителя общества". Разделяя справедливость приведенного довода, мы не можем не отметить его недостаточности для обоснования неприемлемости подобного рода законодательных новелл.

Поскольку вероятность того, что анализируемый законопроект станет федеральным законом, весьма велика, мы бы хотели более подробно прокомментировать вышеприведенную формулировку.

Во-первых, закон не может императивно определять природу соглашения (безвозмездный договор), если встречные волеизъявления, сделанные сторонами в ходе процедур избрания (назначения) лица, призванного реализовывать функции единоличного исполнительного органа общества, были направлены на достижение иного соглашения (возмездный договор). В противном случае формируется ложное впечатление о том, что правоотношение с одними и теми же объектом, субъектами, основанием возникновения и содержанием "трансформируется" из безвозмездного в возмездное. Настолько же ложным было бы утверждение о последовательном возникновении двух правоотношений между одними и теми же субъектами с одним и тем же объектом. Выше было обосновано, что истинная воля сторон правоотношения и их цели заключаются в ином. Иным является и уже состоявшееся (при избрании или назначении) волеизъявление сторон.

Во-вторых, возникает проблема с обоснованием ответственности управляющего при "безвозмездном договоре". Невозможно приравнять основание, условия и размер ответственности исполнителя по возмездному договору к ответственности по безвозмездному договору. Тем более с учетом того, что управляющий наделен фидуциарными обязанностями и, в сущности, получает вознаграждение за лояльность.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа. 2012



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247