СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Стр. 9 | 1.2. Место договора, заключаемого с лицом, реализующим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, в системе гражданско-правовых договоров | § 1. Природа договора, заключаемого с лицом, реализующим функции единоличного ис

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

--------------------------------

<1> Дозорцев В.А. В трех соснах... О возможности распоряжаться чужими правами // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М.: Статут; Исследовательский центр частного права, 2003. С. 344 - 345.

Определение правовой природы агентских правоотношений не входит в предмет настоящего исследования, поэтому мы позволим себе опираться на выводы, сделанные Л.С. Талем в его работе "Торговый агент и агентурный договор как правовые типы" <1>. Отмечая неопределенность агентурных отношений, регулируемых в основном торговыми обычаями, и отсутствие сколько-нибудь ясных положений о них в законодательстве, указывая на то, что определения им даются скорее от противного, Л.С. Таль приходит к мысли, что юридические и фактические действия агента "тесно сплетаются, а на характер заключаемого им договора и его отношений к препоручителю означенное свойство услуг никакого влияния не оказывает. Он - представитель чужих интересов в ограниченной области..." <2>. Между тем исследуемый нами институт не может считаться представительством в ограниченной области. Напротив, лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа юридического лица, своей деятельностью обязано охватить все области, все сферы, в которых в силу учредительного документа должна (может) проявить себя юридическая личность. Деятельность такого лица включает в себя также и заключение договоров с комиссионерами, поверенными и агентами.

--------------------------------

<1> Таль Л.С. Торговый агент и агентурный договор как правовые типы // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М.: Статут, 2005. С. 468 - 487.

<2> Там же. С. 486.

Представляется, что договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества - это самостоятельный вид гражданско-правового договора, который по своему типу относится к договорам оказания услуг и входит в группу договоров, опосредующих предоставление юридических (юридико-фактических) услуг. Именно так можно определить его место в системе гражданско-правовых договоров, если придерживаться традиционной для отечественной цивилистики классификации договоров.

Если же немного изменить угол зрения на рассматриваемые вопросы и абстрагироваться от характера совершаемых во исполнение договорного обязательства действий, то договор о реализации функций единоличного исполнительного органа можно рассматривать как договор на ведение чужих дел.

По свидетельству А.В. Егорова, договоры, направленные на ведение чужих дел, в отдельную группу выделяются в немецкой правовой системе, где под такого рода договором понимается "самостоятельное соблюдение и защита чужих имущественных интересов, выражающихся в таких вопросах, решение которых принципиально является делом владельца имущества" <1>. Лицо, ведущее чужие дела, как пишет данный автор, "либо снимает с владельца имущества всякую заботу о нем в подобных вопросах, либо оказывает ему поддержку в них, причем такое лицо осуществляет собственную, хотя и связанную указаниями, но по роду ее выражения более или менее самостоятельную деятельность, и в большинстве случаев применяет свои особые профессиональные или деловые знания и умения" <2>. К числу таких договоров в немецком правопорядке отнесены: поручение, комиссия, маклерский договор, консультирование в финансовой сфере, факторинг, все банковские сделки, договор с управляющим юридического лица и некоторые другие. А.В. Егоров отмечает, что данный подход совершенно не характерен для российского гражданского права, и он стал возможен только вследствие толкования ведения чужого дела (§ 675 ГГУ) как любого действия в чужом интересе <3>. Смысл же такого толкования заключается в том, чтобы распространить на все указанные случаи "определенные однородные принципы, основа которых лежит в существе подобного ведения дел: ведущий дело (управляющий делами и др.) обязан обходиться с вверенным ему имуществом добросовестно и надежно, он должен действовать в чужом интересе с необходимой заботливостью, он должен отчитываться о своих действиях и выставлять счет на оказанные услуги тому, кто дал ему поручение; ему при определенных условиях возмещаются понесенные издержки" <4>.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа. 2012



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247