СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Стр. 19 | § 2. Лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа, в системе внутренних и внешних правоотношений с участием хозяйственного общества | Глава 1. СУЩНОСТЬ ПРАВООТНОШЕНИЙ С УЧАСТИЕМ ЛИЦА, РЕАЛИЗУЮЩЕГО ФУНКЦИИ ЕДИНОЛИЧНОГО ИСПОЛНИТЕЛ

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Общие последствия заключения сделки при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий установлены в п. 1 ст. 183 ГК РФ, согласно которому сделка считается заключенной от имени и в интересах заключившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку. Как известно, Президиум ВАС РФ в своем информационном письме от 23 октября 2000 г. N 57 "О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации" указал, что в случаях превышения полномочий органом юридического лица (ст. 53 ГК РФ) при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. 168, 174 ГК РФ, с учетом положений Постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок". Однако, как справедливо заметил В.И. Добровольский, "из вышеуказанного информационного письма невозможно определить, почему, собственно, п. 1 ст. 183 ГК РФ не может быть применен при превышении полномочий органом юридического лица, так как мотивировка отсутствует" <1>.

--------------------------------

<1> Добровольский В.И. Защита корпоративной собственности в арбитражном суде. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 215.

Конечно, можно обосновать данную позицию Президиума ВАС РФ тем, что орган юридического лица не является его представителем <1>. Это объяснение лежит на поверхности, учитывая традиционный взгляд на органы юридического лица. Однако мы рискнем предположить, что, высказывая такую точку зрения, Президиум ВАС РФ руководствовался прагматическими соображениями. Ведь на самом деле довольно сложно представить, как гражданин, выступающий в роли генерального директора и вышедший за пределы полномочий, станет исполнять договор, например, на поставку 300 тысяч тонн сырой нефти и т.п. При этом для другой стороны такого договора совершенно безразлично, считает ли цивилистическая наука генерального директора частью юридического лица или видит в нем представителя.

--------------------------------

<1> См.: Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 258.

Хотелось бы заметить, что сама по себе ст. 183 ГК РФ нуждается, на наш взгляд, в корректировке. Так, можно последовать примеру германского законодателя, установившего в § 179 ГГУ правила об ответственности представителя при отсутствии полномочий на представительство, в соответствии с которыми, во-первых, лицо, заключившее договор в качестве представителя, если оно не докажет своего полномочия на представительство, обязано по выбору другой стороны либо исполнить договор, либо возместить убытки, если представляемый откажет в одобрении договора, во-вторых, если представитель не знал об отсутствии полномочий, он обязан возместить лишь те убытки, которые другая сторона понесла вследствие уверенности в наличии полномочий на представительство, и лишь в той мере, в какой действительность договора представляла для нее интерес, и, наконец, в-третьих, представитель освобождается от ответственности, если другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочия на представительство. Представитель не несет ответственности и тогда, когда он был ограничен в дееспособности, за исключением случаев, когда он действовал с согласия своего законного представителя <1>. Однако даже в таком измененном виде, с расширением возможностей контрагента, заключившего сделку с неуполномоченным лицом, ст. 183 ГК РФ не всегда будет предоставлять этому контрагенту возможность реально обеспечить свои интересы.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа. 2012



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247