СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Стр. 3 | Предисловие |

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Полностью можем поддержать практические следствия той теории, которую проводит в жизнь автор монографии, в том числе о том, что в вопросах воли при совершении сделки (в частности, при проверке способности иметь юридически значимую волю, пороках воли и пр.) должна иметь значение личность конкретного директора. Можно припомнить случаи, когда директор юридического лица сходил с ума, а юристы долго ломали голову, на каком же основании надо признавать недействительными сделки указанного директора. Хотя очевидно, по нашему мнению, что применению по их смыслу подлежат положения ст. 171 или 177 ГК РФ, посвященные на первый взгляд сделкам граждан. Но в том-то и дело, что эти нормы подлежат применению не только в простом случае, когда гражданин совершает сделку сам, но и тогда, когда сделка совершается чьим-либо представителем. Поскольку значение в сделке имеет волеизъявление представителя, все нормы, относящиеся к порокам воли или волеизъявления, имеют применение к представителю. Следовательно, если директор - представитель юридического лица, значит, они могут применяться и к его сделкам.

В целом правильными мы считаем предложения Е.В. Тычинской о том, что ограничения полномочий директора юридического лица не должны иметь значение для третьих лиц (прежде всего кредиторов данного лица). Однако полагаем особенно важным то, что автор делает важную дополнительную оговорку - только для таких третьих лиц, которые являются добросовестными, т.е. не знают и не должны знать о наличии подобных ограничений. Такой подход представлен в праве Швейцарии (соответствующую ссылку можно найти в тексте монографии). Он же реализован в тексте действующей редакции ст. 174 ГК РФ, которую предлагается развить и усовершенствовать в ходе реформы гражданского законодательства.

В новой редакции данная норма должна звучать следующим образом:

"1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия органа юридического лица - его учредительными или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или органом юридического лица, действующим от имени юридического лица без доверенности, в ущерб интересам представляемого, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, а в случаях, предусмотренных законом, - по иску, предъявленному в его интересах, если другая сторона знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо иных совместных действиях представителя (органа юридического лица) и другой стороны в ущерб интересам представляемого (юридического лица)".

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа. 2012



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Арбитражный суд, защита гражданских прав': 669