СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Стр. 4 | Принцип взаимности как условие признания иностранных банкротств в России | § 1. Правовой режим признания иностранных банкротств в России | Глава IV. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ПРИЗНАНИЯ ИНОСТРАННЫХ БАНКРОТСТВ, ДЕЙСТВУЮЩИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, И ПЕРСПЕКТИВ

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

--------------------------------

<1> Определения Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.11.2007 по делу N А56-22667/2007; от 23.04.2008 по делу N А56-22667/2007; от 28.05.2008 по делу N А56-22667/2007; Постановления ФАС СЗО от 11.01.2008 по делу N А56-22667/2007; от 28.08.2008 по делу N А56-22667/2007.

Как видно, российские суды исходят из принципа негативной взаимности, т.е. требуют доказательств исполнения (или возможности исполнения) на территории иностранного государства решений российских судов <1>. Наличие взаимности тем самым не презюмируется, а требует доказывания: "...существование взаимности между двумя государствами должно быть доказано таким же образом, каким доказываются всякие другие положительные факты" <2>. Однако если взаимность должна быть доказана, то какое-то из государств должно первым показать готовность к взаимному признанию своим поведением. В противном случае государства находятся "в подвешенном состоянии": взаимность не установлена, но и первый шаг никакое из них не делает, "требуя обеспечения взаимности, оба государства ожидают, что первый шаг в этом направлении сделает другое государство" <3>. Поэтому "требование условия взаимности равносильно заявлению убеждения, что допущение приведения иностранных судебных решений в исполнение более выгодно для жителей иностранного государства. Государства как будто выжидают, чтобы кто-либо из них показал пример, решившись признать силу за решениями иностранных судов. Но какой-то ложный стыд удерживает от такого шага. По-видимому, в международных отношениях господствует убеждение, что признание обязательности иностранных решений равносильно признанию, что иностранные суды решают судебные дела и, наоборот, недопущение обязательности этих решений означает недоверие к иностранным судам" <4>.

--------------------------------

<1> При этом в институте признания иностранных банкротств речь идет не о признании любых судебных решений, а только о признании решений по делам о банкротстве.

<2> Энгельман И.Е. Об исполнении иностранных судебных решений в России. СПб., 1884. С. 19.

<3> Шак Х. Международное гражданское процессуальное право. М., 2001. С. 425 - 426.

<4> Марков П. О приведении в исполнение решений судебных мест иностранных государств // Журнал Министерства юстиции. 1864. С. 43 - 45.

Очевидно, принцип взаимности в столь узкой интерпретации не является надлежащим базисом признания иностранных банкротств. Еще И.Е. Энгельман отмечал, что "начало взаимности - начало шаткое" <1>. Также А.И. Муранов, говоря о принципе взаимности, указывал, что "сама его природа обусловливает для иностранных решений немалые проблемы... с точки зрения развития международного гражданского и торгового оборота, а также с точки зрения защиты прав его субъектов российскому государству от требования взаимности вообще следовало бы отказаться <2>. Небезызвестный судья Верховного Суда США Дж. Стори также утверждал, что "проблемы, связанные с трансграничной несостоятельностью, лучше решаются исходя из принципа comity, чем из принципа взаимности" <3>.

--------------------------------

<1> Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 18.

<2> Муранов А.И. Международный договор и взаимность как основания приведения в исполнение в России иностранных судебных решений. М., 2003. С. 64, 84.

<3> Story J. Commentaries on the Conflict of Laws. 8th ed. Boston, 1883 (§ 410, 414).

Итак, на первый взгляд предложение Министерства экономического развития Российской Федерации об исключении принципа взаимности должно было быть расценено положительно, поскольку оно позволило бы избавиться от принципа негативной взаимности, функционирующего в российском институте признания иностранных банкротств. Однако при принятии подобного решения стоит учитывать следующее. Несмотря на то что уже в XIX в. российское международное частное право исходило из того, что "строгое, последовательное проведение принципа взаимной независимости государств не соответствует воззрениям нашей эпохи, находящейся под сильнейшим влиянием принципа comitas gentium" <1>, ни право Российской империи, ни советское право, ни современное российское право так и не решились отойти от принципа конвенциональной экзекватуры, и в настоящее время он играет в институте признания иностранных банкротств роль своеобразного "заградительного барьера": законодательство требует наличия международного договора для признания актов иностранной юстиции, вынесенных в деле о банкротстве, однако таковых нет. Лишь в отношении признания иностранных банкротств Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" было установлено исключение - возможность признания иностранных решений, вынесенных по делам о банкротстве, на началах взаимности. С закреплением возможности признания иностранных банкротств на основе принципа взаимности наметился переход к более открытому режиму признания, поскольку стало возможно признать иностранное банкротство и в отсутствие международного договора. Признание тех немногочисленных иностранных банкротств, которое все же состоялось, происходило на основании хотя и особым образом понимаемого, но все же принципа взаимности <2>. По всей видимости, принцип взаимности и был введен в российский институт признания иностранных банкротств в целях компенсации чрезмерной закрытости российского режима и обеспечения плавного перехода к более открытому режиму посредством постепенной смены негативной взаимности на простую позитивную взаимность, а впоследствии и на организованную позитивную взаимность. В этой связи отказ от принципа взаимности в российском институте признания иностранных банкротств преждевременен, поскольку он играет роль переходного инструмента от закрытого режима признания иностранных банкротств к более открытому. Постепенно взаимность, основанная на территориализме (негативная взаимность), должна быть заменена взаимностью, основанной на универсализме (простая позитивная взаимность), отражающей настроенность российского правопорядка на признание иностранных банкротств. Со временем и принцип организованной позитивной взаимности должен получить свое наполнение, когда Российской Федерацией будут заключены международные договоры в области трансграничной несостоятельности и принцип конвенциональной экзекватуры утратит свое значение. В настоящее же время отказ от принципа взаимности возможен только при одновременном отказе от принципа конвенциональной экзекватуры. В противном случае произойдет ужесточение режима признания и будет создан "мертворожденный" механизм трансграничной несостоятельности: основное производство, возбужденное за рубежом, не сможет быть признано. Это перекроет возможность сотрудничества и координации основного и неосновного производств по делу о банкротстве. С экономической точки зрения невозможность признания приведет к ухудшению инвестиционного климата и как результат - к сокращению прямых иностранных инвестиций.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Собина Л.Ю. Признание иностранных банкротств в международном частном праве, 2012



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247