СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Карибский кризис и позиция кубинского руководства

Реальная история Карибского кризиса - самого опасного советско- американского противостояния - долгое время замалчивалась. Архивные фонды были недоступным для отечественных историков. Им приходилось довольствоваться официальной версией конфликта Новейшие исторические исследования взаимоотношений американского, советского и кубинского руководства проливают свет на события, поставившие мир на грань третьей мировой войны. Большинство исследований посвящено истории взаимодействия советского и американского политических лидеров в поисках компромисса. Но имелась и третья сторона - кубинский лидер Ф. Кастро, на котором лежала ответственность за судьбу Кубы.

Карибский кризис разразился в условиях «холодной войны». Хотя СССР был способен сокрушить ближайших европейских союзников США, сами же США вплоть до конца 1950-х гг. оставались неуязвимыми для контрудара. Ситуация изменилась в связи с тем, что 1 января 1959 г. Ф. Кастро объявил о победе революционного движения на Кубе. Это событие явилось сюрпризом для американского руководства, которое было убеждено, что к концу 1950-х гг. ему удалось установить контроль над странами Латинской Америки и надежно их изолировать от коммунистического влияния. Особо неприятным оказалось то, что прорыв в системе «Пакс Американа» произошел именно на Кубе. Географическое расположение Кубы в непосредственной близости от США делало остров в глазах советского военно-политического руководства весьма привлекательным для дислокации стратегических ядерных сил СССР. Ситуация была такова: американские ракеты размещались в Европе по периметру советских границ. Особое беспокойство советского правительства вызывали ракеты в Турции, поскольку подлетное время до Москвы составляло всего 10 мин. Кроме того, к 1962 г. США обладали превосходством в ядерных вооружениях: потенциал США был как минимум в 15 (по некоторым данным - в 17) раз больше советского.

Сближение Кубы и СССР вызвало у США попытку насильственного свержения правительства Ф. Кастро в апреле 1961 г., но интервенция провалилась. Впервые в XX в. в Латинской Америке потерпела поражение интервенция, подготовленная и поддержанная США. Куба сумела отстоять независимость, но США не отказались от идеи новой военной интервенции. В связи с этим кубинское правительство должно было в кратчайшие сроки оснастить армию военной техникой. В 1960 г. СССР начал поставлять Кубе современное вооружение. Кубинская армия из полупарти- занской постепенно превращалась в самостоятельную военную силу. Вскоре Н.С. Хрущев пришел к решению о размещении советских ядерных ракет «под носом» у американцев. Они могли поражать все крупные города в восточной и центральной частях США. Советское предложение вначале вызвало у Ф. Кастро недоумение, однако он вскоре согласился с советским проектом. В ходе обсуждений кубинская сторона предложила опубликовать военное соглашение о размещении на Кубе советских ракет, придав всем мероприятиям законный и открытый характер. Ф. Кастро считал, в установке ракет не было ничего незаконного: они, разумеется, являлись угрозой для США, но в Европе были размещены аналогичные ракеты, нацеленные на СССР (шестьдесят ракет «Тор» в Великобритании; тридцать ракет «Юпитер» среднего радиуса в Италии; пятнадцать ракет «Юпитер» в Турции). Однако Н.С. Хрущев отказался от официального оформления договора, и развертывание советских ракет на Кубе не получило правовой основы.

С июля 1962 г. началась перевозка советских войск и техники в одиннадцать кубинских портов. Но, как известно, сохранить секретность этой операции не удалось: 16 октября президенту США было доложено о размещении советских ракет на Кубе. С этого дня события стали развиваться с головокружительной быстротой. После серии напряженных переговоров между Н.С. Хрущевым и Дж. Кеннеди, обе стороны пошли на компромисс. На Кубе были демонтированы стартовые площадки Р-12. Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты. Демонтаж советских ракетных установок, погрузка их на корабли и вывод с территории Кубы заняли 3 недели. Убедившись, что СССР вывел ракеты, президент Дж. Кеннеди 20 ноября отдал приказ прекратить блокаду Кубы. Кризис завершился компромиссом. Но этот компромисс был достигнут без участия кубинской стороны. Руководство Кубы, ради укрепления обороноспособности которой и была затеяна эта рискованная акция, вплоть до самого последнего момента оставалось в неведении о происходящих переговорах. Кубинское правительство узнало о советско-американской договоренности из сообщения Московского радио утром 28 октября. Реакция Ф. Кастро, с которым обошлись как со статистом в большой политической игре, была резко отрицательной. Он не мог смириться с тем, что решение о демонтаже ракет было принято в одностороннем порядке, и что он, президент Кубы, узнал об этом по радио. Ф. Кастро не успокоило устное заявление Дж. Кеннеди о гарантиях ненападения. Кроме того, в тот момент команданте не знал, что США дали согласие на вывод ракет из Турции, из чего он сделал вывод о слабости дипломатии Хрущева.

Для Кубы это было предательством со стороны СССР, которому они доверяли, поскольку решение, положившее конец кризису, было принято исключительно Н.С. Хрущёвым и Дж. Кеннеди. Москва столкнулась со сложной проблемой - надо было восстанавливать испорченные отношения с Ф. Кастро. Было решено поручить щекотливое дело одному из наиболее опытных переговорщиков - первому заместителю Председателя Совета Министров СССР А. И. Микояну. В ходе беседы с Ф. Кастро ему пришлось выслушать немало горьких и справедливых упреков. В дни, когда возникла серьезная опасность, говорил Кастро, весь кубинский народ почувствовал огромную ответственность за судьбы родины, все кубинцы были готовы с оружием в руках выступить против агрессоров. И вдруг - внезапные, необъяснимые уступки, которые произвели гнетущее впечатление. По словам Ф. Кастро, «как будто нас лишили не ракет, а самого символа солидарности».

В беседах с кубинскими руководителями А.И. Микоян настойчиво проводил мысль о том, что уже сам факт срыва планов военного нападения на Кубу является большой победой, а теперь, в развернувшихся дипломатических баталиях, как никогда необходимо тесное взаимодействие. Обосновывая решение о выводе ракет, А.И. Микоян указал, что по имевшимся у советского руководства данным, нападение на Кубу намечалось на 28 октября 1962 г. У советского правительства оставалось всего 1012 ч для дипломатического разрешения кризиса. А.И. Микоян подчеркивал, что на Кубе остается другое сильное оружие. В Латинской Америке нет страны, которая обладала бы такой высокой обороноспособностью, как Куба: любая группировка латиноамериканских стран не имеет возможностей одолеть Кубу. А.И. Микоян поставил перед кубинским руководством вопрос о заключении нового военного соглашения с учетом вывоза ядерных ракет при сохранении остального вооружения и наличия советских военных специалистов, способных обучить кубинцев владению этим оружием. В конечном счете, Ф. Кастро согласился с доводами

А.И. Микояна и основа для компромисса была найдена.

Ф. Кастро публично изложил кубинскую позицию по разрешению Карибского кризиса. Это заявление, получившее название «пяти пунктов», содержало, хотя внешне и жесткие, но достаточно сбалансированные требования: 1) прекращение экономической блокады, торгового и экономического давления, осуществляемого США против Кубы; 2) прекращение всех подрывных действий, организации вторжения наемников, осуществляемых с территории США и некоторых союзных с ними стран; 3) прекращение пиратских нападений, осуществляемых с существующих баз в США и Пуэрто-Рико; 4) прекращение всех нарушений воздушного и морского пространства американскими военными самолетами и кораблями; 5) эвакуация военно-морской базы Гуантанамо.

Несмотря на отрицательное отношение Ф. Кастро к способу урегулирования кризиса без привлечения кубинской стороны, он признал заслуги Н.С. Хрущева, отмечая, что тот «делал исключительные жесты» в отношениях с Кубой. «В тот раз я без колебаний раскритиковал договоренности с США, которые были приняты без консультаций (с Кубой), но было бы неблагодарно и несправедливо оставить непризнанной его исключительную солидарность в сложные и решающие моменты для нашего народа, который вел историческую битву против могущественной империи США за свою независимость и революцию».




А. Р. Саидов, И. В. Борзихина Уральский государственный экономический университет (Екатеринбург)


Конкурентоспособность территорий. Материалы XV Всероссийского форума молодых ученых с международным участием в рамках III Евразийского экономического форума молодежи «Диалог цивилизаций «ПУТЬ НАВСТРЕЧУ» Часть 3. Направления: 3. Человек в современном мире, 5. Экологизация экономического развития, 16. Формирование современной системы туриндустрии и гостиничного бизнеса, Екатеринбург Издательство Уральского государственного экономического университета 2012



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Прогнозирование и оптимизация': 141