СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Коррупция как острая проблема российской экономики

Г оворя о том, что какой-то механизм в России работает плохо, будь то получение разрешительной документации или правоохранительная сфера, не следует забывать: сами эти отрасли могут быть устроены очень даже хорошо, но коррупция способна свести на нет любые организационные достижения. С ней в России сегодня активно борются, но она ведет себя как зловредная бактерия - адаптируется, становится нечувствительной к антикоррупционным «антибиотикам» и только глубже проникает в глубины российского организма. На сегодняшний день уже очевидно, что ни Генпрокуратура, ни устрашающие заявления первых лиц государства победить этот вирус не в состоянии. Не пора ли обновить механизмы борьбы с этой заразой, качественно изменив подход к антикоррупционным мерам? В качестве одного из решений, в России мог бы появиться орган общественного контроля за коррупцией.

Ежегодно международная организация Transparency International составляет рейтинг уровня коррупционности среди государств мира. По итогам 2011 г. Россия в этом списке занимает 143-е место из 182-х возможных, причем ближайшими ее соседями по проблеме являются такие страны, как Уганда, Нигерия, Мавритания, Коморские острова, Того и Восточный Тимор. Иными словами - компания крайне незавидная и в плане других экономических показателей более чем не подходящая.

При этом в сфере российской коррупции наблюдается примечательная тенденция. Заключается она в том, что размеры российских взяток, несмотря на все принимаемые меры, со временем не только не уменьшаются, но и стремительно возрастают. Так, в 2009 г. средний размер взятки в России составлял лишь 23 тыс., в 2010 году он вырос до 61 тыс. р. (по данным правоохранительных органов), а в 2011 г. средний размер взяток и коммерческих подкупов составил 236 тыс. р. . Этот неумолимый рост - не что иное, как ответ на принимаемые против коррупционеров меры: попадая в более сложные условия, мздоимцы начинают брать больше, чтобы покрыть свои риски.

Коррупцию в России сегодня принято разделять на две большие ветви - бытовую и государственную. К первому виду относятся мелкие взятки, которые население вынуждено давать инспекторам ГИБДД, врачам, работникам жилищно-эксплуатационных организаций и т.д. К государственной коррупции относятся более крупные взятки, имеющие место при госзакупках, в судах и правоохранительной системе. Государственное мздоимство распространено в России гораздо меньше, чем бытовое, но оно по праву признается более опасным, так как суммы там больше, и принципы нарушаются куда более серьезные. Объединяет эти два подвида одно: в какой бы отрасли не появился коррупционер, рано или поздно его действия приводят к параличу всей системы.

Особенно плачевно коррупция влияет на российский бизнес. Как известно, инвестиционный климат государства состоит из двух основных показателей: насколько прибыльно заниматься предпринимательством в данной стране и насколько безопасно. Российская коррупция, на бытовом уровне парализовавшая правоохранительные органы, а на государственном - систему госзаказа, выдачу разрешительных документов и земельных отношений, делает бизнес в России и невыгодным, и небезопасным. Отсюда - целый комплекс последствий: отток капиталов из страны, закрытость рынков от малого и среднего бизнеса, нежелание населения заниматься предпринимательством и т.д.

Если поставить себе цель перечислить все губительные проявления российской коррупции, можно, пожалуй, написать целую книгу, и все равно будет мало. Гораздо более важной задачей в этой ситуации представляется поиск решений.

В конце декабря 2008 г. был принят Федеральный закон «О противодействии коррупции», который провозгласил борьбу с мздоимством первоочередной задачей государства. Ответственность за антикоррупционную работу была возложена на такой серьезный и грозный орган, как Генеральная Прокуратура РФ. Казалось бы, уж кто-кто, а прокуроры коррупционерам спуску не дадут. Но некоторое время спустя случилось нечто, что дало понять: вирус поразил самих «врачей». Так, в феврале 2011 г. было обнаружено, что работники прокуратуры Московской области содействовали организации игорных точек в подмосковных городах. И, хотя Генпрокуратура продолжает настаивать, что изъятые игровые автоматы на самом деле были лотерейными, а действия подмосковных прокуроров надо рассматривать не как коррупционное поведение, а всего лишь как превышение полномочий, факт на лицо: структура не выдержала соблазна «помочь» предпринимателю за вознаграждение и потому не может продолжать работу по борьбе с коррупцией.

Какая структура могла бы заменить прокуратуру в этом деле? Некоторые эксперты полагают, что в изменившихся условиях уже не обойтись без создания отдельного и принципиально нового органа - Федеральной службы по противодействию коррупции. В других странах - как в Европе, так и в Азии - подобные службы успешно работают уже не первый год. В круг их обязанностей входит проведение расследований по коррупционным делам, ходатайства о прекращении полномочий попавшихся на взятках должностных лиц и т.д. Ничем кроме коррупции такие органы не занимаются, и это во всех отношениях хорошо: меньше возможностей - меньше искушений. Успешным примером такой модели является Бюро по расследованию случаев коррупции Сингапура. Методы этой структуры отличаются жесткостью, а полномочия - беспрецедентной широтой: сингапурское Бюро может без решения суда задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупции, имеет право проверять их личные банковские счета, а также выяснять имущественное положение родственников и доверенных лиц. Именно наличие таких возможностей у контролирующего органа позволяет эффективно бороться с этим злом и обеспечивает Сингапуру стабильное вхождение в тройку стран - общепризнанных мировых лидеров по борьбе с коррупцией.

Но вернемся в Россию. Вместе с Федеральной службой по противодействию коррупции мог бы заработать и общественный контроль - например, в форме комитета, члены которого избирались бы по территориальному и отраслевому признаку. Если бы такой орган появился, туда могли бы вступить предприниматели, строители, водители, пациенты больниц и поликлиник, т.е. все, кто когда-либо пострадал или может пострадать от действий коррупционеров. Их личный горький опыт и нежелание жить, платя поборы на каждом шагу, были бы хорошим стимулом для эффективных проверок.

Общественные деятели меж тем предлагают еще много самых разнообразных планов по борьбе с российской коррупцией. Спектр этих предложений необычайно широк: кто-то предлагает увеличить чиновникам зарплаты, кто-то требует введения смертной казни.




М. С. Исакова, П. С. Киселева Уральский государственный экономический университет (Екатеринбург)


Материалы XV Всероссийского форума молодых ученых с международным участием в рамках III Евразийского экономического форума молодежи «Диалог цивилизаций - ПУТЬ НАВСТРЕЧУ» (Екатеринбург, 17-18 мая 2012 г.) Часть 1 Направление 4. Мировая и национальная экономика: особенности и тенденции развития. Екатеринбург, Издательство Уральского государственного экономического университета, 2012.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Стратегическое планирование': 601