СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Оспаривание действий должностного лица организации в рамках дела о банкротстве

С 1 февраля 2003 г. введен в действие новый Гражданский Процессуальный Кодекс РФ, в котором содержание главы 24 Гражданский Процессуальный Кодекс РСФСР полностью перешло из гражданско-процессуальных в административные правоотношения. Порядок оспаривания решений, действий (бездействия) должностных лиц определен в главе 25 подраздела 3 Гражданского Процессуального Кодекса РФ, регулирующего производство по делам, возникающим из публичных правоотношений. В данной статье автором рассматриваются проблемы, связанные с оспариванием действий должностного лица организации в рамках дела о банкротстве. Автором исследуется судебная практика по данному вопросу, а также анализируются различные нормативные акты, посвященные данной проблеме.

В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации и главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

Норма об ответственности должностных лиц и владельцев должника, которые довели свою компанию до банкротства, существует в российском законодательстве давно. В п. 3 ст. 56 Гражданского Кодекса РФ закреплено, что кредиторы компании вправе предъявить руководителю или владельцу требования по долгам компании, если ее собственного имущества недостаточно для их удовлетворения. Конечно, в том случае, если они были вправке давать обязательные для должника указание или имели возможность иным образом определять его действия.

Кроме Гражданского кодекса, аналогичные нормы были записаны и в других нормативных актах, например, в прежней редакции п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Между тем, на практике данная норма практически не работала: в суде крайне сложно было доказать причинную связь между действиями (бездействием) руководителя (владельца) компании и банкротством организации. Не меньшую проблему представляла и квалификация конкретного лица в качестве субъекта ответственности. Также на практике очень сложно было доказать, что данное лицо имело право давать обязательные указания и определять действия должника.

Для защиты интересов кредиторов законодатель попытался учесть эти недостатки и ввел в статью 2 Закона о банкротстве определение контролирующих лиц и пример возможности «иным образом определять действия должника» - принуждение руководителя или членов органов управления должника либо оказание определяющего влияния (в том числе, и неформальное) на руководителя или членов органов управления должника иным способом.

Для того, чтобы доказать наличие вины руководителя в убытках, причиненных организации, необходимо, чтобы был инициирован судебный процесс, в ходе которого необходимо доказать следующее:

  1. Наличие убытков;
  2. Наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) руководителя;
  3. Направленность действий руководителя на умышленное причинение убытков или действий (бездействия) по неосторожности.

Согласно п.2 ст.64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» органы управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, прямо предусмотренных настоящим Федеральным законом, сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок:

  • связанных с приобретением имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов стоимости активов должника на дату введения наблюдения;
  • связанных с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника.

В процессе применения норм права участники гражданского оборота сталкиваются с различными проблемами понимания положений, зафиксированных в нормативных правовых актах. Этой участи не избежало и законодательство о несостоятельности (банкротстве).

При этом важное практическое значение в процессе применения законодательства о банкротстве имеют проблемы оспаривания сделок, заключенных в преддверии банкротства, круг нерешенных вопросов в данной сфере весьма широк.

5 июня 2009 года вступил в силу Федеральный закон №73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который внес ряд существенных изменений сразу в несколько законов. Это Федеральный закон №40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», Федеральный закон №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и Федеральный закон №395-1 «О банках и банковской деятельности».

Основная цель нового Закона №73-ФЗ – повысить эффективность мер принуждения к исполнению обязательств перед кредиторами путем увеличения конкурсной массы должника, т.е., проще говоря, усложнить вывод активов перед банкротством и повысить ответственность лиц за такие противоправные действия.

Данным законом введены новые положения относительно оспаривания арбитражными управляющими сделок по имуществу, выведенному до начала банкротства, что существенно увеличивает гарантии кредиторов.

В старом Законе о банкротстве (ст. 103) предусматривалась возможность оспаривания сделки, в результате исполнения которой кредитору или должнику были или могли быть причинены убытки. Такие сделки могли оспариваться только на стадии внешнего управления, если они были совершены после принятия заявления о признании должника банкротом или в течение 6 месяцев после подачи такого заявления.

Однако практика совершения неправомерных действий показывает, что неправомерное отчуждение имущества осуществляется до подачи в суд заявления о банкротстве. Кредиторы не имеют возможности своевременно оценить ситуацию, увидеть неправомерные действия руководителя должника и подать заявление о банкротстве до фактического отчуждения имущества.

Ввиду того, что в преддверии банкротства должники часто совершают действия по уменьшению имущества, которое должно войти в конкурсную массу, многие национальные правопорядки упрощают процедуру доказывания недействительности сделок, приведших к причинению убытков кредиторам.

Отсутствие специальных оснований оспаривания подозрительной сделки, сделки, приводящие к умышленному отчуждению имущества неплатежеспособного лица, оспариваются как фиктивные (мнимые) или притворные сделки (ст. 170 ГК РФ), реже как сделки, совершенные с целью, противной основам нравственности и правопорядка (ст. 169 ГК РФ), либо как сделки, совершенные по злонамеренному соглашению сторон. Анализ судебной практики по оспариванию фиктивных сделок показал, что данная норма не эффективна при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением. Так, суды исходят из ст. 209 ГК РФ, признавая за собственниками право отчуждения имущества по любой цене.

В судебной практике в настоящее время сделки по передаче имущества с неравноценным встречным исполнением не признаются недействительными.

Закон №73-ФЗ установил, что в судебном порядке могут быть оспорены: подозрительные сделки должника, сделки с предпочтительным предоставлением.

Закон №73-ФЗ выделил две группы подозрительных сделок:

  1. cделки, влекущие за собой неравноценное встречное исполнение;
  2. cделки, совершенные с целью причинения вреда кредиторам.

Кроме установления дополнительных оснований оспаривания подозрительных сделок, закон уточняет также основания признания недействительными сделок должника с предпочтительным предоставлением и корректирует период подозрительности для них.

Законом уточняется перечень сделок с предпочтительным предоставлением. В частности, к таким сделкам отнесены сделки, изменяющие очередность удовлетворения требований кредиторов, сделки, необоснованно предоставляющие в «период подозрительности» дополнительное обеспечение обязательств кредитора, сделки, приводящие к тому, что кредитор может получить больше, чем получил бы в случае распределения имущества конкурсной массы при проведении конкурсного производства в момент совершения такой сделки.

Такие сделки должны быть совершены после или в течение одного месяца (в определенных случаях – шести месяцев) до принятия судом заявления о признании должника банкротом, если они отвечают установленным законом признакам. Следует отметить, что раньше закон предоставлял возможность обжалования предпочтительных сделок, совершенных за 6 месяцев до подачи заявления, а сейчас этот срок сохранен только в отношении сделок по предоставлению обеспечения и сделок, изменяющих очередность.

При признании сделки недействительной в конкурсную массу возвращается все полученное по такой сделке. При этом у кредитора, чья сделка была оспорена, остается возможность удовлетворить свои требования за счет имущества по такой сделке, но только после удовлетворения интересов всех остальных кредиторов, что является своего рода штрафной санкцией за заключение недействительной сделки.

Эти положения заменят собой действующие в настоящее время положения об оспаривании сделок с заинтересованными лицами и сделок, совершенных после или в течение шести месяцев до подачи заявления о признании должника банкротом, если они влекут за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Закон №73-ФЗ дает большие полномочия внешним и конкурсным управляющим, наделяя их практически исключительным правом по оспариванию сделок. Кредиторы теперь должны вырабатывать единую позицию и принимать решение об оспаривании сделки только на собрании кредиторов. Ранее такая возможность существовала и у отдельных кредиторов, однако норма была изменена в целях ограничения возможности злоупотребления со стороны кредиторов.

Практика разбирательства дел о неправомерных действиях руководителя должника

Конкурсный управляющий МУП "Кетченеровское многоотраслевое производственное объединение коммунального хозяйства" Каменский А.А. обратился в Арбитражный суд Республики Калмыкия с иском к ООО "ИК МУТЛ" о признании незаконными действий руководителя объединения, выразившихся в перечислении обществу суммы кредиторской задолженности, и взыскании с общества 500 тыс. рублей, перечисленных по платежному поручению от 12.09.2008 N 42 (уточненные требования).

Решением от 20.01.2009 (с учетом исправительного определения от 23.04.2009) иск удовлетворен. Судебный акт мотивирован тем, что перечисление денег произведено по несуществующему обязательству, поскольку на основании договора от 20.06.2006 долг объединения перед обществом переведен на МУП Кетченеровского сельского муниципального образования "Кетченеровский коммунальник". Так как основания для осуществления платежа отсутствовали, действия руководителя предприятия по перечислению денег компании признаны незаконными.

Постановлением апелляционного суда от 13.04.2009 решение от 20.01.2009 в части признания незаконными действий руководителя объединения отменено, производство по делу в этой части прекращено, поскольку руководитель объединения не относится к числу должностных лиц, оспаривание действий которых возможно в арбитражном суде. В части требования общества о взыскании с объединения 195 630 рублей 52 копеек, заявленного в апелляционной жалобе, производство прекращено в соответствии с частью 2 статьи 265 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В остальной части решение оставлено без изменения.

Арбитражному управляющему в ходе судебного разбирательства необходимо было доказать, что договор об уступке права требования от 20.06.2006 г. недействителен, т.к. нарушает требования Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), поскольку руководитель объединения не получил согласия временного управляющего на совершение данной сделки (пункт 2 статьи 64 Закона). Согласно информационному письму Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.04.2009 N 129 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"" разъяснено, что сделки, совершенные органами управления должника без согласия временного управляющего, являются оспоримыми.

При определении срока оспаривания необходимо руководствоваться Определением Верховного суда РФ от 10.02.2009 г. № 5н-313/06, в котором прямо указывается: «По смыслу ч. 1 ст. 256 Гражданского Процессуального Кодекса РФ течение трехмесячного срока на оспаривание в суде решений, действий (бездействия) должностных лиц, начинается со дня, когда лицу стало известно о нарушении его прав и свобод, а не с момента возникновения тех или иных прав или их нарушения. В случае соблюдения заявителем срока, исчисленного с указанного дня, его права и свободы подлежат восстановлению в полном объеме независимо от длительности периода нарушения прав и времени, прошедшего с момента такого нарушения».

Согласно п.2 ст.64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» органы управления должника могут совершать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, прямо предусмотренных настоящим Федеральным законом, сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок:

  • связанных с приобретением, отчуждением имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника;
  • связанных с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника.

В 2009 г. Высшим Арбитражным Судом РФ выпустил множество документов по вопросам банкротства, что свидетельствует о существовании пробелов в законодательстве и необходимости дополнительного законодательного регулирования путем совершенствования законодательства. В 2009 г. законодателем было принято два нормативных акта, в какой-то мере восполняющих данные пробелы.

Одним из этих нормативных актов явился Федеральный Закон №73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Данный закон внес в Закон о банкротстве нормы, регулирующие порядок оспаривания сделок должника, а также были конкретизированы основания и процедура признания сделки недействительной.

Ввиду того что в преддверии банкротства должники часто совершают действия по уменьшению имущества, которое должно войти в конкурсную массу, законодатель упрощает процедуру доказывания недействительности сделок, приведших к причинению убытков кредиторам. Однако, оспорить эти сделки по банкротным основаниям было затруднительно, поскольку п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, говоривший о сделках в убыток должнику или кредитору, позволял оспаривать только сделки с заинтересованными лицами. Перечень заинтересованных лиц в действующем законодательстве был очень узкий. Так, очень сложно доказать, что сделка, по которой директор должника продает что-то компании, принадлежащей его жене, является сделкой с заинтересованным лицом, хотя, казалось бы, все очевидно. После введения данных изменений, совершать подобного рода сделки будет сложнее, а также повышается ответственность должностного лица организации за такие противоправные действия.

Никоряк Илья

Специалист по экономике и праву



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Банкротство, арбитражные управляющие': 3247