СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Информационная теория эмоций

Определение эмоции (Симонов, 1964):

Эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворе­ния, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее при­обретенного индивидуального опыта.

ОТРАЖАТЕЛЬНО-ОЦЕНОЧНАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЙ

Правило возникновения эмоций. В самом общем виде правило возникновения эмоций можно пред­ставить в виде структурной формулы:

Э = f {П, (ИНС),...],

где Э — эмоция, ее степень, качество и знак; П — сила и качество актуальной потребности; (Ин—Ис) — оценка вероятности (возмож­ности) удовлетворения потребности на основе врожденного и онтогенетического опыта; Ин — информация о средствах, прогностически необходимых для удовлетворения потребности; Ис — информация о средствах, которыми располагает субъект в данный момент.

Уточнение терминов «информация», «потребность» и «поведение». Во избежание недоразумений... остановимся на уточнении упо­требляемых нами понятий. Термин «информация» мы используем, имея в виду ее прагматическое значение, т. е. изменение вероят­ности достижения цели (удовлетворения потребности) благодаря получению данного сообщения (Харкевич, 1960). Таким образом, речь идет не об информации, актуализирующей потребность (на­пример, о возникшей опасности), но об информации, необходимой для удовлетворения потребности (например, о том, как эту опасность избежать). Под информацией мы понимаем отражение всей совокуп­ности средств достижения цели: знания, которыми располагает субъ­ект, совершенство его навыков, энергетические ресурсы организма, время, достаточное или недостаточное для организации соответст­вующих действий, и т. п. (...)

По нашему мнению потребность есть избирательная зависимость живых организмов от факторов внеш­ней среды, существенных для самосохранения и саморазвития, источ­ник активности живых систем, побуждение и цель их поведения в окружающем мире.

Соответственно, поведение мы определим как такую форму жизнедеятельности, которая может изменить вероят­ность и продолжительность контакта с внешним объектом, способ­ным удовлетворить имеющуюся у организма потребность.(...)

Положительные и отрицательные эмоции. Низкая вероятность удовлетворения потребности (Ин больше, чем Ис) ведет к возникновению отрицательных эмоций. Возрастание вероятности удовлетворения по сравнению с ранее имев­шимся прогнозом (Ис больше, чем Ин) порождает положительные эмоции. (...)

Иллюстрация. Например, положительная эмоция при еде возникает за счет инте­грации голодового возбуждения (потребность) с афферентацией из полости рта, свидетельствующей о растущей вероятности удовле­творения данной потребности. При ином состоянии потребности та же афферентация окажется эмоционально безразличной или генерирует чувство отвращения.

Отражательная функция и сигнальная функция. До сих пор мы говорили об отражательнойфункции эмоций, кото­рая совпадает с их оценочной функцией. Обратите внимание, что цена в самом общем смысле этого понятия всегда есть функция двух факторов: спроса (потребности) и предложения (возможности эту потребность удовлетворить). Но категория ценности и функция оце­нивания становятся ненужными, если отсутствует необходимость сравнения, обмена, т. е. необходимость сопоставления ценностей. Вот почему функция эмоций не сводится к простому сигнализированию воздействий полезных или вредных для организма, как полагают сто­ронники «биологической теории эмоций». Воспользуемся примером, который приводит П. К. Анохин (1964, с. 342). При повреждении сустава чувство боли ограничивает двигательную активность конеч­ности, способствуя репаративным процессам. В этом интегральном сигнализировании «вредности» П. К. Анохин видел приспособитель­ное значение боли. Однако аналогичную роль мог бы играть меха­низм, автоматически, без участия эмоций тормозящий движения, вредные для поврежденного органа. Чувство боли оказывается более пластичным механизмом: когда потребность в движении становится очень велика (например, при угрозе самому существованию субъек­та), движение осуществляется, невзирая на боль. Иными словами, эмоции выступают в роли своеобразной «валюты мозга» — универ­сальной меры ценностей, а не простого эквивалента, функционирую­щего по принципу: вредно — неприятно, полезно — приятно. (...) Комментарий Раевского В.В. (доктора биологических наук, заместителя директора Института Высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН). «Рассматривая появление эмоций, П. К. Анохин учитывал прогнозирование только содержания, семантики цели, предполагая, что в данный момент цель может быть одна, т. е. человек намеревается взять или стакан, или вилку, или тарелку. П. К. Анохин отрицал прогнозирование вероятности достижения цели, хотя без такого прогноза трудно понять факт возникновения эмоций до начала каких- либо действий. Он писал: «...выражение “вероятностное (?) прогнозирование” просто не соответствует физиологическому смыслу событий»… Чтобы не возвращаться к “биологической теории эмоций” П. К. Анохина, подчеркнем согласие П. В. Симонова с автором теории в том, что касается прогнозирования содержания цели, связи эмоций с потребностями и генеза некоторых отрицательных эмоций. Вместе с тем он считал совершенно необходимым введение в модель возникновения эмоций механизма, прогнозирующего вероятность достижения цели, что существенно расходится с позицией П. К. Анохина в объяснении механизма положительных эмоций».

ПЕРЕКЛЮЧАЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЙ

С физиологической точки зрения эмоция есть активное состоя­ние системы специализированных мозговых структур, побуждающее изменить поведение в направлении минимизации или максимизации этого состояния.

Гедонистический принцип. Поскольку положительная эмоция свидетельствует о приближении удовлетворения потребности, а отрицательная эмо­ция — об удалении от него, субъект стремится максимизировать (усилить, продлить, повторить) первое состояние и минимизировать (ослабить, прервать, предотвратить) второе.

Переключающая функция эмоций обнаруживается как в сфере врожденных форм поведения, так и при осуществлении условно-рефлекторной деятельности, включая ее наиболее сложные проявле­ния. Надо лишь помнить, что оценка вероятности удовлетворения потребности может происходить у человека не только на осознавае­мом, но и на неосознаваемом уровне. Ярким примером неосознавае­мого прогнозирования служит интуиция, где оценка приближения к цели или удаления от нее первоначально реализуется в виде эмо­ционального «предчувствия решения», побуждающего к логическому анализу ситуации, породившей эту эмоцию (Тихомиров, 1969).

Переключающая функция эмоций особенно ярко обнаруживается в процессе конкуренции мотивов, при выделении доминирующей по­требности, которая становится вектором целенаправленного поведе­ния. Так, в боевой обстановке борьба между естественным для человека инстинктом самосохранения и социальной потребностью следовать определенной этической норме переживается субъектом в форме борьбы между страхом и чувством долга, между страхом и стыдом. Зависимость эмоций не только от величины потребности, но и от вероятности ее удовлетворения чрезвычайно усложняет конку­ренцию сосуществующих мотивов, в результате чего поведение не­редко оказывается переориентированным на менее важную, но легко достижимую цель: «синица в руках» побеждает «журавля в не­бе». (...)

ПОДКРЕПЛЯЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЙ

Феномен подкрепления занимает центральное положение в систе­ме понятий науки о высшей нервной деятельности, поскольку именно от факта подкрепления зависят образование, существование, угашение и особенности любого условного рефлекса. Под подкреплением «Павлов подразумевал действие биологически значимого раздражи­теля (пищи, вредоносного раздражителя и т. п.), которое придает сигнальное значение другому, сочетанному с ним несущественному в биологическом отношении раздражителю» (Асратян, 1971, с. 5). (...)

Необходимость вовлечения мозговых механизмов эмоций в про­цесс выработки условного рефлекса становится особенно демонстра­тивной в случае инструментальных условных рефлексов, где под­крепление зависит от реакции субъекта на условный сигнал. Все­сторонне проанализировав природу выработки инструментальных рефлексов, В. Вырвицка (Wyrwicka, 1975) пришла к выводу о том, что непосредственным подкреплением в этом случае является не удовлетворение какой-либо потребности, но получение желатель­ных (приятных, эмоционально положительных) или устранение не­желательных, (неприятных) стимулов.

Стимуляция центра удовольствия в качестве подкрепления. В 1952 г. американский физиолог Олдс работал над диссертацией под руководством Милнера, профессора Университета Мак-Гилла. Милнер занимался изучением функций мозга с помощью вживленных в различные зоны электродов, Олдс должен был выяснить, может ли раздражение центра, имеющего отношение к бодрствованию и расположенного в задней части гипоталамуса, привести к тому, что крыса будет избегать тех участков клетки, где она подвергалась воздействию тока.

Все крысы, с которыми проводили этот эксперимент, дали ожидаемую реакцию, кроме одной, которая, вместо того чтобы избегать этих участков, систематически возвращалась к ним после каждого электрического стимула. Тогда Олдс, полагая, что эта крыса менее чувствительна, чем другие, начал увеличивать силу электрических разрядов. Но чем сильнее были разряды, тем быстрее крыса возвращалась к тому месту, где она их получала. Пришлось признать очевидное: крыса, казалось, сама стремилась получить электрический стимул, вместо того, чтобы избегать его.
После вскрытия мозга животного Олдс обнаружил, что электрод по ошибке был вживлен рядом с тем местом, где он должен был бы находиться, и электростимуляция в этом новом участке вызывала неожиданную "реакцию" удовольствия". Тогда были проведены систематические исследования: большому числу крыс был вживлен электрод в найденный "центр удовольствия", и животных поместили в клетки, где они могли сами подвергать себя воздействию тока, нажимая на рычаг.
Результаты были потрясающие. Никакое иное вознаграждение не позволяло раньше так быстро и успешно вырабатывать реакцию нажатия на рычаг. В некоторые пиковые моменты отдельные животные нажимали на него больше 100 раз в минуту, а средняя частота за сутки составляла 200 раз в час. Иногда разряды были настолько сильными, что отбрасывали животных к стенке клетки; но как только крыса приходила в себя, она снова бросалась к рычагу, чтобы получить новый разряд, подобный предыдущему.

Если возникала потребность во сне, крысы дремали несколько минут, а потом сразу же снова принимались за стимуляцию. Они предпочитали даже обходиться без пищи, только бы не бросать рычаг. Были также случаи, когда крыса-мать оставляла свой выводок, чтобы заниматься раздражением своего "центра удовольствия".

Другие экспериментальные данные.

  • · У крыс не удалось выработать инструментальный условный рефлекс при введении пищи через канюлю в желудок (т. е. минуя вкусовые рецепторы);
  • · Если после выработки пищевого инструментального рефлекса у крыс обычное предъявление пищи заменяли введением пищевого раствора в желудок, то происходило угасание пищевого рефлекса, несмотря на удовлетворение пищевой потребности.
  • · Инструментальный рефлекс можно выработать при введении в желудок морфина, который очень быстро вызывает у животного положительное эмоциональное состояние. Тот же морфин благодаря его горькому вкусу перестает быть подкреплением, если его вводить через рот. (...)

КОМПЕНСАТОРНАЯ (ЗАМЕЩАЮЩАЯ) ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЙ

Будучи активным состоянием системы специализированных моз­говых структур, эмоции оказывают влияние на другие церебральные системы, регулирующие поведение, процессы восприятия внешних сигналов и извлечения энграмм этих сигналов из памяти, вегетатив­ные функции организма. Именно в последнем случае особенно на­глядно обнаруживается компенсаторное значение эмоций.

Гипермобилизация вегетатики. Дело в том, что при возникновении эмоционального напряжения объем вегетативных сдвигов (учащение сердцебиений, подъем кровя­ного давления, выброс в кровяное русло гормонов и т. д.), как правило, превышает реальные нужды организма. По-видимому, процесс естественного отбора закрепил целесообразность этой избыточной мобилизации ресурсов. В ситуации прагматической неопределен­ности (а именно она так характерна для возникновения эмоций), когда неизвестно, сколько и чего потребуется в ближайшие минуты, лучше пойти на излишние энергетические траты, чем в разгар напряженной деятельности — борьбы или бегства — остаться без достаточного обеспечения кислородом и метаболическим «сырьем».

Принцип доминанты Ухтомского и компенсаторная функция эмоций. Но компенсаторная функция эмоций отнюдь не ограничивается гипермобилизацией вегетатики. Возникновение эмоционального на­пряжения сопровождается переходом к иным, чем в спокойном со­стоянии, формам поведения, принципам оценки внешних сигналов и реагирования на них. Физиологически суть этого перехода можно определить как возврат от тонко специализированных условных реак­ций к реагированию по принципу доминанты А. А. Ухтомского.

Наиболее важная черта доминанты заключается в способности от­вечать одной и той же реакцией на самый широкий круг внешних сти­мулов, в том числе на раздражители, впервые встретившиеся в жизни субъекта.

Если процесс упрочения условного рефлекса сопровождается уменьшением эмоционального напряжения и одновременно перехо­дом от доминантного (генерализованного) реагирования к строго избирательным реакциям на условный сигнал, то возникновение эмо­ций ведет к вторичной генерализации. «Чем сильнее становится по­требность, — пишет Ж. Нюттен (1975, с. 89), — тем менее специфи­чен объект, вызывающий соответствующую реакцию». (...) Нараста­ние эмоционального напряжения, с одной стороны, расширяет диапа­зон извлекаемых из памяти энграмм, а, с другой стороны, снижает критерии «принятия решения» при сопоставлении этих энграмм с на­личными стимулами. Так, голодный человек начинает воспринимать неопределенные стимулы в качестве ассоциирующихся с пищей. (...)

Совершенно очевидно, что предположительное доминантное реа­гирование целесообразно только в условиях прагматической неопре­деленности. При устранении этой неопределенности субъект может превратиться в «пуганую ворону, которая и куста боится». Вот поче­му эволюция сформировала механизм зависимости эмоционального напряжения и характерного для него типа реагирования от размеров дефицита прагматической информации, механизм элиминирования отрицательных эмоций по мере ликвидации информационного дефи­цита. Подчеркнем, что эмоция сама по себе не несет информации об окружающем мире, недостающая информация пополняется путем поискового поведения, совершенствования навыков, мобилизации хранящихся в памяти энграмм. Компенсаторное значение эмоций заключается в их замещающейроли.

Компенсаторная функция положительных эмоций. Что касается положительных эмоций, то их компенсаторная функ­ция реализуется через влияние на потребность, инициирующую по­ведение. В трудной ситуации с низкой вероятностью достижения цели даже небольшой успех (возрастание вероятности) порождает поло­жительную эмоцию воодушевления, которая усиливает потребность достижения цели согласно правилу П = Э/(ИН—Ис), вытекающему из формулы эмоций.

В иных ситуациях положительные эмоции побуждают живые су­щества нарушать достигнутое «уравновешивание с окружающей сре­дой». Стремясь к повторному переживанию положительных эмоций, живые системы вынуждены активно искать неудовлетворенные по­требности и ситуацию неопределенности, где полученная информация могла бы превысить ранее имевшийся прогноз. Тем самым положи­тельные эмоции компенсируют недостаток неудовлетворенных по­требностей и прагматической неопределенности, способных привести к застою, к деградации, к остановке процесса самодвижения и само­развития. (...)

П. В. Симонов Источник: Психология эмоций. Тексты, МГУ, 1984



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Стратегическое планирование': 601