СТАТЬИ АРБИР
 

  2016

  Декабрь   
  Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
   

  
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?


Экспериментальное изучение твердости воли (Нарцисс Ах).

Ах давал своим испытуемым несколько пар бессмысленных слогов (например, дус-лор, фуд-неф), заставляя повторять их до тех пор, пока они не заучивали их на­столько хорошо, что могли свободно повторить наизусть.

Ах предполагал, что в этих условиях при виде одного члена пары слогов у испытуемого возникнет достаточно сильная тенденция (так называемая «ассоциативная тенденция») назвать второй член этой пары.

После этого тому же испытуемому давались другие задания, свя­занные с тем же членом пары слогов. На основе задания у него возникала новая — волевая — тенденция, которая должна была вступить в борьбу с ассоциативной и по возможности одолеть ее. Например, испытуемый твердо помнил, что слог «дус» был дан в паре со слогом «лор», так что, услышав «дус», у него тотчас же возника­ет сильный импульс сказать «лор». Теперь же ему дают такое задание:

«Как только я покажу вам какой-либо из бессмысленных слогов, вы должны сразу же прочесть его обратно (например, если я покажу "руд", вы должны сказать "дур")». Когда после этого испытуемому показали слог «дус», он решает сказать «суд», хотя в то же вре­мя у него невольно возникает сильный импульс сказать и «лор».

Таким образом, экспериментально создается такое положение, что субъект переживает конфликт между волевой и неволевой тенденциями. То, какая из них победит, произвольная или непроизвольная, зависит от силы каждой из них.

Твер­дость непроизвольной тенденции в этом случае зависит от того, насколько твердо испытуемый запомнил, что этот определенный слог находился в паре именно с тем вторым слогом, насколько прочна связь между членами данной пары. Выяснилось, что связь эта тем прочнее, чем чаще испытуемый повторял материал. То число по­вторений ряда слогов, незначительного увеличения которого вполне достаточно для того, чтобы непроизвольная тенденция одолела волевую, Н. Ах назвал ассоциатив­ным эквивалентом детерминации. При меньшем числе повторений побеждает воле­вая (или детерминирующая) тенденция, и испытуемому удается прочесть слог в об­ратном порядке; если же нет, тогда он вместо этого произносит второй слог пары (в нашем примере — «лор»).

Отсюда ясно, что в данном смысле твердость детерминирующей тенденции, то есть волевого акта, должна измеряться количеством повторений бессмысленных слогов: чем выше показатель ассоциативного эквивалента, тем тверже должна быть детерминирующая тенденция, то есть волевой акт, поскольку, согласно Аху, как уже отмечалось, детерминирующая тенденция является эффектом этого последнего.

Возможность количественного измерения твердости воли. Таким образом, понятие ассоциативного эквивалента подразумевает возмож­ность количественного измерения твердости воли. Безусловно, значение данного по­нятия было бы очень велико, окажись оно действительно обоснованным.

Критика исследований Аха. Последую­щие экспериментальные исследования, однако, показали, что неволевая тенденция, противостоящая в опытах Аха волевой, возникает только в определенных условиях; достаточно слегка изменить эти условия, чтобы от этой тенденции ничего не оста­лось, а волевая продолжит действовать без конфликта. Так, например, если согласо­вать с испытуемым, что, скажем, при виде слога, написанного красным, он должен прочесть его в обратном порядке, а при виде слогов другого цвета действовать как-то иначе, он всегда будет вести себя по инструкции, а тенденция назвать второй слог пары у него не возникает вообще (Мак-Керт). Следовательно, здесь не может быть и речи об ассоциативном эквиваленте и измерении с его помощью твердости воли.

Теория Курта Левина

Уже в своей диссертации он воспроизвел эксперимент Аха по измерению воли, несколько изменив его ход, и показал, что простая ассоциативная связь пары слогов, созданная частотой повторения, сама по себе еще не вызывает никакой тенденции к воспроизведению — до тех пор, пока не появляется особая детерминирующая тенденция к воспроизведению.

Спор между Ахом и Левином, нашедший свое отражение также и в работах нескольких учеников Аха, необычайно сложен; вскоре он потерял свою актуальность и до сегодняшнего дня остается неразрешенным (см.: Heckhausen, Gotzl, в печати). Решающее значение для этого спора, в конечном счете, имела влиятельная работа Левина «Намерение, воля и потребность» (Lewin, 1926). В ней Левин весьма плодотворно рассмотрел некоторые аспекты концепции волевого акта Аха, связанные с представлениями о возможности действия и шагов по его осуществлению. Однако исходное целевое представление намерения он превратил в «квазипотребность», находящуюся в связи с «истинными потребностями». Тем самым конкретно очерченные цели отдельных намерений стали мотивационными целями, допускающими различные конкретизации и генерализации (ср.: Heckhausen, 1987e). Проблема воли была превращена в проблему мотивации, которая и так уже доминировала над остальными линиями мотивационных исследований.

Это, однако, не помешало Левину разработать вместе со своими учениками экспериментальную парадигму «психологии действий и аффектов», которая больше подходит для объяснения проблем воли, а не мотивации и в этом отношении до сих пор еще не исчерпала своих возможностей. В этой связи следует упомянуть запоминание и возобновление незаконченных заданий (Zeigarnik, 1927; Ovsiankina, 1928), завершающую ценность замещающей деятельности (Lissner, 1933; Mahler, 1933), а также забывание намерений (Birenbaum, 1930).

Исследование проблемы воли в США после Джемса

Для американской психологии характерным было то, что после феноменологического расцвета в трудах Уильяма Джеймса проблема воли если и рассматривалась при случае, то уже в бихевиористской трактовке. Это относится, в частности, к книге Ф. У. Ирвина (Irwin, 1971) «Intentional behavior and motivation — A cognitive view». В ней убедительным образом доказывается, что наблюдатель, обладающий знанием о ситуации, действии и его исходах, может сделать вывод о выборе действия и тем самым о намерении действующего субъекта. Аналогичным образом в своем эссе «From acts to dispositions» Джонс и Дэвис (Jones, Davis, 1965) проанализировали психологику, в соответствии с которой наблюдатель делает выводы не о намерениях, а о личностных диспозициях, т. е. приписывает действующему субъекту мотивы.

Исследование проблемы воли в Германии после Аха и Левина

В Германии результаты исследований воли обобщил Йоханнес Линдворски (1875-1939) (Lindworsky, 1923,3-е изд.). Как и Зельц (Selz, 1910), он, основываясь отчасти на наблюдениях, отчасти на повторном анализе результатов Аха, усомнился в том, что интенсивность волевого акта повышает качество реализации намерения; не интенсивность воли, а «поддержание актуальности задания во время его выполнения» и «отсутствие насильственного вмешательства какого-либо намерения» играют здесь решающую роль (Lindworsky, 1923, S. 94).

Из учеников Аха следует упомянуть также Хиллгрубера, Дюкера и Мирке. Хилл-грубер (Hillgruber, 1912) указал на существование так называемого «мотивационного закона трудности» в виде «участия воли в продолжении работы». Суть этого закона состоит в том, что если увеличивается трудность работы (перестановка слогов при очень кратком предъявлении), то улучшаются и средние результаты. Хиллгрубер объяснил этот результат большим волевым напряжением. Дюкер (Duker, 1931, 1975) продемонстрировал аналогичные результаты «реактивного повышения напряжения». В том же теоретико-волевом смысле следует понимать и более позднюю теорию целевой установки Локе (Locke, 1968), согласно которой с повышением целевой установки, как это ни парадоксально на первый взгляд, достигаются и лучшие результаты. Наконец, Мирке еще в 1955 г. написал книгу, в заглавии которой встречается слово воля: «Воля и достижения» (Mierke, 1955).

Современные исследования проблемы воли

Это было последнее упоминание о воле на протяжении долгого периода. Но времена меняются, и понятие воли вновь стало важным. Так, Куль (Kuhl, 1983) обнаружил индивидуальные различия в способности защищать реализуемое намерение от прочих конкурирующих намерений или от погружения в размышления о неудавшемся действии. Участвующие в этом процессы он обобщил в понятии «контроль над действием». Тем самым если и не сам волевой акт, то волевая эффективность «детерминирующей тенденции» вновь вернулась в повестку дня психологических исследований. Теоретико-волевой аспект исследований Вюрцбургской школы снова стал актуальным. Это относится также

  • § к «волевому акту»,
  • § образованию намерений,
  • § переходу от мотивационной фазы к волевой и
  • § инициированию намеченного действия.

Источник: Д.Н.Узнадзе, Общая психология, СПб, 2004, с.127-159.



МОЙ АРБИТР. ПОДАЧА ДОКУМЕНТОВ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
КАРТОТЕКА АРБИТРАЖНЫХ ДЕЛ
БАНК РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
КАЛЕНДАРЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

ПОИСК ПО САЙТУ
  
Количество Статей в теме 'Стратегическое планирование': 601